Илья Дворкин - Мастера (СССР, 1977): книга о простых героях

Прекрасная книга в лучших традициях страны советов о скромных рабочих, а не о певцах или актерах. Произведение состоит из нескольких историй из жизни вроде бы обычных работников привычных профессий — экскаваторщик, цветотравильщица, доярка, слесарь, судостроитель. Повествование идёт из переплетения нюансов данной профессии (кстати довольно интересных) и личной истории человека и выходит так что, например, за скромной личиной обычного экскаваторщика оказывается профессионал высшего класса, герой труда и герой великой отечественной войны, под маской обычного слесаря или доярки «скрывается» депутат и герой труда. Таким образом основная идея книги в том что каждый, с виду обычный, рабочий в нашей стране может иметь геройское прошлое и такое же будущее.

Минус тоже есть — начиная с третьей истории местами включена сильная пропаганда партийной системы, да так что в свете современных «избранников народа» читать без слез невозможно. Тем более в детской книге.
Пропаганда
— Слушайте, ребята, читаю: «Депутат Верховного Совета Герой Социалистического Труда Николай Николаевич Русаков».
Алёша:
— Депутат — это значит государством управляет? Ведь у Верховного Совета, ты говорил, вся власть в стране?
— Запомнил? Молодец… А ты, Саша, вижу, чем-то недоволен? Почему отвернулся?
Мальчик — со вздохом:
— А тогда и ходить к Русакову нечего. Вон он какой важный стал.
Алёша рассмеялся:
— Эх ты, даже Конституции не знаешь. А ещё второклассник!
— А ты, — говорю, — Алёша, не потешайся над товарищем. Знаешь, так объясни.
— Конечно знаю. Депутат у нас — избранник народа. Поэтому к нему может каждый-каждый прийти, и он о каждом позаботится. Вот как!
Тут Алёша — вот вьюн! — под мышку мне — и к газете. Уткнулся в напечатанное и дочитал раньше меня: «… депутат Русаков, рабочий завода «Электросила». — Таким же винтом обратно: — Русаков — рабочий! С «Электросилы». Ударник коммунистического труда!.. Понял?»
...
Он рассмеялся. — Вот, — говорит, — какими делами ворочу! А поглядеть на меня — кто я такой? Да простой рабочий!
Я дружески поправил его.
— Извините, — говорю, — Николай Николаевич, но вы не простой рабочий. А советский. Вы — гражданин великой страны Ленина.
Некоторые цитаты
...
Однако не так-то просто усадить Сашу.
У него новость:
— Слыхали, какая появилась машина?.. Арифметику делает. Только сунь в неё тетрадку, нажал кнопку — и готово. В полсекунды задачу решает. Хоть самую трудную. А надбавь ещё несколько секунд — за всех школьников решит. Даже за весь город может… Вот здорово, а? Эх, мне бы такую машину. На день рождения — вместо всяких там подарков!
Саша не забывает и друга.
— Я и за тебя, — говорит, — кнопку нажму. Обязательно.
Но Алёша в арифметике силён. Вот если бы от уроков труда избавиться — другое дело. Задают клеить коробки, а у него пальцы склеиваются. Будто в перепонках, как у гуся.
— Деда, — говорит Алёша, называя меня на свой лад. И заглядывает в глаза. — Скажи, а ты подарил бы мне машину?
— Это чтобы клеила коробки? А тебе только кнопку нажимать?
— Ага! Щёлк — и класс завален коробками до потолка! А ещё…
У Алёши, вижу, глаза разгораются. Ему уже мало коробок: все задания по труду готов свалить на машину.
— Эх, — говорю, — мальчики, мальчики… Да ведь от таких ваших машин не польза, а вред! В самом деле. Представьте, что вдруг бы появились машины, которые всё делают за человека…
Алёша и Саша переглянулись.
— А чем плохо? Это даже очень хорошо!
— Согласен, — говорю, — хорошо! Но надолго ли?.. Вот идёт поезд. Вдруг что-то испортилось. Машинист тычет в кнопку, тычет, а поезд ни с места. Что испортилось, машинист не знает, ведь его учили только кнопки нажимать. Значит, слезайте, пассажиры, в чистом поле, тащитесь с чемоданами пешком.
Ещё пример.
Мельница. Зерно мелют машины — мельнику только кнопку нажать. Бац — в машинах поломка. И целый город остаётся без хлеба.
Кто же вновь пустит мельницу? Да никто. Ведь люди умеют всего лишь нажимать кнопки.
Так, одна за другой, износились бы, поломались все машины на свете. Выпали бы кнопки из гнёзд — значит, и нажимать не на что!..
И остались бы люди без хлеба, без одежды, без домов, без поездов.
Слушатели мои притихли. Молчат, озадаченные.

