Валерий Пякин. Вопрос-Ответ от 5 октября 2020 г. [Фонд Концептуальных Технологий]

00:01:39 Просят прокомментировать продолжающийся на сегодняшний день армяно-азербайджанский конфликт. Что там происходит? 
00:58:03 Несмотря на то, что в прошлой передаче критиковали нас за то, что слишком много Белоруссии и Лукашенко, вопрос опять о Лукашенко, в частности: Почему Лукашенко на инагурации принёс присягу на белорусском языке? 
01:01:21 В эти дни отмечается 30-летие объединения Германии. В связи с этим вопрос: Что было на самом деле? Равноправное объединение ФРГ и ГДР или поглощение либо аннексия ГДР со стороны ФРГ?

Хронометраж

00:01:24 Как решить армяно-азербайджанский конфликт. Военный путь решения конфликта погубит и Армению, и Азербайджан. О создании национальных республик в СССР, в частности в Закавказье. Откуда пошёл лозунг о «праве наций на самоопределение». Как кровавый клоун Пашинян привёл войну в Армению. Для чего  глобальное управление планирует уничтожить население Армении и Азербайджана. Об участии Турции в армяно-азербайджанском конфликте.

00:57:55 Почему Лукашенко на инаугурации принёс присягу на белорусском языке.

01:01:19 Об объединении ГДР и ФРГ и ликвидации соцсодружества. О разрушении Советского Союза. Изучайте КОБ и ДОТУ.

Стенограмма

Ведущий: Здравствуйте Валерий Викторович!

Валерий Викторович: Здравствуйте!

Ведущий: Здравствуйте, уважаемые телезрители, аудио слушатели и товарищи в студии! Сегодня 5 октября 2020 года. Первый вопрос: Вас, Валерий Викторович, просят прокомментировать уже продолжающийся на сегодняшний день армяно-азербайджанский конфликт. Что там происходит?

Валерий Викторович: В принципе-то, мы уже о нём практически всё сказали, и перемалывать то, что мы уже говорили, нет никакого смысла. Но тем не менее особого понимания [того], что реально происходит, в чём состоит конфликт Армении и Азербайджана, нет даже у политологов, не говоря уже об обычных людях. Поэтому есть смысл поговорить о глубинной управленческой сути этих процессов. Хотя, повторяю, так или иначе мы всё это уже описывали, и это будет как определённая сборка, но другого качества.

Разобраться в конфликте между Арменией и Азербайджаном невозможно без знания того, как управляются сложный социальные суперсистемы. Что такое сложная социальная суперсистема, подавляющему большинству просто непонятно. А сложная социальная суперсистема (если коротко дать определение) – это суперсистема, когда на одной структуре и даже на одной элементной базе функционируют две или более суперсистемы. Эти суперсистемы могут быть как союзными (когда у них сходные цели), так и конфликтными в разной степени. Не понимая, как осуществляется управление в сложных социальных суперсистемах, невозможно разобраться и описать процессы, которые, например, сейчас происходят в Соединённых Штатах, когда на базе одного государства происходят процессы, которые, в общем-то, это государство рвут на части. Невозможно разобраться во внутриполитических коллизиях, например, России, европейских стран. И уж тем более невозможно разобраться в процессах, которые происходят вокруг Армении и Азербайджана, и ОСОБЕННО – Азербайджана, когда на структуре Азербайджана (и даже на одной и той же элементной базе) работает сразу несколько суперсистем.

Вот чтобы понять это, дам очень упрощённый (просто упрощённый) образ, естественно, с определёнными допущениями. Представьте себе какую-нибудь, скажем, финансово-промышленную группу, которую возглавляют два человека. У них общее видение процессов, они являются субъектами управления в этой суперсистеме, они этой [группой] управляют. И пока между ними нет конфликта, то управление, осуществляемое одним, снимает негативные последствия просчётов, допущенных другим, и так они друг друга корректируют по формуле «предиктор-корректор», и фирма (группа) развивается. Но в случае, если между ними, что называется, пробежала кошка и они начнут делить между собой эту группу, то тогда для того, чтобы достичь своей цели… Они и так находятся в управлении, это не перехват управления, они управляют этой суперсистемой. Но для того, чтобы достичь управления именно в своих целях, они используют структуру и элементы этой суперсистемы по своему направлению – как они видят развитие (или свёртывание деятельности) этой группы. А другой осуществляет то же самое по отношению к этой группе – своё управление. И эту группу трясёт, потому что приходят взаимоисключающие управленческие указания на одни и те же структуры, на одни и те же элементы – указания равнозначных управляющих центров, то есть и то [указание] не выполнить нельзя, и это не выполнить нельзя. И тогда эту группу (суперсистему) начинает трясти. И она начинает более или менее успокаиваться, когда один центр управления начинает перехватывать все потоки управления, осуществляемые другим центром, и это выражается в том, что: «А у меня начальник этого цеха – мой, а начальник того цеха – его. Его я могу блокировать через таких-то и таких-то мастеров». Это очень упрощённо, но это надо понимать.

Поэтому когда в Соединённых Штатах пытаются плоскостно рассмотреть конфликт между Трампом и, так скажем, клинтоноидами, то абсолютно выходит из их понимания, что это два формирующихся центра, каждый из которых борется за перехват управления одной суперсистемой. Но они функционируют на одной структуре и на одной элементной базе, и эта элементная база и эта структура выходят далеко за пределы страны. Если это понимать, то видение процессов будет совершенно другое. Не должно быть плоскостно. Как сказал государь, многомерное видение должно быть. И не просто какое-то объёмное, а [нужно] понимать, что в этой объёмной суперсистеме есть ещё суперсистемы, работающие на этой же структуре и на этой же элементной базе. Так вот, понимая это, мы сейчас и приступим к рассмотрению того, что же происходит.

