Валерий Пякин. Вопрос-Ответ от 28 сентября 2020 г. [Фонд Концептуальных Технологий]

00:00 Книга "О мире кривых зеркал 4" 
01:25 Да сколько можно про этого Лукашенко?! 
17:05 «Тайная» инаугурация Лукашенко 
39:15 Что с Европой? 
59:27 Кому выгодно разжигать карабахский конфликт? 
01:13:33 75-я Генассамблея ООН и многомерность мира от Путина 
01:20:05 Как самостоятельно строить мозаичное восприятие процессов в мире?

Хронометраж

00:01:25 Почему так много обсуждаем Лукашенко и ситуацию в Белоруссии. Об отравлении Навального. О второй волне коронавируса.

00:17:04 Об инаугурации Лукашенко. Почему Запад не признаёт легитимность Лукашенко. Нет никакого государства Белоруссии, есть единое русское государство. Россия никого не поглощает силой, народы России и Белоруссии должны вместе идти одной дорогой к обретению суверенитета.

00:39:15 Почему «Южный поток» состоялся, а «Северному потоку» чинят препятствия. Кому и зачем нужна газификация Европы и почему там сворачивается атомная энергетика.

00:59:26 Об обострении конфликта в Нагорном Карабахе: кому выгодно его разжигать. Что помешало планам Глобального Предиктора о ликвидации Турции и становлении Ирана в качестве центра концентрации управления. О положении и перспективах Турции.

01:13:33 О выступлении Владимира Путина на 75-й Генассамблее ООН. О многомерности мiра. Каковы задачи ООН, и почему важно его сохранить.

01:20:07 Как самостоятельно строить мозаичное восприятие мiра. Почему в США запрещают флаг Конфедерации.

Стенограмма

Ведущий: Здравствуйте, Валерий Викторович!

Валерий Викторович: Здравствуйте!

Ведущий: Здравствуйте, уважаемые телезрители, аудиослушатели и товарищи в студии! Сегодня 28 сентября 2020 года. Начнём с претензии.

Валерий Викторович: Ну давайте.

Ведущий: «Валерий Викторович, не надоело этого Лукашенко уже которую передачу подряд обсуждать? Сколько можно про него? Всё с ним ясно и понятно. Только время теряете. Интересно, конечно, но несколько последних выпусков об одном и том же. А где Навальный? Где COVID? Где всё остальное?»

Валерий Викторович: В связи с этим надо отметить, что любое событие, которое происходит в политической жизни, имеет РАЗНОЕ значение, и оно не зависит от того, какое медийное освещение и какой, так скажем, обывательский интерес это вызывает. Вот различные ток-шоу на телевидении, где обсуждают подробности личной жизни каких-то людей, вызывают огромный массовый интерес. Но [чем] по сути [они] являются? Какой управленческий момент? Управленческий момент [здесь] – это связать информационно интеллектуальную деятельность масс, чтобы они не мешались под ногами при управлении.

Так и в управлении различные процессы носят разную значимость. И отвлекаться от ключевых направлений на неключевые нельзя. Если бы, скажем, во времена Сталинградской битвы было [так]: какая разница, что Сталинградская битва идёт, что подо Ржевом битва идёт – [всё] внимание Ставки преимущественно к Закавказскому фронту, к Дальневосточному фронту, к [другим] фронтам, а не к тем фронтам, которые участвовали в Сталинградской и Ржевской битвах, [то] был бы совершенно разный эффект. То есть управление всегда концентрируется преимущественно на тех процессах, которые имеют приоритетное значение. Соответственно этому очень важно выявить во всей политике те процессы, которые являются основополагающими и имеют долгосрочные последствия при их протекании, которые нельзя выпускать из своего внимания тогда, когда требуется постоянная коррекция, когда требуется определённое создание информационного поля.

Вот одно время у нас было много [выпусков] посвящено Украине – там была ключевая точка, там решалось, какой баланс сил сложится в мiре. Потом были другие вопросы. И приходили вопросы постоянно: «Ну почему вы про Белоруссию всё молчите? Разве там не происходят какие-то процессы?» Там происходят процессы, но эти процессы носят локальный характер – так сказать, бои местного значения, [если выражаться] в военной терминологии. И в результате боёв местного значения может быть изменена конфигурация внутри этого фронта, и тогда уже будет совершенно иной разворот. Но сейчас-то основные бои идут именно там. От того, как решится вопрос в Белоруссии, зависит не просто баланс сил в Европе – зависит общемiровой баланс сил, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Если Белоруссия попадает под управление Западом, это одно. Если Белоруссия остается в Русском мiре, это другое; при этом [имеет значение то], в каком качестве она остается, – [если] в состоянии «богатовекторности», самостийности, [то] это просто отложенная катастрофа для России и Белоруссии, причём [если откладывать, то] ещё больнее будет. То есть решать нужно сейчас. И поэтому, естественно, основное внимание к Белоруссии.

Навальный, о котором все кричат… А что там? Ну что там комментировать? Реально что произошло? Это внутриклановые разборки, которые стали неожиданностью для всех глобальных игроков. И неделю соображали, как сформировать сценарий и как использовать того же Навального для глобальных процессов. И вот только сейчас этот разворот пошёл. И он пошёл каким образом? Посмотрите, Германия так или иначе полностью дискредитирована как государство, как политическое управление – дискредитирована на базе их реакции по боевому отравляющему веществу. Есть пример – «отравление» Скрипалей (оно тоже в кавычках, но там другие действия). И в результате этого получается ситуация, что ментально меняется [восприятие]: это что же за боевое отравляющее вещество, в результате которого никто не помирает? И что же это за нелогичность такая действий России: сначала пытаются отравить, потом спасают, да ещё и отправляют его на Запад, чтобы против России можно было организовать санкции?

А я напомню. Навальный сейчас попал, в общем-то, в ситуацию, в которую в своё время попал Егор Тимурович Гайдар. Он ведь тоже после Литвиненко чуть было не загнулся в Великобритании. Для того, чтобы не стать жертвой политического режима Путина в Великобритании, он по поддельным документам… там вообще [была] целая эпопея, как он через Ирландию улетает в Россию. И здесь его в нормальном военном госпитале вылечили. Он почему-то сам полетел к «тирану» Путину, хотя все СМИ трубили, что его-то уж точно Путин хочет отравить. Его здесь спасли, но потом всё равно до него дотянулись, потому что… Понимаете, когда человек выбирает судьбу раба, он мечтает о ней, он ищет себе хозяина, он думает, что он потом что-то будет решать в своей судьбе? Нет. Врач сказал «в морг», значит, в морг. Ну сбежал он. Да, вылечили его здесь. Но если принято решение его ликвидировать, [то] его ликвидируют, чтобы другим неповадно было бегать от решения хозяина.

