Вербер Б. - Империя ангелов (2000): концепция жизни после смерти, теория реинкарнаций и поэтапное развитие человека из растений в ангела

Религия, Художественное творчество, Художественная литература, Выбор редакции
Обновлено 15 марта 2017г. в 17:49: Импортировано с форума
Начинается роман весьма оригинально — на первой же странице на главного героя падает «Боинг». Герой немедленно попадает на небеса, где устраивается работать ангелом-хранителем. В его ведении — три разноплановые человеческие души: одна из них по ходу жизни превращается в чернокожую топ-модель, другая — во французского писателя (очевидны автопортретные черты), третья — в российского детдомовца.
Весьма интересная концепция жизни после смерти, которая включает теорию реинкарнаций, общения с медиумами и поэтапного развития человека из растений в животные, затем в человека, затем в ангела, а куда затем? Поиску ответа на этот вопрос собственно и посвящена значительная часть книги. Ангелы (набравшие 600 «пунктов» развития) являются помощниками Бога, должны помочь набрать 600 пунктов хотя бы одному из трёх людей, после чего они смогут перейти на следующий уровень.

Из недостатков — предвзятое отношение к русским (автор — француз, западная пропаганда явно не обошла его стороной), и несколько малозначительных странных моментов, типа атаки спецназовца с музыкой (классикой) в ушах.

В остальном рекомендую всем, отвергшим притивную современнопавлианскую концепцию рая и ада, и ищущим более рациональную гипотезу смысла жизни и жизни после смерти.

Комментарии (3)

Понравилась идея скрещивания концепций "Ад и Рай"+"Круг реинкарнаций после которого полное освобождение". Вполне логично. Создается ощущение что эти две концепции очередной пример правды расколотой на несколько обманов.
Опять же, к вопросу эволюции прочитал фрагмент (Ошо)
Западная концепция эволюции, дарвинова концепция эволюции, очень тяжеловесна. Восточное представление об эволюции очень тонко. Вопрос не в том, что тело обезьяны становится человеческим телом - этого никогда не было; или тело рыбы становится телом человека - этого никогда не случается. Но внутреннее существо рыбы продолжает расти; оно продолжает меняться от одного тела к другому.
Рост, эволюция происходит не от тела к телу: рост происходит в сознании. Когда обезьяна приобретает определенное сознание, в следующем рождении она будет человеком, а не обезьяной. Она умрет обезьяной и родится человеком. Эволюция происходит не в самом теле обезьяны. Тело используется душой - или как вы это называете, непрерывностью - тело обезьяны отслужило, теперь душа готова для лучшего тела, такого, в котором больше возможностей для роста.
Душа движется от одного животного к другому. Тело не эволюционирует, эволюционирует душа. Свеча не эволюционирует, но пламя продолжает переходить от одной свечи к другой. Пламя продолжает подниматься все выше и выше. Эволюция - это эволюция сознания, а не материального, физического тела. Вот где Дарвин полностью ошибся.
Перечитывал недавно эту книгу и если в первый раз основной сюжет приглушил детали, то сейчас русофобия и не стыковки прям таки душили.
Опишу детально (масса спойлеров):

Прежде всего положительное.
- Упомянутая в описании интересная концепция жизни после смерти.
- На посмертном суде воздаяние человек получает пропорционально тому, что он сделал при жизни для развития душ (поднятие общего пункта) — весьма пассионарная идея.

Далее идут минусы.
- Зашкаливающая русофобия:
То что русский Игорь в течении всей книги пьет водку и после этого ругает запад — привычно, но автор превзошел сам себя в эпизоде про успех продаж книги о крысах в России, цитируем:
“— Ммм... Ну, в общем, во Франции — да, — признается Шарбонье. — Правда, против всяких ожиданий, в России у «Крыс» большой успех. Там продано триста тысяч экземпляров за один месяц. Вот это новость.
— И как вы это объясняете?
— В России телевидение очень посредственное, и население читает в сравнении с Францией гораздо больше.”
Т.е. даже явно положительная черта наших людей (любовь к чтению) подана так некрасиво.
Высокопоставленный военный из ВВС который хотел усыновить Игоря оказался педофилом.
Вернемся к попойкам Игоря — в книге многократно подчеркивается что ненависть Игоря к западу обусловлена кол-вом выпитого, буквально:
Я начал пить. Чем больше я пью, тем больше ненавижу Запад.
Но чтобы унизить еще сильнее, автор много раз показал некоторую шизофрению между ненавистью и обожанием:
Я благодарю загнивающий Запад за то, что они придумали плееры

Вместе мы выполнили много опасных операций. Они никогда не войдут в учебники истории, но могли бы занять достойное место в фильмах с моими кумирами, американскими звездами Сильвестром Сталлоне и Арнольдом Шварценеггером.