Когда начался этот конфликт, у нас вдруг появилось огромное количество, так скажем, аналитиков, которые как по команде (хотя у меня вопрос: а почему «как»?) начали говорить, что надо запретить вообще само выражение, что проблема не имеет военного решения. У меня по поводу таких аналитиков, с позволения сказать… А как их можно слушать? Ну, да, может быть, он чего-то знает, этот альтернативно одаренный. Но он русскую пословицу «насильно мил не будешь» знает?

А вот в детском фильме «Про Красную Шапочку», который вышел в 1977 году, есть такой интересныйдиалог. Ну, это вольный пересказ по «Красной Шапочке». Красная Шапочка  встречается с капризным ребёнком. Приводят Красную Шапочку к этому капризному ребёнку и он говорит: «Тебя поймали для меня, чтобы ты со мной дружила». Она говорит: «Я насильно не смогу быть твоим другом, сколько бы ты меня не держал». Что тогда капризный ребёнок отвечает? «А вот тебя сейчас излупят плетками и залюбишь меня, как миленькая». Правда? Что-то в жизни такого-то не бывает. В жизни как раз наоборот – невозможно добиться любви, применяя насилие.

И соответственно этому, а кто к кому должен применить насилие? Тут же встаёт вопрос о том, [что] кто-то должен победить в этом силовом конфликте, в силовом противостоянии – Армения или Азербайджан? Кто-то должен стать победителем, а кто-то должен быть побеждённым? Ну, это означает только, что конфликт будет отложен во времени, и когда побеждённая сторона сможет набрать силы, она отыграется, попытается взять реванш. А мира между народами таким образом не построишь. А ведь нужен же мир, нужно же, чтобы люди жили в добрососедских отношениях, чтобы они не боялись, что завтра на них упадёт бомба или снаряд, прилетит пуля, чтобы не разрушалось их имущество, чтобы не убивались люди, чтобы можно было жить, а не выживать. А для этого должно быть межнациональное согласие, межнациональный мир. А как его достигнешь, если у проблемы нет другого решения, кроме военного?

Наоборот, с позиции Концепции общественной безопасности, шестой (силовой, военный) приоритетозначает то, что был допущен проигрыш, провал управления на более высоких приоритетах управления, и конфликт уже не имеет возможности разрешиться иначе как через войну. Но если он разрешается через войну, это всё равно не снимает вопроса о том, как будет устроен послевоенный мир и какие будут правила.

Если говорить о генезисе конфликта, который происходит сейчас между Арменией и Азербайджаном, то все любят обвинять большевиков, мол, их национальная политика привела к тому, что вот [это] состоялось. Возникает вопрос: а это большевики создали, например, Дашнакцутюн, другие националистические организации? Нет. А откуда они создавались? А вот эти процессы национального обособления, так сказать, создания национальных государств на месте многонациональных империй имели место только России или они имели место во всём мiре? Выясняется, [что] во всём мiре. А откуда шла эта идея, что каждый народ, каждая национальность должна иметь именно своё национальное государство, чтобы отдельно от других народов [существовать]? Из Лондона. Именно оттуда пошёл [лозунг] «о праве нации на самоопределение вплоть до отделения». Потому что оттуда формировалась система, по которой перестраивалась Британская империя. Они и перестроились (британский доминион) – империя никуда не исчезла. Но при этом были разрушены многонациональная Османская империя, многонациональная Австро-Венгерская империя, Российская империя.

И если брать Закавказье, то там этническая черезполосица настолько сильная, настолько серьёзная, что построить собственное национальное государство без ущемления прав других национальностей просто невозможно. И это выразилось в том, что сразу после Гражданской войны была создана… Вот как во [время] Гражданской войны строилось управление? Территория контролировалась, что называется, «на расстоянии своего меча» – вот куда смог дотянуться твой «меч» (что ты можешь силовым способом на шестом приоритете проконтролировать), та территория и твоя, вне зависимости от того, кто и как [на ней] живёт.

Есть, образно говоря, один центр, который там объявил… Скажем, существует Армянская республика, Грузинская республика, Азербайджанская республика. Но по сути разграничить их между собой чрезвычайно и чрезвычайно трудно. Особенно Армянскую и Азербайджанскую республики, где вообще  всё на одном месте. Если ещё [с] территорией Армении, которая осталась в Турции, было бы несколько проще, [то] территория современной Армении и территория современного Азербайджана – это просто огромная черезполосица: одно компактное проживание, рядом другое компактное проживание, третье компактное проживание. Почему и разорван, например, Нахичевань – он находится за Арменией. А если [вы] возьмёте карту, то там есть такие области, [где] стрелочки [указывают], к чему [они] относятся.

То есть закончилась Гражданская война, [идёт] 1922 год. И встаёт вопрос. Ну вот провозгласили эти государства согласно всем этим директивам, согласно всемiрному тренду на создание национальных государств (причём основное формирование этих государств произошло летом 1917 года под чутким руководством Временного Правительства, а большевикам достались уже имеющиеся по факту все эти конфликты). И встаёт вопрос: а как сделать, чтобы на Кавказе был мир? И тогда нашли простую формулу, при которой из всех этих так называемых национальных государств (Грузии, Армении, Азербайджана) составилиЗакавказскую [Социалистическую] Федеративную Советскую Республику – единое [образование]. Есть какие-то республиканские центры, а поскольку [они находятся] в одном государстве, то всё остальное будет управляться на правах культурных национальных автономий. Всё, [тогда] и вопрос административно-территориального деления ушёл, и национальный конфликт ушёл – всё это СРАЗУ было снято. Потому что по-другому никак нельзя было.

Но тем не менее процесс был запущен, процесс просто так не остановить, и в конце концов от Закавказской Республики отказались, и были созданы отдельные эти республики. У Грузии, например, конфликт с Абхазией, когда они, в общем-то, как субъекты международного права заключали договор о создании единого государства и Абхазия уже входила в Закавказскую Республику в составе Грузии, но она отдельным государством как бы существовала – что, в принципе, и выразилось в конфликте в 1990-е годы.

Так вот решение этого конфликта может быть только одно – создание единого государства, где народы будут существовать в своих культурно-национальных автономиях. [Они будут] сохранять свою культуру, но будет единое государство с единым административно-территориальным делением, которое никого никак не будет ущемлять.