И вот сейчас Навальный [находится] ровно в том же положении. Для него возвращение в Россию – это спасение, его личное спасение. Потому что он прекрасно понимает, откуда прилетела плюшка-то, он прекрасно понимает, что это его окружение, это внутриклановые разборки, это сценарий придуман такой, что… ну дебильный сценарий, но этот сценарий, безусловно, будет использоваться против России.

Но он же, как мы видим, используется и против той же Европы, особенно против Германии. В каком аспекте? В аспекте того, что Германия не имеет своего суверенитета, что она следует в русле американской политики. Этот казус с Навальным сейчас даёт Германии [возможность] взять часть суверенитета (возродить), отстроиться от диктата американской страновой «элиты».

Так что, что там рассматривать, пока не выстроилась вся структура этого управленческого процесса? То, что изначально понятно, – это внутриклановые разборки, которые, повторяю, стали неожиданностью для всех ключевых игроков. А почему [это] внутриклановые разборки? «А почему это Навальному деньги, почёт и слава? Он вообще не соответствует… Я лучше буду!» Вот и вся закавыка. А уже потом это используется против России.

Что же касается COVID, [то] это глобальная операция. Повторю, [у] Кургиняна уже вышло четырнадцать серий по COVID – содержательно, много вопросов, связанных с управлением. Просто хорошо отработанный материал.

И что значит вторая волна [коронавируса]? Всё же очень просто. Накрыли [людей] первой волной. Люди, которые привыкли работать в стабильных системах, оказались неспособны работать в системе, которая подвержена изменениям, и они не смогли справиться с многими вопросами по управлению собственными государствами. [При этом] ключевые процессы обрушения экономики же идут, за них же отвечать надо [перед людьми]. И [поэтому придуман] простой выход: «А мы объявим вторую волну [коронавируса] и за счёт этой второй волны всё спишем. Вот видите, мы пытались, но ничего не смогли сделать – нас добила вторая волна». Вот откуда идёт вторая волна. Это заинтересованность уже страновых «элит», не справившихся с управлением своими объектами управления (своими государствами). Что здесь обсуждать?

Повторю, по-крупному, по COVID нужно было бы написать хорошую, содержательную, большую аналитическую записку. Но сейчас мы не можем. А больше некому написать. По факту некому написать! И единственная более или менее содержательная вещь – это фильм Кургиняна (четырнадцать серий). Мы на него и ориентируем. Пожалуйста, посмотрите. [Материал сделан] содержательно, качественно. Пусть с теорией управления там слабовато, то есть концептуальная власть, идеологическая [власть], глобальная политика представлены, как обычно, через призму международной политики, отсутствует [рассмотрение] идеологической, а уж тем более концептуальной, власти – то есть через [другие] механизмы [рассмотрен вопрос], но тем не менее это вообще лучшее, что сейчас есть по COVID. Больше никто так качественно ничего не собрал и не предъявил. Сделана огромная работа. И, кстати, [из] этого фильма можно было бы просто взять часть фактологии и показать весь процесс в целостности.

Но мы как раз этим и занимаемся с самого начала. Посмотрите, не успел начаться этот кризис, когда все смеялись: «COVID – да это...», я же сразу сказал: «Ребята, это реально существующее явление, на основе которого будет осуществляться определённая трансформация [мiра]».

Ведь управление не происходит в безвоздушном пространстве – на каждое управленческое действие есть противодействие, и дальше можно использовать объективные обстоятельства для достижения субъективных целей, и потом это всё выражается в конкретной динамике. То есть смотрим: сначала COVID должен был особо не затронуть западный мiр, дать возможность хорошо переизбраться Трампу, но при этом перестроить центр концентрации управления [в лице] Китая и экономические связи, связанные с Китаем (извините за такую тавтологию), то есть часть внутреннего производства Китая вывести за рубеж, что должно было быть связано опять же с COVID, но не в такой форме. Что сделали [американские] страновики? Они увидели в этом возможность скинуть Трампа, и они раскрутили этот вирус по полной программе. Когда страновики раскрутили этот вирус по полной программе, этим решили воспользоваться глобальщики и приступить к трансформации всего общества. И в результате страновики, в принципе-то, проигрывают из-за того, что они эту ситуацию решили усилить в своих частных интересах.

Но и глобальщикам теперь нужен выход. А выход предлагает только один человек – Путин. Он видит выход в конце тоннеля, чтобы у них не пошло накручивание [ситуации] вплоть до полного обрушения, то есть [когда] завели ситуацию в тупик и [настало] полное обрушение. А ведь страновые «элиты» по-другому не понимают, им нужно это обрушение для того, чтобы как бы оправдаться перед избирателями – они живут-то в этой парадигме: «Выбери меня, выбери меня, птица счастья завтрашнего дня». [Страновики США рассуждают так]: «Я не справился, потому что изменилась вся система мiрового хозяйствования. Мне же хочется, [чтобы меня] снова выбрали. Значит, мне нужно полностью довести [управление] до кризиса и показать, что никто с этим не справился». [Поэтому] вторая волна [коронавируса] для них – выход.

А что касается вопроса [о том], что мы много внимания уделяем Белоруссии, так сам вопрос показывает, что далеко не все понятно человеку, если он говорит, что там всё понятно. А какие процессы (и связанные с этим [события]) происходят в Белоруссии? Чего весь мiр на ушах стоит и так внимательно смотрит, куда [ситуация] качнётся и кто как использует этот момент?

Ведущий: Вот как раз и вопрос, все равно, связанный с Лукашенко, точнее с его инаугурацией, которая состоялась 23 сентября, и до последнего момента о ней не сообщали официально. К чему такая скрытность? Зачем потребовалось в таком закрытом формате проводить инаугурацию?

Валерий Викторович: Ну, во-первых, это не скрытность и не закрытость. Будем говорить так – малое освещение. Но это не скрытость и не закрытость. То есть когда 2 тысячи человек участвуют в процессе, [то] о какой скрытности вообще может идти речь.

Но речь здесь [о] другом. Нет неуправляемых процессов. И когда говорят, что Лукашенко мог в том или ином варианте провести инаугурацию, [то] это, вообще-то, рассуждения, не связанные с действительностью. Вот в каком варианте Лукашенко мог провести [инаугурацию], в том он и провёл. И закрытость – она условная. Она условная для обывателя. Эта закрытость призвана, чтобы обыватель, не включённый в процессы управления, не был заранее экзальтирован.

