О чём не сказал Хазин

Послушал интересное выступление Михаила Хазина (https://www.youtube.com/watch?v=pDd7mCIe458 ) о причинах возникновения капитализма и его кризисах и решил развить и уточнить сказанное им.

На 23:51-26:46 – Хазин говорит о мысли Адама Смита об остановке роста специализации труда (разделения труда в его терминологии) в капитализме в замкнутой системе и объясняет, почему. На мой взгляд он поверхностно объяснил (возможно, из-за недостатка времени). Суть же заключается в том, что чем больше отраслей, чем сильнее специализация труда, тем более сложным является производственный комплекс с т.з. управления. А это ведёт и к росту ошибок управления, наносящих ущерб процессу производства. В частности, в многоотраслевой экономике с длинными производственными цепочками в идеале должен быть соблюдён баланс цен, чтобы все предприятия окупали свои затраты доходами, иначе часть предприятий начнёт разоряться (вне своих производственных цепочек им нелегко будет найти покупателей своей узкоспециализированной продукции), что повлечёт распад производственных цепочек и убытки. Ситуация усложняется, если звенья производственных цепочек расположены в разных странах. В такой ситуации придётся прибегнуть к международной торговле с валютным обменом, а обменные курсы валют благодаря усилиям спекулянтов ходят туда-сюда, что усложняет балансировку цен. Эту проблему можно решать путём перераспределения денег от успешных субъектов рынка к неуспешным в виде кредита и под % (иначе те просто не дадут), но это лишь отложит данную проблему на потом, т.к. кредиты нужно отдавать с %.

Далее, свободная частная предпринимательская инициатива, внедрение новых технологий и рост степени специализации труда в отличие от феодального цехового производства связаны с регулярной и интенсивной перестройкой и обновлением производственного комплекса, для чего используются кредиты под % и биржи, где с помощью акций привлекаются свободные средства. Использование кредита под % для развития производственного сектора создаёт проблемы в будущем, т.к. не только ускоряет перераспределение денег в пользу одних, обезденеживая всех остальных и усиливая разбалансировку цен, но и приводит к росту цен (https://mediamera.ru/post/30852 ) в обезденеживаемой экономике, что, вообще, может привести к невозможности сбыть конечную продукцию по приемлемой для производителя цене и параличу экономики.

Начало кредитования промышленности под % рассмотрим подробнее. На 12:10-13:22 Хазин рассказывает о легализации частичного резервирования банками при выдаче кредитов и начале кредитования производства в Голландии в 1527-30 г. Дело в том, что феодальная экономика со слабым рынком и цеховым производством (цех работает на своего феодала или город, как коллективный феодал), сословными ограничениями на частную предпринимательскую инициативу и личное потребление и значительной долей безденежных отношений потребность в деньгах была невелика. Когда же пошёл рост специализации труда, активизация частной предпринимательской инициативы, появления рынка и снятие цеховых и сословных ограничений на производство, продажу и потребление, то и потребность в деньгах стала стремительно расти. В Голландии этот процесс шёл быстрее всего. Поскольку в те времена деньги были либо золотыми, либо серебряными, то их количество было ограничено и не могло быть увеличено в зависимости от потребностей экономики. Снизить цены и зарплаты так же было затруднительно, т.к. для этого требуется либо широкое понимание в обществе, либо сильная политическая воля. Снижение цен так же было затруднительным из-за международной торговли и неравномерного развития денежных отношений в странах-участниках международной торговли (кто был при феодальном устройстве, не испытывал потребностей в деньгах, не собирался снижать цены и мог скупить всё у соседей, снизивших свои цены) и ростовщичества (см. по ссылке выше). Для преодоления этого денежного затруднения был выбран способ в виде банковских операций с частичным покрытием, когда банки могли выдать кредитов на сумму многократно больше, чем имелось у них звонкой монеты. По идее, таким необходимым “размножением” денег могло и должно было заняться государство, но правившие ими короли и феодалы были воспитаны и образованы в старых феодальных порядках, которым было не до таких непонятных и сложных вещей, как организация государственного производственного кредита, который легко можно было сделать беспроцентным, т.к. государство легко бы взяло свою долю в виде налогов на кредитуемое им производство. В итоге финансированием производств, закрывая их растущую потребность в деньгах, занялись банкиры путём выдачи кредитов под %, многократно увеличивая размер кредита по сравнению с имеющимися золотыми и серебряными деньгами, что предопределило серьёзные проблемы на будущее.