Вот для того, чтобы этого не было, для того, чтобы народы между собой грызлись, и была придумана эта теория [«о праве наций на самоопределение»]. Посмотрите, как уходила [отовсюду] Британская империя, посмотрите, какой «хороший» конфликт они создали между Индией Пакистаном. А история-то свидетельствует, [что] британцы по полной программе поучаствовали в создании Азербайджанской республики, Армянской республики, Грузинской республики. А виноваты, естественно, кто? Большевики. Ну разве же можно «белому сахибу» [из] Лондона [претензию] предъявить [о том], что они это сделали, а большевикам потом последствия пришлось [расхлёбывать]?

Да, Сталину не хватило времени, чтобы решить [проблему] деления страны по национальному признаку. Но посмотрите, пример Закавказской Социалистической Федеративной Советской Республики – реальный пример. Что сразу сделали? Объединили [территории], чтобы снять проблемы. Вот это большевистский подход – чтобы проблем между народами не было.

Что касается собственно конфликта [между] Арменией и Азербайджаном в настоящий момент. В чём причина конкретно этого обострения? Причина в Армении. Вот безальтернативно! Вообще никакого другого варианта нет. И я сейчас объясню, в чём конкретно. Мы же всё-таки не толпа, у которой историческая память [ограничивается] настоящим плюс-минус две недели, мы же помним немножечко побольше. Так вот мы откатим [назад] немножечко побольше.

Мы откатим сначала на 2018 год. Что-то в Армении происходило. А в Армении в это время (весной) состоялся майдан, в результате которого неконституционно, в нарушение закона пришёл к власти лидер майдана Пашинян. И мы тогда говорили [о том, что] Пашинян – кровавый клоун, чей привод на руководство Армении связан с тем, что в Армении будет война. Но [кто-то скажет, что] если война сразу не разразилась, то типа прогноз неправильный. Правда? Прежде чем война разразится, [для неё] должны быть созданы условия. А какие условия нужно было создать?

Хотим мы того или не хотим (это вообще [может быть чья-то] личностная оценка), но к 2018 году в Армении существовал устойчивый режим управления, который гарантировал, в общем-то, мирное развитие ситуации и разрешение военного конфликта в Карабахе в мирном политическом русле. Был так называемый сильный клан карабахцев в управлении. Надо было его ликвидировать, чтобы изменить направление? Надо. Пашинян его ликвидировал? Ликвидировал. Роберт Кочарян сразу же оказался в заключении. А кто ещё сразу подвергся репрессиям? Сразу подвергся [репрессиям] Хачатуров, возглавлявший в то время ОДКБ. То есть Пашинян сразу вышел на конфликт с ОДКБ, он сразу вышел на конфликт со структурой, за счёт которой усиливался вообще ресурсный потенциал Армении, её военно-политический потенциал, её устойчивость. Он и здесь подрубил. С Россией вышел на конфликт.

А что бы и не выйти-то на конфликт? Ведь ещё до 2018 года, например, в Армении были популярны такие лозунги: «Долой российскую оккупацию!», «Вон русские войска!» (база в Гюмри, например). А что там произошло в 2015 году? Некий солдат дезертировал из воинской части, убил армянскую семью и пытался скрыться на территории Турции. Вот интересно – на территории Турции. А протесты тут же начались против России! Но если Россия уходит из Армении… Вот сейчас Пашинян говорит: «Российская база – это элемент безопасности Армении». А что-то раньше у него таких выступлений не было. Раньше-то у него совсем другое настроение было, у него раньше были полностью антироссийские настроения. Он же тоже «богатовекторный», он считает, что Россию можно сколько угодно оскорблять, унижать и всё прочее, а потом по мановению палочки кто-то прибежит и будет спасать.

То есть за всё это время Пашинян [создал] условия, при которых Армения стала позиционироваться как слабый объект (не субъект, а именно объект, слабый), который можно захватить.

Вспомним развал Советского Союза. Пока Советский Союз был мощным, то никто и не смел посягать на Советский Союз, Соединённые Штаты опасались лишний раз на Советский Союз наехать. Но как только Советский Союз ослаб и развалился, налетели все шакалы, все стали просто рвать на части Советский Союз. Даже те, кто раньше и не помышлял [об этом], увидев слабость бывших стран Советского Союза, прилетели, как шакалы, рвать.

И когда Пашинян показал, что Армения слаба и беззащитна, [то стало] безальтернативным, что однозначно найдётся тот субъект управления, который за счёт Армении попытается решить свои проблемы. То есть война стала неизбежной, как только Пашинян ослабил Армению! Пашиняна и привели для того, чтобы у внешних «партнёров», так сказать, появилась полная уверенность [в том], что с Арменией теперь можно разобраться силовым способом и она ничего не сможет сделать.

И эту проблему не решить просто так. Прежде всего, безусловно, надо убирать Пашиняна и опять приводить на управление нормального управленца. Какие бы отношения там ни были, но и Кочарян, и Саргсян очень сильные управленцы в этом плане – не чета этому клоуну, просто не чета. А эта его клоунада обернулась кровавыми потоками, убитыми людьми, детьми убитыми. Пашинян выполнил свою задачу и привел войну в Армению, [а во время войны, которую развязали взрослые, гибнут дети – будущее любого народа]. Это была его задача, ради этого внешние силы поставили его на управление Арменией, ради этого прыгали «альтернативно одарённые» на ереванском майдане. Они хотели войны, они её получили. Потому что им казалось, что это всё несущественно: Россия и её «зонтик» – не существенно, ОДКБ – не существенно.

А вот как вообще собирается Армения воевать? Она со всех сторон окружена. Даже если самолётами организовать поставку вооружений, всё равно намного не хватит. То есть [решение] вопроса должен лежать в политической сфере.

А то, что это война (которую Пашинян привёл в Армению!) и это война серьёзная, доказывает наличие кого? Турции! А в Турции что было? Был геноцид армян.