Смотрите, какая ситуация. Все же прекрасно понимают, что протекание различных манифестаций с требованиями отделения (которые, например, в Гродно проходят) не может идти без участия чиновников госаппарата – только они крышуют и ведут эту митинговую деятельность с целью разрушения государства. Но! Могла к ним перейти эта информация? Могла, при подготовке. Nexta готовилась к крупным провокациям? Готовилась. То есть толпа была экзальтированна, взвинчена, и нашёлся какой-нибудь псих, который бы что-то там сделал. Это надо было? Нет, не надо было.

Повторяю, что информация о том, что готовится инаугурация, в процесс которой включены 2 тысячи человек, не могла остаться полностью закрытой, в том числе и для игроков, которые находятся за рубежом.

Но Лукашенко позволили провести эту инаугурацию, и при этом ничего не произошло. Почему? А всё очень просто. То, что есть у Белоруссии и не было у Украины (у Белоруссии это есть из-за Лукашенко, и этого не было у Украины из-за Януковича), – это «зонтик», который существует над Белоруссией, этот «зонтик» – российский. Мы закрыли, мы рассекли заговорщиков внутри Белоруссии, которые с целью свержения Лукашенко организовывают все эти действия. Их погасить можно [было] уже давно. Но именно то, что в этих процессах участвуют высшие управленческие лица (в прошлый раз я достаточно подробно говорило том, что реализуется сценарий Румынии 1989 года), – это факт. Но чтобы эти согласованные действия были, чтобы это не было выхлопом (когда ходят-ходят и от безысходности в конце концов уходят все эти протестующие), нужно, чтобы в осуществлении госпереворота было постоянное взаимодействие надгосударственного центра и инструментария внутри государства, то есть должна быть постоянная сцепка. А отвечавший за «богатовекторность» сын Маккея – уволен, то есть вот до какого уровня «зонтик» накрыт над Белоруссией, то есть они прорваться через этот «зонтик» не могут.

И здесь ситуация такая. Внешние игроки сами не были заинтересованы в том, чтобы совершать какие-то действия во время инаугурации, поскольку тем самым они ломают собственной сценарий борьбы с Лукашенко. Чтобы свергнуть Лукашенко, чтобы расправиться с ним, Лукашенко необходимо вывести из под российского «зонтика», чтобы он начал искать легитимации на Западе. А какая может быть легитимация, если бы толпа была возбуждена какими-то эксцессами? То, что управляемо, тем… Они владеют этой информацией, но не спускают [дальше]. А эта экзальтированная массовка, которая выходит [на протесты], которая просто, что называется, пушечное мясо революции, она этой информацией [не располагает], для них действительно инаугурация оказалась неожиданностью.

Ну невозможно такую операцию провести [так], чтобы было всё закрыто, потому что там участвовало управление, которое участвует в свержении [Лукашенко]. Оно участвует в свержении! Многие [из тех], кто сидел в зале, являются политическими противниками Лукашенко, которые участвуют в организации процессов по свержению Лукашенко и в выводе Белоруссии на Запад, чтобы сдать Белоруссию в западное закабаление. Они участвуют в этом – точно так же, как [в своё время действовала] партсовноменклатура Советского Союза. Перестройка в Белоруссии сейчас идёт примерно [так же], как [шла] Перестройка в СССР.

И чтобы иметь возможность выдернуть (вот на этом последнем сроке) Лукашенко из-под российского «зонтика» и выдернуть его из-под Русского мiра, ему нужно сказать: «Мы тебя не признаём легитимным. Ты должен сделать то-то, то-то и то-то, чтобы стать легитимным». [Например], как в 2015 году [Лукашенко] Крым не признал, сделал ещё ряд мероприятий для Запада, и тогда сказали: «Хороший мальчик. Гуд, гуд, хорошо! Побудешь ещё президентом». Его же на этот путь толкают. Какие здесь эксцессы должны быть? Их не должно быть, иначе тогда не объяснишь своей толпе, которая… Хотя толпа «живёт по преданию, рассуждает по авторитету» и историческая память толпы ограничена настоящим плюс-минус две недели, но вы представляете, что значило бы признание [легитимности] Лукашенко для того западного инструментария в Белоруссии, если бы они его признали после каких-то эксцессов? Они его не признают в полной мере, никогда не признают, потому что им нужно разрушить Белоруссию. Но на этом промежутке времени они не имеют возможности перестраивать этот инструментарий – они его должны постоянно возгонять. А если они его постоянно возгоняют, [и] при этом пошли какие-то улучшения с Лукашенко, ну как это вообще возможно?

Они сейчас не могут туда зайти с руками и ногами (всеми лапами), потому что над Белоруссией – российский «зонтик», в том числе и в формате вооружённых сил России, Росгвардии. По шестому приоритетудля них соваться – себе дороже, им это постоянно демонстрируется. Мы постоянно показываем, [что] «нам не нужен этот мiр, если в нём нет места для России». А когда они входят, это означает, что места для России в новом мiре нет. Как говорится, «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва».

Вот какая ситуация сейчас из-за Белоруссии сложилась. И в это [время] говорят: «Ну не надо смотреть на это дело. Давайте про какого-нибудь клоуна Навального поговорим. Это, знаете, гораздо интереснее». Здесь решаются вопросы жизни и смерти, а там какой-то клоун, вышедший посмешить на арену. Там разберутся сейчас антрепренёры, сценарий ему напишут, вот тогда и будем говорить, куда он дальше ведёт. А пока что ничего неожиданного и ничего непредсказуемого нет.

Так вот, нужно выдернуть Лукашенко [из-под российского зонтика]. Что значит «выдернуть Лукашенко»? Лукашенко нужно лично поссорить с Москвой.

Ему говорят: «Мы не признаём тебя легитимным президентом». А вообще, кого-то интересует, признаёт кто-то легитимным президентом или не признаёт? У нас есть работа о государстве, там [рассмотрен] генезис государства, что необходимо для того, чтобы существовало современное государство, и всё прочее. Белоруссия не обладает полным набором компетенций для того, чтобы состояться в качестве государства, – оно может быть только под чьим-то протекторатом. Убрав российский [протекторат], она должна его заместить по этому уровню компетенций другим надгосударственным управлением. Каким? Тем самым управлением, которое, в принципе, уже огласило судьбу Лукашенко – что он [повторит судьбу] либо Каддафи, либо Саддама Хусейна, либо Чаушеску. Другого-то варианта нет. Все пытались договориться, чтобы хотя бы какМубарак [уйти]. Хотя для Мубарака оказалось вообще катастрофой, что он за всю эту службу оказался в тюрьме на склоне лет своей жизни. [То есть Лукашенко] нужно выдернуть [из-под российского зонтика].