Акционерный капитал, как альтернатива ростовщичеству, так же имеет недостаток в виде царящей спекуляции на рынках акций, угрозе обвала акций какого-то предприятия и зарабатывающих на этом всём биржевых спекулянтов. Ещё рост специализации труда приводит к росту объёмов торговли и номенклатуры товаров, что даёт раздолье спекулятивной торговле, ведущей к раскачиванию цен, не всегда предсказуемому, и ценовой разбалансировке многоотраслевого производства.

Получается, бессовестность спекулянтов и жадность предпринимателей (либо управляющих предприятиями, когда их личный доход связан с доходом предприятия), желающих выжать максимальный доход из своих предприятий, и ростовщиков при недостаточно эффективном управлении могут привести к невозможности дальнейшего роста специализации труда, т.к. производственный ущерб от ошибок управления такой сложной системой с какого-то момента начнёт превышать рост производительности труда, вызванный ростом специализации. На связь производительности труда и степени его специализации указывает Хазин на 28:24-30:11.

Эту проблему можно решать путём денежной эмиссии, которая под % или без, через банки или без них попадает к конечным потребителям или предприятиям, терпящим убытки из-за разбалансировки цен и отсутствия спроса со стороны конечного потребителя при требуемом для них уровне цен. Но это приводит к инфляции, а рост цен, особенно плохопрогнозируемый, дополнительно усложняет управление такой сложной системой. Ещё такая эмиссия со временем приводит к появлению крайне богатых людей, которые, пользуясь неликвидированной разбалансировкой экономики, будут присваивать себе бОльшую часть эмиссии и начнут использовать свои богатства для корректировки политики стран в своих корыстных интересах, не имея достаточных представлений об управлении государствами.

На 30:21-30:57 Хазин говорит о решении проблемы роста ошибок управления (рисков в его терминологии) при росте специализации труда за счёт расширения “рынков сбыта”. На мой взгляд, термин “рынок сбыта” выбран крайне неудачно, т.к. лишь путает людей: для того, чтобы некая территория стала рынком сбыта, нужно, чтобы у неё были деньги, признаваемые в странах, желающих сделать данную рынком сбыта своих товаров. Если речь идёт о временах золотого и серебряного стандарта, то достаточно, чтоб местное население имело на руках золото и серебро, которые легко переплавить в монеты. А вот доллары, британские фунты и евро у таких стран едва ли будут, т.к. под рынками сбыта обычно подразумеваются страны, которые не могут за себя постоять (колонии), и которых безнаказанно и беспощадно грабят, как Африку, не давая ничего взамен. А раз их грабят, то и платёжеспособному спросу у населения взяться неоткуда. А если до начала грабежа там и был какой-то платёжеспособный спрос, то через некоторое время его точно не будет, как не стало у южноамериканских индейцев после того, как всё их золото вывезли в Испанию конкистадоры. В наше же время ни золото, ни серебро с драгоценными камнями деньгами не являются, но являются сырьём/ресурсами, которые можно выгодно продать тем, у кого есть деньги и кому это нужно, хотя я не исключаю, что в каких-то “кругах” драгоценности и золото могут использоваться, как средства платежа.