Но прежде, чем мы перейдём к Турции, надо посмотреть, а что же Азербайджан. Азербайджан, между прочим, последнее в числе государств, которому эта война нужна вообще. И Алиев – это вообще последний [из] политических деятелей, которому эта война нужна. Она ему вообще не нужна, потому что за этой войной кроется крах Азербайджана и его личный крах – самого Алиева. У Азербайджана нет ни одного шанса выиграть войну с Арменией.

Но вроде я [только что] говорил, что у Армении не получится победить в войне с Азербайджаном, а сейчас говорю совершенно другое. Расхождение? Ничего подобного. Я что про Турцию сказал? Я про Турцию сказал, что был осуществлён геноцид армянского населения. И население нынешней Армении, с точки зрения глобального управления, не нужно. Поэтому в этой войне, которую типа начал Азербайджан (типа!), население Армении должно быть уничтожено. А после разгрома Азербайджана на общей территории заселятся другие («правильные») армяне – армян в мiре достаточно. Население Армении должно быть уничтожено в ходе войны, но после этого, когда Азербайджан совершит преступление, аналогичное турецкому начала XX века (в 1915 году), Азербайджан прекращает своё существование. Субъектов, которые эту территорию должны прибрать, более чем достаточно, но основная масса территории должна будет отойти к Армении.

Вообще, Азербайджану очень сильно повезло, что в самый трудный момент истории Азербайджана [его] возглавил такой сильный политик, патриот своей страны, как Гейдар Алиев. И Азербайджану стократ повезло, что Ильхам Алиев оказался достойным сыном своего достойного отца. Ильхам Алиев возглавил государство, которое не обладает суверенитетом от слова совсем – флаги посмотрите, которые есть у Армении и у Азербайджана. Ильхаму Алиеву приходится вертеться, просто [словами] не высказать, как ему трудно приходится и как он вертится для того, чтобы не допустить уничтожения своего государства и своего народа. Что вбрасывают все противники? «Решить проблему с Арменией по Нагорному Карабаху [можно] только военным путём! А если ты не решаешь, [то] ты слабак».

А решать проблему военным путём – это полностью потерять свою страну и свой народ! Его не будет, Азербайджана не будет, потому что в этом плане решается новый проект, по которому новыми евреями – евреями номер два – должны стать армяне. Но не [те] армяне, которые живут в Армении, а [те] армяне, которые напитаны западный культурой, которые весьма относительно сохранили свою национальную культуру и которые должны будут заселить ту территорию, от которой очистят местное население. Часть этого местного населения уже была зачищена Турцией в 1915 году. Поэтому, безусловно, для Армении, для Нагорного Карабаха это война за своё собственное существование, им отступать просто некуда.

Вот поссорили два народа, и везде – что в трагедии Баку, что в Сумгаите, что в Ходжалы – видны руки иностранного вмешательства. Но поссорились в результате этого два народа, которые воюют сейчас между собой. И эту войну надо остановить! Она убийственна и для одной страны, и для другой страны, для народов этих стран. И военного разрешения этот конфликт НЕ ИМЕЕТ, просто не имеет. Но и когда между народами пролилась кровь, очень трудно найти [решение] и выйти на новый диалог, очень трудно.

Поэтому что сейчас происходит через Азербайджан? Через Азербайджан сейчас пытаются завести международный терроризм… Помните, как ИГИЛ массово резал головы? Так вот через Азербайджан сейчас хотят завести терроризм в этот регион, и тот же самый ИГИЛ должен решить проблему не только армян, но и азербайджанцев. И здесь Ильхам Алиев просто маневрирует. В общем-то, он хороший выпускник МГИМО. Да, он сильный дипломат, он сильный государственный деятель, он маневрирует в условиях, в которых у него просто нет возможности [для] манёвра, Азербайджан специально подвели под этот сценарий для того, чтобы Азербайджан выглядел в глазах мiровой общественности таким же кровожадным, [каким] выглядел режим Османской империи, когда уничтожили армян в 1915 году.

Но снести всё это должен международный терроризм. Откуда этот терроризм пришёл? И вот здесь мы получаем Турцию. Ох, сколько у нас дифирамбов поют Эрдогану – и такой крутой [он], и всё [прочее].

Я сколько раз уже говорил, [что] есть два типа управленцев. Для одного управленца важен результат, он готов терпеть разные лишения, но [добиться нужного] результата управления. К таким управленцам относится Путин. Это управленцы-снайперы. Для того, чтобы произвести один выстрел, который решит всю проблему, снайпер и в дождь, и в снег, и в жару, и в холод, в жутких условиях должен сохранять спокойствие, он должен сохранять боеспособность для того, чтобы в нужное время сделать этот самый выстрел. А второй тип управленцев – это управленцы, для которых важен внешний эффект, как это круто смотрится. Это артисты, им на сцене хорошо, комфортно. Классический пример – Зеленский. Но и Эрдоган относится к такому типу управленцев.

Люди, абсолютно не разбирающиеся в управлении, эти внешние эффектные жесты, конечно, расценивают как очень и очень серьёзные: «Ох, как может! То ли [дело] наш серый Путин». Только почему-то «серый» Путин и страну восстанавливает, и Россия снова становится субъектом глобального управления, а у Эрдогана проблема за проблемой нарастает.

Вот ещё совсем недавно у Соединённых Штатов – признанного мiрового лидера, мiрового жандарма – существовала доктрина, по которой Соединённые Штаты могли [одновременно] вести две крупных войны и при этом участвовать в двух и более конфликтах. И вдруг не так давно выясняется, что Соединённые Штаты (это уже их новая доктрина) уже могут вести только одну войну и участвовать в одном конфликте максимум. Но это же Соединённые Штаты! А почему они не могут? Ресурсная устойчивость их суперсистемы (государства) не позволяет. Ну как же так? Они же печатают доллары! За счёт доллара… Что такое деньги? Деньги – это предельная информация о продуктообмене. Соответственно, там, где функционируют доллары, то этот продуктообмен, этот ресурсный потенциал идёт в обеспечение ресурсной устойчивости именно Соединённых Штатов – по-другому никак. И вдруг эта страна, которая доминирует над всем мiром (доллар обеспечивает это могущество), [может вести] всего одну войну и один вооружённый конфликт.