Так вот, нужно понять [одну] вещь – ни одно государство (ни одно государство!) не нуждается в том, чтобы его легитимировали где-то. Вот если государство состоялось как субъект управления (контролирует территорию, осуществляет там свою власть, управление), то с этим субъектом будут в любом случае считаться. Что бы там ни говорили про Северную Корею (хотя там тоже «зонтик» есть), но внешне [с ней] считаются – Ким Чен Ын такой-сякой, но тем не менее с его решениями считаются, и Трамп с ним разговаривает уважительно (то они влюбляются друг в друга, то они разочаровываются друг в друге).

Но вопрос заключается в [следующем]. Кто признавал Соединённые Штаты? Кто признавал Россию как Россию? Все государственные субъекты складываются в ходе глобального исторического процесса. А вот когда государство – проектно-конструкторское, и у него не хватает компетенций для того, чтобы состояться как государство, вот тогда требуется признание легитимности этого государства и руководителя этого государства тем, кто может предоставить этому проектно-конструкторскому государству недостающие компетенции для существования в форме государства. Вот [что] говорят Лукашенко. Ему говорят: «Откажись от российской крыши, возьми нашу. Предай Россию! Предай Белоруссию! Предай русский народ (в любом виде: в качестве белорусов, сибиряков, поморов – без разницы, главное – предай)! И мы тебе пообещаем…» А как они обещания выполняют, всем понятно. Вот о чём идёт речь.

Нет никакого государства Белоруссию и никогда НЕ БУДЕТ. Это единое русское государство. Да, в результате определённой диверсии, совершённой по отношению к единой России, Россия сейчас расчленена на множество субъектов, типа государственных. Но почему-то… Вот смотрите, вы же обращали внимание [на то, что] стараются, чтобы всех русофобов Россия кормила – Грузию, Прибалтику и всех прочих. Путин только начал это скидывать. А почему? Потому что, осуществляя общее политическое управление на трёх высших приоритетах, на трёх низших приоритетах (где осуществляется хозяйственная жизнь, где ресурсы потребляются) должно быть обеспечение со стороны России. Тогда это и Россию обезточивает, и делает Россию тоже подчинённым государством – криптоколонией, как это в той или иной мере проявляется сейчас, и колонией, как это было в 1990-е годы. Мы тогда полностью были колонией, без всяких вариантов. Но мы же это преодолели, и мы начали восстанавливать единое русское государство. Вот Лукашенко и предлагают это предать.

То есть он планировал трансферт власти – он же папа Коли, значит, наследовать ему должен Коля. Вот какую он реформу Конституции планировал.

Поэтому, повторяю, на переходный период Лукашенко в принципе должен быть отстранён от власти – он должен уйти в какой-то политический отпуск, должен передать под внешнее управление в лице Союзного государства. Но! Там должна быть проведена нормальная политическая реформа, которая сможет легализовать интересы всех социальных групп, и этот баланс выстроить в нормальный диалог. Если это не сделать… Некоторые [кричат]: «Россия введёт войска!» А что мы получим? Вот [что] мы получим? То, что будут идти процессы: «А мы то не смогли сделать – злобная Россия это погасила, мы [это] не смогли сделать – злобная Россия погасила». Нет, [нам это не нужно]. Это как ребёнок, он должен переболеть этими болезнями взросления, он должен осознанно прийти [к пониманию], что это семья, он это должен выбрать. Но для этого нужно, чтобы все интересы были структурированы, [нужно] для самого общества, чтобы в обществе эти процессы пошли. У России нет никакого желания кого-то силой поглощать. Россия так никогда не делала. Когда Россия вела войны, она вела [их] против определённых концептуальных основ, то есть искореняла, например, рабовладение, а это без шестого приоритета никак не получалось. И не получается пока, во всём мiре не получается.

Поэтому Россия заинтересована в том, чтобы… Хотя мы знаем, что Белоруссия – проектно- конструкторское государство. Но существует она за счёт России? За счёт России. Так она не должна существовать, как, например, Грузия, – во вред России, против России. Это против интересов России. Но поскольку [Белоруссия] – проектно-конструкторское государство, поскольку уже воспитано определённое поколение людей, у взрослых людей уже перестроено [мышление]: «Вот в 1990-е годы мы бы объединились»… Но, опять же, какая концептуально-идеологическая основа этого объединения? Нужно же прийти к этому объединению добровольно и с полным пониманием всех последствий. Вот что нужно сейчас обеспечить Белоруссии.

Хуторянин (руководитель с хуторским взглядом) из Белоруссии (из сложной социальной суперсистемы) сделал хутор, он попытался всё это упростить. А вы попробуйте детскую одежду надеть на взрослого человека. Она и рвётся! И это проявляется разными способами, в том числе и заговором белорусских «элит» (так называемых) против Лукашенко.

Этот заговор [проводится] как в интересах, так скажем, определённых кланово-корпоративных группировок внутри России (я не говорю «России как государства, как нашей общей великой Родины», а я говорю о кланово-корпоративных группировках России, которые осуществляют процесс управления Россией), так и в интересах Запада (а там вообще можно назвать коллективно – [Запада], это без разницы). Потому что если внутри России ещё можно говорить, что вот эта кланово-корпоративная группировка против Русского мiра, а эта за Русский мiр, эта против Россия, а эта за Россию… А в российской политической действительности, в общем-то, присутствует очень много сил, которые против России. Это конкретным способом выразилось во время Парада [Победы], когда огромный, развевающийся власовский флаг [несли] на большом древке, а Знамени Победы дали какую-то коротышку – флажочек попытались сделать, чтобы он вообще не развевался, какой-то обрубочек дали: «Ну неси! Мы победили!» Они демонстрируют, что эти власовцы, недобитые гитлеровцы правят бал в России. Даже на Параде Победы они показывают: «Это НАШ парад победы! Победы над вами, над русским быдлом. Во имя нашего великого фюрера». Вот что означало пронесение флага в таком ракурсе [во время] Парада. Их корёжит, что несмотря на то, что они пытаются накинуть на нас этот колониальный триколор, красное русское знамя всё равно побеждает.