— Держи это, выпей. Это пройдет, пройдет, — говорит Станислас, протягивая мне бутылку американского виски.

В какой-то газете я прочитал статью о девушке по имени Венера Шеридан. Ей столько же лет, сколько и мне, и она топ-модель и миллионерша в Америке. Я говорю себе, что, когда мы захватим эти загнивающие страны, я ей покажу, на что способен крепкий и работящий славянский парень. Не то что козлы, которые ее там наверняка окружают.
Здесь есть некий укол правды — наше поколение действительно воспитано на их культуре, однако это подано гротескно. Опять же, мы хотя бы знаем в том числе и их культуру (включая индейцев, мушкетеров, рыцарей), а что знают о нас они, кроме фамилии «Чехов»?
Другие цитаты характеризующие Игоря и Россию:
“Иногда ребята из детдома уходят, их усыновляют люди, которые хотят иметь детей. Сперва я об этом мечтал. Вдруг появляются родители, которые хотят нас спасти... Но я быстро понял, что все это надувательство. Разные слухи ходят. Говорят, что часто приемышей используют для детской проституции или заставляют в подпольных мастерских шить футбольные мячи или собирать игрушки для детей на Западе. Ненавижу западных детей. На них весь мир работает. В подвале детдома есть мастерские, где нас заставляют собирать игрушки и электронные детали. Нас эксплуатируют задаром, да!”

“Я также изучил награды. Медали моего будущего папы говорят о том, что он не только принадлежит к элите военно-воздушных сил, но и что он сбивал вражеские самолеты. ВВС... Я уже чувствую, что готов презирать пехоту, артиллерию и флот. Да здравствует авиация! Летишь над врагами и убиваешь их издалека, не видя и не касаясь. Да здравствует армия! Да здравствует война! Смерть врагам! Смерть Западу!”

“Здесь мы тоже работаем в мастерских. Сироты, преступники, заключенные, все это дешевые рабочие руки для промышленников. Я делаю игрушки для западных детей.”

“Я начал пить. Чем больше я пью, тем больше ненавижу Запад. Однажды будет война между нами и богатыми западными странами. Мне не терпится увидеть это. Когда меня достают, когда я давлю клопа, когда мне навязывают все новые ограничения, я говорю себе, что в этом виновата Франция, Англия и США.
В какой-то газете я прочитал статью о девушке по имени Венера Шеридан. Ей столько же лет, сколько и мне, и она топ-модель и миллионерша в Америке. Я говорю себе, что, когда мы захватим эти загнивающие страны, я ей покажу, на что способен крепкий и работящий славянский парень. Не то что козлы, которые ее там наверняка окружают.”

“Я делаю несколько глотков водки, чтобы согреться. Вставляю в плеер любимую кассету. Не какую-нибудь западную декадентскую музыку. Это наша классика, она трогает славянскую душу: «Ночь на Лысой горе».”

“Здесь мы как близорукие. Мы настолько близко к действительности, что больше ее не различаем. Хуже всего то, что завтра лучшие изображения наших подвигов опять получат на Западе с помощью спутников наблюдения. Скорей бы вторгнуться к ним и отобрать у них все это.”

“Целюсь. Стреляю. Убиваю второго. Убиваю третьего. Четвертого. Хорошо работать под музыку! Я благодарю загнивающий Запад за то, что они придумали плееры. Образ мамаши колышется передо мной. Я целюсь не в сердце, а в голову. Каждый раз, когда думаю о матери, хочется нажать на курок.”

“Вместе мы выполнили много опасных операций. Они никогда не войдут в учебники истории, но могли бы занять достойное место в фильмах с моими кумирами, американскими звездами Сильвестром Сталлоне и Арнольдом Шварценеггером.”

“Так, значит, эти продажные твари в Кремле, поддавшись давлению преступных американских капиталистов, решили подписать соглашение с представителями чеченских войск. ”

“Я думал, мне помогут боевые заслуги, но они только мешают. Тыловые крысы опасаются ветеранов войны. Я снова и снова смотрю по видео фильмы со Сталлоне и Шварценеггером и пью водку до тех пор, пока не засыпаю. Скорей бы мы объявили войну Западу. Я более чем готов.”