А что же Турция? Давайте посмотрим. Турция с руками и ногами увязла в сирийском конфликте – в Сирию по полной программе зашли. Да, там [воюют] всякие туркоманы и прочие, но мы же знаем, что это турецкий спецназ в Сирии работает, что это турецкие офицеры, турецкие военнослужащие. Мы же знаем, что Турция обеспечивает вооружением. А вооружение стоит достаточно много денег. Для того, чтобы производить вооружение, нужна существенная экономика. И есть пушки вместо масла нельзя. То есть как драйвер экономики, как сосредоточение высоких технологий в какой-то сфере и [как средство], на основе [которого можно] двигать всю экономику, ВПК – это великолепно. Но если ВПК начинает перемалывать ресурс для того, чтобы участвовать в какой-то войне… А обмундирование, продовольствие, обучение, поставка вооружения и боеприпасов – это ресурс (расходный ресурс), который ложится бременем на экономику страны.

И вот всё хорошо было с Сирией у Эрдогана. Влезли туда, и как только Эрдоган туда зашёл, как только ИГИЛ зашёл Сирию, так сразу что? Всплеск добычи сланцевой нефти, она ну просто бешено фонтанировала! Как только пришли туда российские войска, российские ВКС и как только все эти безконечные колонны нефтевозов и трубопроводы в Турцию были порушены – ох ты, у американцев тут же моментально заглохла сланцевая нефть. Всё, сразу проблемы возникли: не хватает её, сколько бы ни производили, сколько бы новых скважин ни бурили. То есть хотя бы на начальном этапе авантюры в Сирии у Эрдогана была какая-то прибыль. И это [ещё] как бы ничего. Вот участвуют они там.

Второе. Совсем недавно (и мы об этом уже говорили) Турция [начала]участвовать в конфликте в Ливии. И тоже достаточно много отправили туда вооружений, солдат, офицеров, понесли большие потери. Туда же отвлекаются другие ресурсы, например, для того, чтобы перевезти какие-то вооружения, требуются корабли, а не только самолёты. Но и самолёты отвлечь – это тоже нагрузка на экономику. Туда тоже идут вооружения. А в Ливию-то как они вписались? Разве они участвовали в качестве локомотива и драйвера в свержении Каддафи? Нет, они включились уже тогда, когда нужно было списывать на кого-то убытки. И Турция влезла в Ливию. Ничего, кроме проблем, в Ливии она не получила под руководством «гениального» Эрдогана.

В это же время, дополнительно, у Турции вышел конфликт с Грецией.

То есть на фоне вот этих конфликтов – на фоне сирийской войны, на фоне ливийского конфликта (подчёркиваю, ВОЕННОГО конфликта: сирийский конфликт – военный, ливийский конфликт – военный) – они по полной программе получили дипломатическую напряжённость. Вспомним мигрантов, которые шличерез Турцию в Европу, вспомним последние скандалы, которыепроизошли между Турцией и Францией – то есть Турция вошла в конфликт с управленческими структурами Европы. И эти управленческие структуры в целях своего выживания… Не потому, что они хотят создать какой-то внешний антураж: «Мы ссоримся. Ну, мало ли что у нас там было, мы уже не первый год ссоримся, где-то как-то живём. Но [хотя] внешне мы поссорились, а ресурсы тебе будут». Нет. У Турции начинаются реальные проблемы по всем направлениям взаимодействия с западными странами – со всеми. А что [это] означает? Это означает подрыв ресурсной устойчивости и дополнительную нагрузку на экономику.

Но! Эрдогану этого мало, и он начинает влезать в новый конфликт. Он с руками и ногами хочет влезть в конфликт, который был спровоцирован между Арменией и Азербайджаном. Но, повторю, для Армении эта война с участием Турции – это война на выживание, однозначно и без всяких вариантов. А для Турции, с её бэкграундом уничтожения армян в 1915 году, это полная катастрофа! Экономическая и военная. То есть Эрдоган стремится получить ещё один полноценный военный конфликт, то есть [у него теперь] три военных конфликта! Это с экономикой-то Турции, где золотовалютные резервы истощены и валюта летит [в пропасть]. А что значит «валюта летит в пропасть»? Это означает, что если раньше за лиру на Западе можно было приобрести одно количество товара, то теперь можно приобрести гораздо меньше.

Но при этом у Турции есть ещё один конфликт – у Турции есть конфликтвнутри самой Турции с курдами. И этот конфликт внутри Турции с курдами полностью сопряжён с конфликтом в Сирии и в Ираке, где есть курдская диаспора. И как бы они ни пытались маневрировать здесь (особенно с иракскими курдами), проблема противостояния курдов и официальной Турции (Эрдогана) не снимается по полной программе.

На это накладывается… Что сделал главтурок Эрдоган? Он провёл полномасштабный кадровый разгром армии, то есть он понизил её потенциал к решению многих задач.

То есть фактически Турция поставлена на грань своего крушения.

Эрдоган идет ва-банк, ему нужно выигрывать. Если он хоть в чём-то проигрывает, [то] он проигрывает везде. И в первую очередь он проигрывает кому? Он проигрывает Ирану, которому мешает Турция в плане становления центром концентрации управления глобального уровня значимости, и в частности, управления исламским мiром – то есть были сунниты, будут шииты, более «правильный» ислам. Говорят: «А как это?» А вот так. ИГИЛ-то какой? Сунниты. Специально по полной программе опорочили суннитское направление.

Так вот для Турции… Эрдогана как пацана ведут, его ведут к собственному краху. Надавили по полной программе на Азербайджан, загнали Алиева в узкий коридор, где остаётся очень слабое место для манёвра. Поставили во главе Армении Пашиняна для того, чтобы была эта война. И всё это сделали внешние игроки. И хотя заготовки этого конфликта разработали глобальщики, [но] на самом деле выгодоприобретателями, которые сейчас пытаются это сделать и развязать эту полномасштабную бойню между армянским и азербайджанским народами, [являются] американские страновики. Им во что бы то ни стало сейчас нужно связать Россию, других игроков, навязать войну и решить проблему с Трампом, «а уж потом развернёмся по полной программе».