Если “рынки сбыта” таковыми не являются, то как же они помогут капитализму устоять? Очень просто: для освоения “рынков сбыта” и налаживания гарантированных поставок тамошних богатств в развитые кап. страны нужно затратить огромные деньги: транспортировка, подчинение местного населения и контроль над ним с помощью наёмников и ЧВК (которых ещё нужно одеть, обуть и вооружить), создание инфраструктуры на месте по добыче, хранению и транспортировке богатств освоенного края, оплата специалистов по добыче и пр. Пойти на такие расходы могут только самые богатые люди, в результате чего деньги от самых богатых массово “потекут” обратно к бедным, выравнивая диспропорции в производственных цепочках и восстанавливая платёжеспособный спрос, что благотворно скажется на работе всего производственного комплекса. Даже если захват осуществляет государство с помощью своей армии, а не богачи за свои средства, то потом государство будет выдавать всякие там концессии своим буржуям за приличные деньги в т.ч. и для компенсации своих затрат, т.е. деньги через госрасходы всё равно перетекут от богатеев к низшим слоям. А на налаживание эксплуатации местного населения и природных богатств буржуям всё равно придётся раскошелиться. Может возникнуть вопрос: а зачем это богатеям, если они и так страшно богаты? Ответ прост: они, как хозяева своих капиталистических систем, не могут не видеть ограниченность доступных для освоения ресурсов в своих странах, а истощение ресурсов в своей стране ведёт, как минимум, к росту социальной напряжённости (https://www.youtube.com/watch?v=qKionLm67Sk , 22:30-23:24). Более того, страны всегда друг с другом воевали, а война – дело затратное, поэтому лучше я возьму под контроль данную богатую ресурсами колонию, чем это сделают буржуи из соседней страны, после чего с помощью этих ресурсов они создадут мощную армию и завоюют мою страну. И пока есть неосвоенная, но богатая капиталистическая периферия, то можно посредством её освоения выравнивать диспропорции в экономике, насыщая деньгами нуждающиеся в этом слои населения и сегменты экономики и опустошая кошельки сверхбогачей. Далее сверхбогачи, используя только что взятые под свой контроль ресурсы, повысят производство товаров и услуг и вернут обратно затраченные деньги. Если точнее, то ГП может делать такое денежное перераспределение в кап. обществе с помощью освоения ранее неосвоенной капиталистической периферии, компенсируя ошибки управления системой.

Есть ещё один вариант выравнивания диспропорций путём освоения капиталистической периферии. Капиталистам вечно мало денег, да и кредиты многим “давят на шею”, поэтому с помощью этой ненасытной буржуйской потребности можно заставить их “плясать под дудку” ГП, реализуя его планы по глобализации – это я подчерпнул в “Исповеди экономического убийцы” Джона Перкинса. Для этого МВФ/Всемирный Банк даёт некой развивающейся (т.е. недоразвитой) стране огромный кредит на развитие в ней инфраструктуры и освоения природных богатств, естественно, в целях развития страны, а не её ограбления. А раз эта страна недоразвита, т.е. не обладает необходимыми умениями, технологиями и ресурсами для освоения своих богатств и поставок их на мировой рынок, то всевозможные капиталистические ТНК тут же слетаются, как “стервятники на падаль”, на эту несчастную страну, дабы помочь ей наладить эффективную эксплуатацию её природных богатств, естественно, за деньги, т.к. нужно создать серьёзную инфраструктуру (транспорт и его обслуживание, автомобильные и железные дороги, НПЗ, водо- и электроснабжение и пр.). И страна потратит выданный ей огромный кредит на эти мероприятия, которые бОльшей части населения, скорее всего, и не нужны, но элита сей “развивающейся” страны будет иметь свою законную долю. Таким образом, ГП управляет глобализацией, выдавая кредит той или иной “развивающейся” стране, а всевозможные капиталисты, осваивая его, насыщают деньгами как себя, так и обезденеженные слои населения и сектора экономики. К инфляции такой подход особо не приведёт, т.к. открывается доступ к новым ресурсам, которые послужат росту производства товаров и услуг в кап. системе, а выросший платёжеспособный спрос сможет потребить производственный рост.