Так что Белоруссии предстоит переболеть вместе с Россией и идти одной дорогой к обретению суверенитета. В России… я [так] называю то, что [является] сейчас Российской Федерацией, чтобы не говорить каждый раз «Российская Федерация», потому что в Российской Федерации есть и Сибирь, и Урал, и, как вы помните, планировалось создание и Уральской республики, и Сибирской республики, и Дальневосточной республики... Всё это под руководством Путина было, в общем-то, преодолено, сшито всё это пространство. Теперь есть необходимость возврата тех государственных субъектов, которые были сформированы и достались в наследство большевикам после Февральской революции 1917 года – всё это тогда же создавалось, просто большевики уже работали с данностью, и необходимо было сохранить различные силы, чтобы выстоять во втором этапе Мiровой войны – Второй [мiровой войне], и поэтому вопрос административно-государственного устройства был отложен. А Хрущёв довёл до предела, который, в общем-то, обрушил Советский Союз.

То есть, срастив внутреннее единство России в рамках Российской Федерации, теперь стоит вопрос о том, чтобы восстанавливать общую территориальную целостность. Но это ни в коем случае не означает оккупацию. Болезни, которые [есть у] Российской Федерации, и болезни, которые [есть у] Белоруссии, они немного РАЗНЫЕ. Немного. Но они тем не менее разные. И переболеть нужно отдельно. В рамках ЕДИНОГО государства, но ОТДЕЛЬНО. И поглощать Белоруссию, как [предлагают] некоторые («А мы всё хапнем»), нельзя! Некоторые, правда, доходят до другого маразма – [предлагают] дать Белоруссии вообще всё, чтобы «элиты» чем-то там поделились. Ага! [Разве] «элиты» когда-то поделятся? Когда встаёт вопрос – государство или «элитные» интересы, «элиты» всегда выбирают «элитные» интересы и предают государство.

Ведущий: Следующий вопрос: «Валерий Викторович, что с Европой? В частности, с Германией? Сперва Меркель сообщает, что “Северный поток” будет достроен. Затем американцы выводят свои части из Германии, часть войск перевели в Польшу на границу с Белоруссией. С Белоруссией не получилось. Опять наезд на Меркель по “Северному потоку”. Меркель пошатнулась. На границе с Польшей вдруг находят одного кабана, который умер от свиного вируса. Понятно, что Германия крупный экспортёр свиного мяса не только в Европе, но и в мiре. И Китай отказывается от немецкого мяса. Коронавирус растёт, протесты налицо борьба немецких кланов. Во Франции похожая ситуация. Границы с Европой будут закрыты до выборов в США для поддержки Трампа?»

Валерий Викторович: Всё гораздо сложнее и проще одновременно. Как сказать?.. [Возьмём] детский сад. Выходит воспитательница на какое-то время из группы, и там обязательно начинается шум. Он сначала маленький, и потом… то есть дети начинают шалить и вести себя [так], как, [по их мнению], можно теперь [себя] вести, пока воспитателя нет. Это один процесс. И в настоящее время он в полной мере наблюдается в Европе.

Дело в том, что Европа долгое время управлялась жёстко, структурно из Соединённых Штатов. [Во время] противостояния Де Голля и Соединённых Штатов, когда он им предъявил доллары на выплату, ему же сказали: «Так союзники по НАТО не поступают». Он говорит: «Тогда я выхожу из НАТО». Чем это закончилось для Де Голля? [Свершилась] «цветная» революция, и Де Голля скинули, потому что был консенсус управляющих структур, что Де Голля надо убрать. Если бы этого консенсуса в управлении не было, [то] государственный переворот бы не состоялся, его бы погасили. Вообще, когда [какое-нибудь продолжительное время непрерывно] гуляют [какие-либо протестующие толпы, манифестации, когда происходит] любой процесс [подобного рода], это значит, что государственное управление в этом участвует. Не могут все эти процессы идти там, где государственное управление не участвует.

Привожу конкретный пример. Вы можете представить себе, чтобы против диктатора Гитлера проводились какие-то манифестации, как сейчас типа против Лукашенко? Ну сравнивают же их примерно – что [он] диктатор, что он кровопийца, что всех терроризирует. Вот против Гитлера могли в фашистской Германии выйти? Нет. Почему? А потому что был консенсус «элит», и это консенсус «элит» по отношению к таким процессам реализовался в том, что собственно весь инструментарий был задействован на другие процессы. А тех, кого особо задействовать нельзя было, их на «перевоспитание» в концлагеря отправили (перевоспитание, конечно, в кавычках, а то некоторые подумают, что там благотворительность в концлагерях творилась). [Как] результат, покушение на Гитлера 20 [июля] 1944 года чем закончилось? Ничем. А ведь, по сути, почему Сталин не верил, что Гитлер куда-то убежал, продолжал искать и ему нужно было с этим делом [о покушении] разобраться? И это вообще очень большой вопрос – погиб или не погиб Гитлер. И очень много косвенных свидетельств говорит о том, что, несмотря на то, что есть официальная версия, что Гитлер не погиб, он реально погиб и после этого Германией управлял двойник. Но как управлял? Разве он принимал решения? Нет, это был консенсус вот этих управленческих «элит».

В Европе долгое время управление СТРУКТУРНО шло из Вашингтона. В Европе сложился государственный управленческий корпус, который во всём ориентируется на Вашингтон, и в частности, в рафинированном виде это [иллюстрирует] Германия, которая вообще является по-прежнему и до сих пор оккупированной. Как, кстати, и Япония. Япония тоже не существует как государство, это оккупированная Соединёнными Штатами территория, и поэтому процесс вырождения японцев – это, в общем-то, процесс, запущенный оккупационными властями.

Так вот в Европе [есть] этот консенсус. Но что наблюдается в Соединённых Штатах? В Соединённых Штатах наблюдается полномасштабная схватка между страновыми и глобальными «элитами». Поскольку Соединённые Штаты являются субъектом глобального действия и Соединённые Штаты инструментально управляли всем мiром, а соответственно этому устойчивость государственного устройства Соединённых Штатов базируется на их внешнем управлении… Хотят ли глобальщики или страновики чего-то по отношению [к] превращению в национальное государство, это во многом зависит от того, как будут реализованы отношения Соединённых Штатов (как государства) с другими государствами мiра. А разность подходов через один и тот же государственный инструментарий (например, Государственный департамент Соединённых Штатов)... [подход] разный: если на каком-то направлении сидит страновик, у него [цель] – запустить процессы в Европе, которые бы помогли скинуть Трампа; у [того, кто] представляет глобальщиков, интерес [заключается в том], чтобы в Европе сформировался утерянный суверенитет и эти процессы помогли Трампу победить страновиков. Всё это в полной мере отражается на управлении странами Европы, где разные кланово-корпоративные группировки, в зависимости от подключения к страновым или глобальным «элитам», ведут своё управление и по мере возможностей проводят то одно, то другое решение. Вот Европу и лихорадит так, что у обывателя там аж голова кругом идёт: «Да что же вообще происходит?»