Вариант выхода из этой ситуации один. Говорят: «Минская группа себя изжила, и она за 30 лет ничего не сделала». Да, с 1992 года [существует] Минская группа ОБСЕпо примирению Армении и Азербайджана. Правильно, она и не могла сделать, по одной простой причине – [потому] что невозможно решить вопрос (чтобы было безконфликтное проживание и армян, и азербайджанцев на этой территории) при существовании национальных государств в нынешнем виде, на [основе существующей] государственности Армении и Азербайджана.

Именно поэтому подвопрос... Когда Советский Союз разобрали, то его планировали и собрать, но уже на новой основе и с новым центром концентрации управления, и с новыми лидером. И поэтому под новый центр концентрации управления и была создана Минская группа, а Белоруссию сохранили как некий заповедничек, «красный уголок», где сохранились остатки социализма, там заповедник социализма остался, чтобы люди, настрадавшись в Перестройке-перестрелке и от этих реформ помирая от голода, захотели бы в славное марксистское прошлое и пошли бы туда. И под это дело в 1994 году привели ещё и Лукашенко.

Но всё пошло не так. Объединение Советского Союза предполагало бы и снятие этой проблемы, потому что в новом государстве (в советском) этот вопрос административно-территориального, национального деления был бы снят с острой фазы. Но всё равно бы сохранилось это национальное деление для того, чтобы этот конфликт можно было продолжать в будущем, потому что это соответствует решению проблемы Армении как центра концентрации управления, который переходит из Ватикана в Эчмиадзин. А для этого, повторяю, вопрос геноцида местного населения Армении – это вопрос безальтернативный. А кто его должен уничтожить? Азербайджанцы!

И поэтому с одной стороны готовят в одном ракурсе армян, а с другой стороны азербайджанцев готовят в другом ракурсе – для того, чтобы они сшиблись, а кто-то получил совершенно другой гешефт и решил бы свою задачу управления мiром.

Так вот, надо переводить работу Минской группы в другой формат. И обеспечить это может только единственный человек, единственный концептуально властный субъект глобальной политики – президент России, государь России Владимир Владимирович Путин. В этот формат надо переводить. И вот тогда этот вопрос будет сниматься, постепенно сниматься. Но прежде всего необходимо прекратить стрелять. Участие каких-либо боевиков из Сирии – это в первую очередь проблема для Азербайджана. Именно инфильтрация боевиков из Сирии в Азербайджан полностью ликвидирует Азербайджан, как государственного субъекта, и Алиева, как руководителя этого государства. Другого варианта просто нет, просто нет. Для того, чтобы решить одну задачу, нужно решить другую, их нужно решать вместе. Убираешь Алиева – тогда [Азербайджан] становится заповедником мiрового терроризма, который решит проблему армян, и потом мiровое сообщество решит проблему Азербайджана. И наоборот, пока Алиева не уберёшь, он не позволит состояться этому террористическому анклаву. Он сопротивляется, как может сопротивляться, и его позиции надо усилить. Повторяю, вообще за всё это время он столько сделал для спасения Азербайджана и азербайджанцев – чтобы они не были уничтожены, что просто диву даёшься, как он во многих ситуациях выкручивался. Азербайджану ещё предстоит, так сказать, осознать роль и место в истории и Гейдара Алиева, и Ильхама Алиева.

Вроде бы только акценты расставлял, а достаточно много [времени заняло]. Не знаю, что ещё пока [добавить].

Ведущий: Практически час [идёт передача]. У нас ещё есть вопросы. Несмотря на то, что в прошлой передаче нас критиковали [за то], что [мы обсуждаем] слишком много Белоруссии и Лукашенко, вопрос опять о Лукашенко, в частности: «Почему Лукашенко на инаугурации принёс присягу на белорусском языке?»

Валерий Викторович: Ответ простой. А где массовые выступления на улицах? То есть Лукашенко продолжает играть в богатовекторность. Он произносит присягу на языке, который ещё до конца не оформлен, и которым условно владеет примерно 10% населения (причём 10% УСЛОВНО владеющих, а не то, что владеющих этим белорусским языком). И вот на этом языке он приносит присягу. Он повторяет, что никакой интеграции с Россией НЕ БУДЕТ, он по-прежнему смотрит на Запад. Поэтому Лукашенко делают и символические жесты: «Давай, в очередной раз как-то продайся».

И поскольку Лукашенко управляет сложной социальной суперсистемой как хутором, вот он и результат у него. Но его всё время ведут. Ему хочется, чтобы был трон и трон он передал по наследству. А вот [держа] за это, его и ведут. Он не понимает вообще, как управляется государство, и он думает, что эти игрушки могут быть безконечны, что, скажем, проблемы Украины, проблемы Армении, Азербайджана – это что-то там такое. «Мне же создали минскую группу, я же должен был стать главой всех и разводить всё». А вот не получается. Не может он и не умеет управлять сложными социальными суперсистемами. А сложная социальная суперсистема – это когда на одной структуре и даже на одной элементной базе осуществляют свою деятельность две и более социальные суперсистемы. Вот он и получает, что он вообще не может понять, как же так, он [же] создавал совершенно другое – хотел одно, а получается другое.

Не надо заблуждаться на счёт Александра Григорьевича, он всегда предаст. При первой же возможности предаст, продаст (и даже не продаст, а просто ради интереса)! Как [в притче про] скорпиона с черепахой (или змею с черепахой): «Черепаха, перевези меня на тот берег». «Но ты же меня укусишь, и я умру». «Нет, я обещаю!» Перевезла черепаха, кусает скорпион. «Но ты же обещал!» «Ну вот такой я». Вот такой и Александр Григорьевич. Он всегда отличается неблагодарностью, подлостью, потому что он считает, что так и надо.