Наконец, существуют настоящие рынки сбыта, располагающие природными богатствами, но недоразвитые и нуждающиеся в промышленных товарах, при этом не настолько слабые, чтоб их можно было безнаказанно грабить. Пример – РосИмперия века где-то с XIX, Япония после реставрации Мейдзи, Османская Империя и, в меньшей степени, Китай (но не нынешний). Правда, Япония, на мой взгляд, не столько своими ресурсами располагала, сколько имела их за счёт ограбления Кореи и Китая. В любом случае, западные супербогачи выдали Японии на создание современной армии и промышленности для войны с Россией огромнейшие кредиты, а западные промышленники, создавая Японии армию и промышленность, оприходовали выданные ей в кредит деньги.

Одним словом, капиталистическая система с развитой специализацией (разделением труда по Хазину) – очень продуктивна, но сложна в управлении и этим уязвима, особенно, будучи основанной на ростовщичестве. Самое плохое – то, что эффективность этой системы обеспечила сильный рост населения и его зависимость от эффективности работы этой системы: промышленность создаёт продукт, ставший необходимым не только для повседневной жизни (прежде всего, в городах), но и для успешной эксплуатации колоний с вывозом оттуда необходимого сырья и сельхоз. продукции, и для торговли на слаборазвитых “рынках сбыта” с цель покупки там сырья и сельхоз. продукции (РосИмперия закупала на Западе средства роскоши и пром. товары, продавая лесоматериалы, сельхоз. и пищевую продукцию). И Маркс решил воспользоваться этой сильной уязвимостью капиталистической системы, чтобы окончательно её доломать, для чего призвал к борьбе с буржуазным правительством посредством забастовок, стачек и пр., ещё более усложняющих и без того непростое управление. Причём, под прикрытием “классовой борьбы” рабочего класса за свои права будут действовать и “финансовый интернационал”, о котором написано в “Красной симфонии” Ландовского, который через свой значительной контроль за кредитом будет так же “раскачивать” систему, ухудшая жизнь рабочего класса. А призывы рабочих к “классовой борьбе” (стачки, забастовки, массовые митинги и пр. столпотворения) нужны не только для ускоренного “развала” экономики страны, но и потому, что в ходе этой “борьбы” рабочую толпу организуют, структурируют и приучат к борьбе, ей придадут нужных лидеров (в т.ч. и проведя “кастинг” в самой толпе работяг), её “разогреют” и “радикализируют” полицейской “реакцией” и всякими провокациями. В ходе этой борьбы вырастет число участников, т.к. многие увидят несправедливое отношение к рабочим, а борющиеся покажут, что они – люди серьёзные и решительные, и к ним стоит присоединиться, если хочешь отстоять свои права. Наконец, “финансовый интернационал” сможет путём такой революционной активности масс “разобраться” с неугодными буржуями, мешающими их планам (https://www.youtube.com/watch?v=vizkoKcB4Ss, 36:16-45:17 и 56:23-59:20). В конце концов, при должной массовости “движения” и, возможно, сложившемся к нему положительном отношении со стороны низшего состава управленческих и карательных структур государства можно бросать их на штурм буржуазного государства и строительство некоего нового общества. А поскольку революционные массы понятия не имеют, как осуществляется управление в обществах, то они при этом строительстве будут исполнять исключительно роль “кирпичей”, что вновь позволит их эксплуатировать со стороны тех, кто эту революцию и замыслил.

Комментарии (1)

Благодарю за статью. Хочу добавить. Все войны, революции и кризисы, в конечном итоге, инициируются для стимуляции спроса на эксклюзивные услуги - управление и финансирование. Причем плата за услуги - это потеря суверенитета, убийство генетически здорового и пассионарного населения. Поставщиком услуг являются ГП и ближайшая переферия.

России в 1917 году повезло. Интелектуальных сил хватило чтобы перехватить управление, реализовать планы развития страны и даже заявить свою повестку на глобальном уровне. Но ВОВ сильно подкосила...