А искать-то нужно не здесь, не в Европе. В Европе только отражение тех процессов. А глобальная схватка идёт в Соединённых Штатах, там глобальные и страновые «элиты» схватились. И от того, как будет решён конфликт там, произойдёт разрешение процессов в Европе. Попытка разобраться через Европу… как говорится, можно зуб выдернуть и через задницу, при разработке определённых технологий. Нужно-то смотреть по существу, как процессы идут. То есть когда вы кидаете камень в воду, вы же смотрите, как круги расходятся по воде из центра, вы же не наоборот [делаете] – ищите центр по кругам, хотя и такое возможно в управлении. Но в данном случае это прямо вот эта ситуация. То есть [если вы] хотите разобраться в каком-то процессе управления в Европе, надо обязательно тут же искать ниточку, [ведущую] в Соединённые Штаты, и в Соединённых Штатах разбираться, где какой процесс происходит, который приводит к тому или иному решению в Европе.

По «Северному потоку – 2» встаёт вопрос: а кому нужен-то этот «Северный поток – 2»? В какой мере?.. Он вроде Европе нужен. А Европа сопротивляется. А у меня вопрос: а нужен ли он Европе? И КАКОЙ Европе этот «Северный поток – 2» нужен? Итак, вспоминаем Обаму, [выступление] 2012 года: «В Европе будут сформированы новые народы, новые языки, новые государства», то есть [планируется] полное переформатирование Европы. Что мы следом видели? Миграционный потоп, который чуть было не снёс Европу, в полном соответствии с планом, который огласил Обама. Что мы ещё видим? Мы видим сворачивание высокотехнологичного производства в Европе, а самое главное – сворачивание таких направлений деятельности, как, например, выработка атомной [энергии]. Ведь когда Путинспрашивал: «Вы чего делаете? Вы чем обогреваться собираетесь? Вы дровами топить что ли будете?», это же был вопрос: «А вы скажите концепцию вашего управления. Чего в конечном итоге вы хотите достигнуть? Мы вам предлагаем конкретное энергетическое обеспечение. Вы выводите [из употребления] ядерную энергетику, но вы спокойно можете жить на газовой. Газопроводы были [протянуты] ещё со времён Советского Союза, и какая бы Россия ни была, вы ни разу сбоев поставки газа не испытывали. Мы теперь диверсифицируем [поставки газа]. Если кто-то сел на газопровод, типа Украины… А все прекрасно понимают, что Украина – это Соединённые Штаты. А Соединённые Штаты что? Они ставят Европу в полную энергетическую зависимость. То есть Европа, как субъект управления, прекращает своё существование, если она поддаётся диктату Соединённых Штатов. Но не поддаться диктату Соединённых Штатов Европа не может, потому что очень много американских ставленников в государственном управлении. Очень серьёзная там ситуация.

Но есть другое влияние – влияние народов и других кланово-корпоративных группировок, которые заинтересованы в национальных интересах. Им-то этот газ нужен для существования, здесь их деды и прадеды жили, и они собираются, чтобы их внуки и правнуки жили на этой территории. Это их страна, это их культура, они никуда отсюда не собираются, поэтому им нужна энергетика.

А если планируется переформатирование этих государств, создание новых народов, новых языков, то особенно такие опасные виды производств, как атомная энергетика, должны быть вовремя свёрнуты, выведены. На переходный период, конечно, можно иметь газ, который пойдёт по той же Украине, и вам этого типа хватит.

Но есть и другой вопрос.«Инициатива трёх морей». Сужаем.«Интермариум» (Балтийское, Адриатическое, Чёрное моря). Сужаем до [идеи] Пилсудского («Польша от можа до можа») – от Балтийского до Чёрного [моря]. Сужаем. Вышеградская четвёрка. Что такое Вышеградская четвёрка? Это та самая «Инициатива трёх морей», создание «Интермариума», который обеспечит функционирование «расчетно-кассового центра» – Швейцарии, и фактически это восстанавливается (с приращением территории) Австро-Венгерская империя. Она прошла историческое переформатирование и будет собрана на новых основах. И чтобы эта империя не испытывала недостатка в энергетике, поэтому «Южный поток» состоялся. Всем интересно, и он состоялся.

А «Северный поток» – проблемный. Он ту, дальнюю, Европу собирается через Германию обеспечивать энергетикой. А [из Европы], повторю, выводят всё, чтобы [у] пришлого миграционного населения не было избытка энергетики, чтобы они здесь копошились, действительно топили дровами, стульями, книгами, чем угодно. Но пусть они будут в футуроархаике, то есть в новом средневековье [здесь] в Европе. Они должны по максиму ликвидировать всё культурное наследие, доставшееся им от этих европейских государств. Это план Глобального Предиктора – план, по которому центр концентрации управления переносится из Великобритании и Соединённых Штатов в Китай, из Европы переносится в Иран.

Но [может возникнуть вопрос: какой из Европы может быть] центр концентрации управления, [если она утратила] суверенитет [и управляется из США] (о чём я только что говорил)? Так в том-то и дело, что Глобальному Предиктору для противостояния с концептуально властным Советским Союзом (Россией) нужна была объединённая мощь всей Европы. Это как отделы продаж, образно говоря: приходишь в компанию, [и там] продажи на Запад осуществляет вот этот отдел, на Восток – вот этот отдел. Вот как это было разграничено. Никто и не говорил про суверенитет Европы, потому что этого суверенитета нет и у Соединённых Штатов. У Соединённых Штатов суверенитета нет даже в большей степени, чем у какой-то Голландии, не говоря уж о Франции или Германии. Но это инструментарий глобальной политики Глобального Предиктора. И вот чтобы этот инструментарий… чтобы «взбесившаяся собака не загрызла своего хозяина», нужно провести определённые работы.

И возникает вопрос: что делать с «Северным потоком»? Если мы переформатируем Европу, [то] «Северный поток» не нужен. Если у нас переформатирование Европы откладывается на какое-то время, [то] «Северный поток» нужен. И в рамках этого проекта вёлся «Северный поток». «Северный поток» нужен для окончательного свёртывания всей атомной энергетики в Европе – это план Глобального Предиктора. А Глобальный Предиктор пользовался инструментарием – Соединёнными Штатами. И когда Соединённые Штаты начинают давить на Европу, это [делают] страновые «элиты», которым, в общем-то, по барабану, они пытаются через это надавить на Европу, на Трампа, на Россию – на что угодно. Они рубят сук, на котором сидят. А когда Европа говорит: «Нам нужен “Северный поток”», это говорят страновые европейские «элиты» при помощи глобальщиков. Им же не нужно обрушение всей цивилизации на планете Земля, им же нужна последовательная перестройка.