Ведущий: Следующий вопрос. В эти дни отмечается тридцатилетие объединения Германии. В связи с этим вопрос: «А что было на самом деле? Равноправное объединение ФРГ и ГДР? Или поглощение либо аннексия ГДР со стороны ФРГ?»

Валерий Викторович: В общем это можно [назвать] поглощением [со стороны] ФРГ, но осуществило это отнюдь не ФРГ. ФРГ до сих пор не является каким-либо суверенным государством, ФРГ до сих пор оккупированная страна.

Но если раньше существовал государственный субъект ГДР (реально государственный субъект, это было государство) в рамках стран соцсодружества и оккупированная территория, представленная в виде государства ФРГ, то сейчас есть только оккупированная территория, представленная в виде ФРГ.

Объединение ГДР и ФРГ в одно государство – это вообще вопрос глобальной политики и концептуальной власти. Если сейчас посмотреть на все эти события, которые происходили тогда, то выясняется одна вещь: государственное управление всех стран Запада и даже Соединённых Штатов было против этого объединения, потому что они смотрели – по логике вещей, это объединение, которое будет не в пользу Запада. Просто не в пользу Запада. Потому что ну не может Советский Союз допустить объединение так, чтобы Советскому Союзу был нанесён какой-нибудь ущерб.

И для государственного управления было шоком, когда Советский Союз ПРОСТО ТАК сдал ГДР: «Берите и делайте что хотите», вообще ничего [не предприняв]. И там полностью зачистили управленческий корпус, расправились. И символом этого объединения (концептуальным, идеологическим символом) стало то, что Хонеккера, главу ГДР, поместили в ТУ ЖЕ самую камеру, в которой он сидел при нацистах. То есть было объявлено, какой идеологией обеспечено это объединение и против чего будут бороться – против национального суверенитета Германии. Это и происходит.

И что произошло тогда? Крушения Советского Союза не ожидал никто из государственных деятелей, и все отмечают: Горбачёв спешил, спешил, спешил. Шеварнадзе тоже спешил. Они спешили во чтобы то ни стало обрушить быстро Советский Союз и обеспечить его расчленение на «национальные квартиры». И это было сделано… Как же так? Два предателя раз – и сделали такое со страной. А почему? Потому что вся система управления была выстроена таким образом, чтобы это дело было осуществлено.

Кстати, по крушению Советского Союза. Мы видим, как на одной и той же элементной структурной базе работали две разные суперсистемы с разными целями по отношению друг к другу. Ведь Горбачёв управлял государством, ему подчинялся идеологический аппарат, КПСС формировала протестные колонны, все эти манифестации – их организовывали различные парткомы на предприятиях, там же изготавливались и лозунги. И сама структура, которая до этого обеспечивала существование государства, обеспечила это разрушение. И для многих, кто работал в этой структуре, это оказалось шоком: «Как так? Мы же работали, мы же всё делали, и вдруг это произошло». И когда говорят, что это предатели… Нет. Была построена другая суперсистема, которая в конце концов перехватила все рычаги управления у этой суперсистемы. Но внешне Советский Союз функционировал как сложная социальная суперсистема, и в её деятельности проявлялось то одно, то другое. И вот этот раздрай в мозгах присутствовал у всех людей во время Перестройки, что и привело [к крушению страны].

Что касается объединения Германии и разрушения Советского Союза на национальные «квартиры», [то] это звенья одной цепи. Россия должна была прекратить своё существование в результате Февральской революции. Но тут появились большевики и страну спасли. Дали Троцкого, казалось бы, и Троцкий, казалось бы, работал (это, кстати, [всё] о сложных социальных суперсистемах): «Ни войны, ни мира! Брестского мира не буду подписывать!» и всё прочее. Большевики подписали Брестский мир, замкнули, в конце концов разобрались с Троцким, выкинули [его из страны]. Ладно, не получилось [реализовать сценарий] «мы на горе всем буржуям мiровой пожар раздуем, и Россия сгорит, как хворост мiровой революции». Большевики замкнулись, за 20 лет они создали страну. При помощи Запада.

Почему Запад помогал индустриализировать страну? А потому что рассчитывали на вторую социалистическую революцию, которая должна была состояться в 1936 году. И она состоялась в Испании. И Советский Союз под руководством троцкистов должен был пройти через всю Европу и снести там буржуазные режимы, установить свою [власть] – ровно как наполеоновские революционные войны (имеются в виду, революционные и наполеоновские войны). Ровно это [должно было произойти]. Опять не сработало.

[Тогда] Гитлера привели, истощили уже, казалось бы, до невозможности. [Но мы] Гитлера победили, прошли. [И] должны были дойти до Ла Манша, установить марксизм. Опять не получилось [у глобальщиков]. То есть Сталин был концептуально властным управленцем и управлял страной в интересах большинства народа. А помогали ему в этом большевики. И чтобы после действия большевистской программы создания супергосударства… Ведь посмотрите, государство за 20 лет (между Первой и Второй мiровыми войнами) сделало такой огромный рывок, что позволило победить в этой войне. И даже если бы не было лендлиза, у страны был создан такой потенциал, что с большими издержками, но всё равно бы победили. Всё равно победили бы! И это понимали глобальщики. Поэтому они и пошли на лендлиз – чтобы не упустить управление Россией. А иначе Россия бы по-другому себя вела в послевоенном мiре, то есть тогда бы размежевание с марксизмом было осуществлено СРАЗУ после войны. А так это размежевание с марксизмом так и не состоялось до самой смерти Сталина. А после этого марксизм ещё был усилен, и в результате мы ПОТЕРЯЛИ страну.

Но вот этот период на «застой» – чтобы потерять инерцию, [чтобы] остановилась инерция сталинского движения, развития – поставил глобальное управление перед фактом: век заканчивается, а переформатирование мiра ещё не состоялось, и не успевают. Процессы в Соединённых Штатах и в Европе становятся для глобальщиков неподконтрольными, что, в принципе, сейчас и проявляется в Соединённых Штатах, что и проявилось в том, что не удалось полностью переформатировать Советский Союз.