- Реалистичность характеров. Автору это не удалось.
Например тот же Игорь выбрасывается из окна после выздоровления. По сюжету он решил что его девушка (врач) теперь потеряет к нему интерес. Это Игорь, который вырос в «аду», был на войне и тп. Впрочем сюжетный бред начинается сразу при зачатии Игоря — его мать всячески пытается от него избавиться — лупит по животу, глушит водку, но ему все ни по чем! И даже ему как то удается родиться и дожить до детского дома, удивительно (!)
А что творится «на небесах» у ангелов? Мерлин Монро и Раввин имитируют половой акт, Рауль откровенно богохульствует, в целом среди ангелов идет откровенный пофигизм и прожигание времени. И это люди достигшие 600ого уровня, помощники Бога?

- Гипертрофированная ода евреям. В небольшом абзаце Вербер умудрился лизнуть со всех сторон, причем парадоксально назвав и релятивистами и сохранившими свою культуру. Попутно морально объединил Гитлера и Сталина. То что «на верху» среди Сталина были евреи вроде Лазаря Моисеевича Кагановича, автору, видимо, знать не обязательно.
“Фредди интересуется, есть ли на Красной евреи.
— Евреи?
Это слово Зозу незнакомо. Раввин объясняет ему, чему может соответствовать этот термин. Зоз заинтригован. Он говорит, что, действительно, существует бродячее племя с древней культурой, живущее рассеяно на четырех континентах.
— А как называется этот народ?
— Релятивисты, потому что их религия называется релятивизмом.
Она предполагает, что истин много и что они меняются во времени и в пространстве. Политически эта вера раздражает местных жителей. Все четыре блока уверены, что обладают единственной истиной, и рассматривают релятивистов как источник неприятностей. Поэтому в периоды роста все преследуют их, чтобы усилить собственный национализм. Когда релятивистов начинают преследовать, это верный признак приближения конфликта между двумя блоками.
Фредди озабоченно молчит. Я знаю, о чем он думает. Он задается вопросом, не имеют ли люди, будь они земляне или инопланетяне, решетки социальных ролей, привязанной к разным народам.
— Релятивисты подвергались преследованиям, — говорит Зоз. — Мы неоднократно считали, что они исчезнут полностью. Но оставшиеся в живых регулярно мутировали и делали свою культуру все более релятивистской.
Рауля вдруг осеняет:
— Может быть, евреи или релятивисты — это тоже, что форель в системе фильтрации теплых вод?”
“— Форель? — удивляется раввин.
— Ну да, в системы фильтрации сточных вод запускают форелей, потому что они наиболее чувствительны к загрязнению. Как только появляется токсичное вещество, эти рыбы погибают первыми. Это своего рода сигнал тревоги.
— Я не вижу связи.
— Евреи из-за их паранойи, связанной с прошлыми преследованиями, наиболее чувствительны. Они быстрее других реагируют на поднимающийся тоталитаризм. А потом, это порочный круг. Поскольку тираны знают, что евреи первыми обнаружат их, они стараются заранее от них избавиться.
Мэрилин Монро соглашается:
— Рауль прав. Для нацистов евреи были опасными левыми. Для коммунистов они были заносчивыми капиталистами. Для анархистов — загнивающими буржуа. Для буржуа — дестабилизирующими анархистами. Удивительно, но как только появляется централизованная иерархическая власть, какова бы ни была ее этикетка, она начинает с преследования евреев. Навухудоносор, Рамзес II, Нерон, Изабелла Католичка, Людовик IX, цари, Гитлер, Сталин.., Тоталитарные правители интуитивно понимают, что там, где есть евреи, есть люди, которым трудно заморочить голову, поскольку их мышление родилось пять тысяч лет назад, и оно основывается не на культе харизматического воинственного начальника, а на книге символических историй.
Фредди колеблется. Я пытаюсь убедить его:
— Возможно, они также выжили потому, что являются «форелями — детекторами тоталитаризма». В конце концов, это единственный народ со времен античности, который сохранил практически неизменной свою культуру. В то время[…]”
Также ветхий и новый заветы используются как пример доброты и любви  — про них вспоминают как о чем то добром и прекрасном при нападении падших ангелов и неприкаянных душ.

- Вначале говорят о опыте Раппопорта, где добро вытесняет зло, а потом про опыт с крысами, где любое общество делится на эксплуататоров, эксплуатируемых и козлов отпущения. Так что получается?
- Пропаганда что хорошо умирать молодыми (небесный образ якобы фиксируется при смерти)
- Ещё укол Сталину за пытки (упоминается в психушке в которую попал Игорь)

Новые комментарии