Вот в [работе] «Война» (или книге «О мире кривых зеркал 3») что прописано? [Во главе России стояли] Александр I, Николай I, Александр II, Александр III. Прописано, как последовательно Россия готовилась к поражению ([к тому, чтобы] быть расчленённой) и как Россия готовилась к тому, чтобы победить в Первой мiровой войне. То есть Александр I сдал суверенитет полностью – систему приводили в одно состояние. Не смогли. Николай I стал Россию восстанавливать. Его деяния начали приносить плоды при управлении уже Александра II (его сына). [При] Александре III всё развернулось [в обратную сторону]. Но Александру III нужно было двигаться дальше, Александр III издал указ о подготовке Февральской революции (Октябрьскую он не планировал, потому что Октябрьская революция не состоялась бы, если бы не было Февральской; большевикам не нужны были никакие такие катаклизмы) – указ «о кухаркиных детях», [когда Россия] лишилась своего кадрового корпуса. Николаю II исправить бы ошибку, ведь Александр III достаточно много сделал для того, чтобы Россия смогла развиваться. Плоды деятельности Александра III стали сказываться во времена правления Николая II, [которым некоторые сейчас восхищаются]: «Ах, какой царь! А у него то, а у него сё…» Николай II загробил дела своего отца и подвёл страну к катастрофе. Но это, опять же, описано у нас в [работах] о государстве, «Революция неизбежна ? Или !» и в «Войне».

То есть [там говорится о том], как готовятся СИСТЕМЫ. Система готовится прежде, чем произойдёт что-то. К войне готовили вот так, и на каждом этапе были свои особенности: и продажа Аляски, и прокладка трансатлантического кабеля – это всё подготовительные мероприятия. Когда Глобальный Предиктор что-то планирует, он проводит масштабные подготовительные мероприятия по переформатированию конкретной страны. И он это делает либо легко и просто (как это было с Александром I или Николаем II), либо он встречает мощнейшее сопротивление (как это было при Николае I или при Сталине), [либо сталкивается с] каким-то там управлением, как при Александре III и Брежневе. То есть вот такие моменты.

Поэтому встаёт вопрос. Глобальщикам же не нужно обрушение в Европе, поэтому «Северный поток» нужен. Но как средство давления, чтобы Россия не была концептуально властной, не смогла проводить [свою политику], чтобы гири висели на руках и ногах у России, ну было бы неплохо ещё помурыжить Россию. Вот всё это и сказывается. И везде с этим надо разбираться.

Ведущий: Следующий вопрос: «Валерий Викторович, вновь обострение нагорно-карабахского конфликта между Арменией и Азербайджаном. Объявлено военное положение и комендантский час, также мобилизация со стороны Армении. Азербайджан объявил о захвате семи сёл. С обеих сторон потери и раненые. Чем это может закончиться? И кому выгодно каждый раз разжигать этот конфликт?»

Валерий Викторович: Людей жалко. И азербайджанцев, и армян, всех жалко. Потому что с точки зрения существующей концептуальной власти, которая осуществляет глобализацию по ветхозаветно-библейскому проекту, люди ничего не представляют. Есть политика «золотого миллиарда», когда излишнюю часть населения нужно перемолоть в экономических неурядицах, войнах – в общем, чтобы [они] исчезли: либо погибли в войне, либо умерли от голода и болезней.

[С] чем связано? Ситуация, в общем-то, такая. Когда в начале XX века Россия сохранила Турцию в качестве государственного субъекта, она подарила глобальщиков чемодан без ручки, который и нести тяжело, и бросить жалко. А Турция возомнила себя определённым субъектом. Многие [считают] Эрдогана крутым руководителем: «Эрдоган то, Эрдоган сё». А в результате Эрдоган идёт как по рельсам к полному крушению турецкого государства и к приведению турецкого государства к тому состоянию, которое и планировалось по Севрскому договору. А по Севрскому договору (даже если не брать соглашение Антанты от 1916 года) часть территории Турции отойдёт Армении. А это никак, ну это просто никак. А как может отойти эта часть территории, если священная гора Арарат находится на территории Турции? Разве ради этого они миллион армян вырезали – [ради того], чтобы отдать эту территорию? А в результате этого они что сделали? Они себя поставили на ту же планку, что и Гитлер, то есть чтобы о ликвидации турецкого государства не пожалел никто. С одной стороны, они решили вопрос гомогенизации Армении, вырезав ненужное, с их точки зрения, [население]. А потом исполнителей и ликвидируют.

Сейчас, когда не удалось смести Турцию в результате наступления ИГИЛ… Я уже сколько раз рассказывал сценарий: «арабская весна», снесли Ирак, чтобы он не противостоял Ирану при движении и установлении «нормального» ислама. Но ИГИЛ должен был работать в поддавки, потому что он должен был идти впереди Ирана, сносить государства, устанавливать полный безпредел, а потом Иран приходит, игиловцев уничтожает и приносит «хороший» ислам. И так будет создан европейский исламский халифат с «хорошим», правильным исламом. Центр концентрации управления исламским миром из Саудовской Аравии перетекает в Тегеран (в Персию). А объединение тюркоязычных народов, которое сейчас формируется, – это формат Астаны, который одинаково хорошо вписывается как в проект «СССР 2.0», [так] и в новый мiропорядок, когда Иран [становится] центром концентрации управления, то есть куда надо, туда и впишем, по задумке глобальщиков.

Но проблема возникает с Турцией. Турцию нужно истощить. Во-первых, у Ирана не получилось снести ИГИЛ, потому что американская страновая «элита» (которую мнят глобальной, потому что она живёт за счет ограбления всех других – в качестве инструментария, им-то деньги всё равно не достаются, они глобальщикам уходят; но это инструментарий, а думают, что это субъект управления), понимая, что таким образом её сфера интересов будет сужена (они потеряют Азию, Ближний Восток и Европу потеряют), стала сопротивляться – ИГИЛ стал сражаться по настоящему при помощи Соединённых Штатов. Повторяю, ИГИЛ – это иррегулярная армия США.