Подбежали к яйцу, стали передавать из рук в руки.
— Вот это да!
— Вот это номер!
— Почище, чем в цирке!
Витька протиснулся поближе и увидел, что яйцо аккуратно, будто его бережно стукнули об стол, чуть смято с острого конца. Витька глазам своим не поверил!
— Ну как? Что я тебе говорил! — сказал пожилой шофёр. Как-никак, а четырнадцатый год с Иванычем работаю. В каждом деле есть ремесленники, есть мастера, а есть артисты. Так-то вот! Василий Иваныч в своём деле артист!
— Да-а! — только и говорили все. — Да-а! Если б сами не видели, ни за что не поверили бы.
— Ну и зря, сказал Василий Иваныч. — Вот кедровый орешек расколоть и не раздавить куда труднее. Ну-ка, по машинам. Хватит фокусов. Работать пора.

И вдруг послышался противный металлический скрежет и тут же громкий крик Василия Иваныча.
Витька не понял, в чём дело. Улыбаясь, он поглядел на кабину экскаватора и увидел открытую дверцу и в ней — бледное, на себя непохожее лицо Кукина.
— Уходи сейчас же! Беги! Немедленно! — кричал тот и махал рукой.
Витька недоумённо вытаращился: куда бежать? Зачем бежать?
Он повернул голову и вдруг увидел застывший ковш экскаватора и висящую на нём толстобокую, рыжую от ржавчины бомбу.

В это время Василий Иваныч повернулся к Витьке, и тот застыл от изумления: на груди его друга поблёскивала Золотая Звёздочка с серпом и молотом посредине. Звёздочка Героя на узкой красной ленточке.
— Да вот… Праздник ведь… Так полагается, — пробормотал Василий Иваныч.
А Витька всё не мог прийти в себя от удивления.
Как же так! Такой знакомый, такой простой человек — и вдруг Герой!

Комментарии (12)

такую пропаганду - да в телевизор, учебники, газеты; может тода бы… а в прочем она уже там была в моем детстве… не помогло.
Кто по возрасту застал СССР и ходил к депутатам, расскажите, каждый-каждый мог прийти?
В принципе да! Только не просто поговорить, а с набором документов от разных инстанций, ну и согласно очереди.
не застал, но если бы на практике был такой идеализм, 91-ого не было бы (
А депутаты и не могли все решить как по мановению волшебной палочки. Максимум перемещение в очереди. Некоторые так и умерли первыми в очереди на расширение квартиры. А внеочередники успели получить до 91 года, да похоже некоторые и после 91 по инерции получали, но далеко не все.
Сколько нам осталось? В смысле объединённому Западу, - спрашивали все в Германии, а вся старая творческая интел-я была прокоммунистической. Как он это обнаружил после высылки из Союза в 78-м рассказывал сам Зиновьев. Какой недоидеализм тут может быть?
02:07:28 « — А сколько лет страна ещё может продержаться?».
Ответ: — Долго.
 — Сколько?
 — 50...
Навеяло, извините за офтоп.
Долго, для деградации и 500 лет не срок - не дадут, сошлюсь на ААЗ - идёте вы и вдруг червяк, давите, а ведь он мог бы жить.
В парторганизацию сходить было действенней, депутаты мало, что решали,  несли декоративную функцию. А партком мог вернуть мужа в семью  )))
Другими словами СССР тихо переместили в очереди на коммунизм с первого на последнее место, и он так и почил не дождавшись своей очереди.
Andy, завязывайте с любовью к спойлерам, кроме раскрытия сюжетных поворотов художественных произведений прятать туда нечего в 99,99% случаев. Я почти уверен что 100% прочитавших статью спойлер раскрыли, значит он не нужен.
)) а мне нравится, считаю что этот инструмент недооценен — очень удобный способ структурировать информацию. Но как хотите.