И поэтому для того, чтобы создать России очень сильные экономические проблемы (а вывод войск – это огромная проблема), для того, чтобы лишить Советский Союз возможности использовать мiровые процессы в своих интересах, нужно было ликвидировать соцсодружество. А соцсодружество можно было ликвидировать только при одном условии – ликвидировав ГДР. [Без] ликвидации ГДР крушение Советского Союза успеха не имело бы, просто не имело бы. И поэтому эту опору и вышибли в первую очередь. Потеряв ГДР, потеряли опору на мiровое соцсодружество и страны неприсоединения, получили огромные экономические и социальные проблемы… Вы представляете, сколько вывезли офицеров, и они не имели даже жилья, их просто бросили в поле. А при этом уже [существовали] кооперативы, уже [шло] разбазаривание имущества, уже [шла] распродажа военной техники и вооружения в третьи страны, где идут локальные конфликты, войны – то есть уже идёт переформатирование внутри страны.

А что это означает для Европы? Вы представьте себе ситуацию, при которой  Германия бы… Вот планируется создание новых языков и новых народов на территории Европы. Ну, это не проблема [во] Франции, ФРГ, Италии – их заселяют. А вот что-то в странах соцсодружества [возникла] проблема. Венгрия, например, жёстко встала (ну, Венгрия может себе позволить, она всё-таки государство, историческое государство), встала и не пускает [мигрантов]. А если бы ещё и ГДР была? Ну хорошо, ладно, [допустим], создали на основе Франции, Италии, Германии новое государство – всё-таки предполагается же существование «Интермариума», Инициативы трёх морей, [есть] Вышеградская четвёрка, которая на [это] работает. Ну присоединится ещё Германия. Правда? А мы забыли 1871 год, первое объединение германских земель? А вы понимаете, что будет происходить, когда будут [идти] пертурбации по уничтожению немецкой культуры, немецкого языка, немецких городов? На кого будут опираться немцы? Вот в ФРГ происходят эти негативные процессы. А на кого они будут опираться? Естественно, они будут опираться на ГДР, которая будет там, в «Интермариуме». А это означает, что весь этот потенциал будет использован на подавление того процесса. Глобальщикам это надо было? Нет. Поэтому ГДР нужно было проглотить раньше, чем пойдут эти процессы.

Именно поэтому – чтобы полностью ликвидировать государственный суверенитет, государственный инстинкт немецкого народа – у западных немцев более лучшее экономическое состояние и по отношению к ним нет люстрации. А вот [по отношению к] восточным немцам – зачистка, которая до сих пор выражается в том, что у них и экономическое благосостояние гораздо ниже, а уж управленческий корпус зачистили вообще в чистую – им нужно было успеть к совершению этого манёвра. Как сказал Обама? В 2012 году Обама сказал, что на территории Европы будут образованы новые народы, новые языки и новые государства. Вот к этому моменту и нужно было зачистить ГДР. Именно поэтому такая спешка, именно поэтому такое циничное предательство по отношению к руководителям ГДР, которое осуществил персонально Горбачёв и персонально Шеварднадзе, ну были и ещё там разные предатели.

Так что многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы, но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий. Не понимая глобальной политики, не понимая концептуальной власти, не понимаешь очень многих процессов. Но для того, чтобы эти процессы понимать в комплексе, необходимо знать, как функционируют, как управляются сложные социальные суперсистемы. Повторю, на уровне простых суперсистем невозможно объяснить ни то, что сейчас происходит в Соединённых Штатах, ни крушение Советского Союза, ни аншлюс (поглощение) ГДР [со стороны] ФРГ, ни конфликт между Азербайджаном и Арменией.

Вот если Пашиняна надо в Армении однозначно убирать (чем дольше он будет, тем больше будет крови, это кровавый клоун), то Алиев вполне адекватный политик. Но он замкнут так, что на нём отыгрываются сразу несколько суперсистем. А надо обеспечить [ему] зонтик.

Зонтик, который был обеспечен Лукашенко со стороны России, позволил Лукашенко устоять. От российского зонтика Янукович отказался – он предпочитал сам с Западом разговаривать, ну и получил по полной программе, и Украина получила. Армению и Азербайджан надо накрыть зонтиком, а это сможет сделать новый формат минской группы. Но она уже должна быть не минской, а, скажем, московской.

Ведущий: Это был последний вопрос.

Валерий Викторович: Как всегда, мы понимаем, что знания – власть. Берите эту власть в свои руки. Изучайте Концепцию общественной безопасности, разбирайтесь – там описано, как функционируют сложные социальные суперсистемы, там всё описано. Придёт время – напишем и отдельную книгу по суперсистемам. Изучайте, как работают сложные социальные суперсистемы. Защищайте интересы свои и своей семьи.

Счастья вам! До следующих встреч!

Это полезно (4) для postulat, Вася Васильев, Vladimir Zhmurov, Андрей
Многие видеозаписи Валерия Викторовича из серии «Вопрос-ответ» либо уже имеют стенограммы, либо получат их вскоре после выхода. Мы рекомендуем использовать для получения информации именно стенограммы.

Задать вопрос Валерию Викторовичу Пякину к следующему выступлению: http://fct-altai.ru. ФКТ-Алтай вконтакте: http://vk.com/fct_altai.

Таймкоды всех выступлений: Хронометраж:Вопрос-Ответ.

Поддержка проекта Вопрос-ответ: vk.com
Поддержка проекта МедиаМера: mediamera.ru/project/24352

Общие папки и раздачи со всеми выступлениями Валерия Викторовича Пякина:
Видео:[nnmclub] Аудио:[yadisk][itunes.apple.com] Аналитический архив ответов: [yadisk]

Комментарии (1)

Кому любопытно сильно заранее):

Aleksandr88 Подписчик «Вопрос — Ответ» от 5 октября 2020 г. https://cont.ws/@aleksandr88/1801557+Текст (где-то тезисно, где-то полно)04:51 08.10.2020