В результате этого был допущен ещё один провал, когда России позволили разобраться с терроризмом на дальних подступах. Нам это выгодно, нам это интересно, чтобы война не пришла в Россию, надо террористов уничтожить там. Но в результате этого Путин, будучи концептуально властным государственным управленцем, представил концептуальную власть России в мiре. И он, в принципе, создал условия, при которых центром концентрации управления для всей Азии (Центральной, нашей Средней Азии) будет Россия.

А Ирану состояться центром концентрации управления мешает Турция. А как бы сделать так, чтобы Турция мешала России и обессиливала Россию, а Иран, как умная обезьяна, собрал бы после этой битвы все трофеи победы?

И вот Турция, которая оказалась загнанной между двух огней: сначала в результате того, что мы разгромили террористов в Сирии, закончилась сланцевая нефть у Соединённых Штатов, а [на] Турцию в это время уже [решили] списать убытки в результате ливийских событий… И предыдущее обострение было, когда [были задержаны] так называемые 33 богатыря (я вообще не люблю такие [прозвища]), [потом] 32 наших человека [вернули на родину, а] ещё одного так и непонятно, отдали или не отдали. И уж тем более публично никто не извинился. Вообще, так не действуют. Если вы публично оскорбляли, вы оклеветали людей, [то] вы публично и принесите извинения. Это как минимум. Но Лукашенко так действовать не может, он гадит открыто, а извиняется в лучшем случае мелким шрифтом на последней странице газеты.

Так вот дали оружие Хафтару. Хафтар в Ливии стал побеждать. Турция начала отправлять туда сирийских боевиков-игиловцев своими самолётами, Турция сталаотправлять туда своих военных, и они там очень сильно завязли. Франция с Турцией очень сильнопоссорились по поводу участия Турции в ливийских делах. В это же время Турция ссорится по полной программе с Грецией, и тоже проблема – надо отвлекать войска для обеспечения той женефтедобычи. То есть Турцию очень сильно ставят на распорку.

Но если Турция дальше будет отправлять боевиков [из] Сирии в [Ливию], то проблемы возникнут у Франции, у Хафтара. То есть там нужно будет совершенно по-другому [действовать]. И без России решить эту проблему не получится, там нужно будет опять полномасштабное участие России. Чтобы этого не допустить и оставить там [ситуацию] в ждущем режиме, решили использовать уже существующий конфликт, где можно перемолоть часть боевиков из Сирии (повторю, о народе – ни об армянском, ни об азербайджанском – никто не думает, [тут] планы совершенно другие), и при этом, решая проблему утилизации этих боевиков, поссорить… Турция полностью заходит на территорию, которую так или иначе мнит своей Иран (Персия). Он не может в полной мере высказать эту претензию, пока существует Россия, поэтому в таком подвешенном состоянии существует государство Азербайджан; потому что Азербайджан же забирался у Персии при условии, что он будет в составе России, никто не оговаривал, что он будет самостоятельным государством. Турция получает напряжённые отношения по ещё одному направлению – с Персией.

А какой триумвират по борьбе с игиловцами в Сирии и Курдистане? Это Персия (Иран), Турция и Россия. И как ни крути, но Армения и Азербайджан – это территория России. Значит, [если] перенести конфликт сюда, [то] Турция, опять же, ссорится с Россией. У России появляются дополнительные проблемы в выстраивании Русского мiра. Да, пусть Россия сейчас сосредоточена на Белоруссии, но здесь мы углубим противоречия до такой степени, чтобы впоследствии их просто невозможно было разрешить каким-то другим способом. А заодно решаем тактические задачи по перемолоту этих боевиков. Ведь надо вспомнить, что те же армянские погромы, которые были в Азербайджане, осуществлялись в основном-то за счёт таких же завезённых террористов, а уже потом к ним (на этих завезённых руководителей, которые эти погромы делали) налипла бездумная толпа. Сейчас примерно та же самая ситуация – опять завезли, опять решают эти проблемы.

Но это же проблема всех проектно-конструкторских государств – они не могут в рамках государственного суверенитета решить никакую проблему. Им нужно либо быть под чьим-то зонтиком (вон как благотворно для того же Лукашенко сказался российский зонтик)... А Армения и Азербайджан находятся совсем в другом состоянии, но проблемы всё равно создаются России. И таким образом можно будет с Россией как-то по-другому договариваться по той же Сирии, как-то по-другому сделать уступочку так, чтобы совместными усилиями Ирана и России надавить на Турцию. Вспомните, когда Иранпредоставлял базы подскока самолётов, он же претендовал [на то], что «вы тут воюете, а я только управляю». Ну, не получилось полностью. Сейчас мы России создадим проблемы, Россия будет более покладистая, мы решим вопрос по Турции, Турция перестанет существовать. То есть Россия к этому не будет никакого отношения иметь, но Турция взорвётся. У неё просто ресурса не хватает, её заставляют усиленно тратить все ресурсы и наращивать социальную напряжённость в государстве, отчего [Турция] просто взорвётся, а Иран должен... Если Россию не ослабить, Россия возьмёт территорию Турции, весь Анатолийский полуостров будет Анатолийским федеральным округом. Поэтому задача – ослабить Россию и усилить Иран.

И этот шаг, который Турции вроде как выгоден, когда Турция решает и свои проблемы, что у неё не отторгнут территорию со стороны Армении в конце концов… Ну, всё к тому и придёт – примерно к плану 1916 года, соглашению Антанты. Ну, там поправим эту карту. Всё будет по-другому, Путин не Николай II, его на мякине не [проведёшь]. Он прекрасно понимает, где в этом плане Антанты 1916 года зарыты очень нехорошие вещи, и понемножку по-другому пройдёт карандашик.

Ведущий: Следующий вопрос. Прошла юбилейная 75-я Генассамблея ООН. Прошла она в необычном режиме, так скажем, онлайн. В связи с этим вопрос от Сергея: «В своём видеообращении в ООН Путин сказал, что мiр становится многомерным. А как Вы можете прокомментировать слова Путина о многомерности мiра? И что, по-Вашему, вложено в это слово “многомерность” Путиным?»

Валерий Викторович: Ну, это вообще очень просто. Вот мы говорим… теория суперсистем в Концепции общественной безопасности прописана ещё не в полной мере. Так вот социальные суперсистемы по своей сути достигли, по Закону времени, такого состояния, что в рамках просто суперсистемы её невозможно описать – она многомерная. Поэтому, когда я говорю о сложных социальных суперсистемах, я говорю ровно то, о чём сказал Путин – о многомерности этих социальных суперсистем.

Что касается путинскоговыступления и возвращаясь немножко к предыдущим вопросам. Что Путин сказал?

Во-первых, он единственный, кто выступил на фоне официального логотипа ООН, а это очень серьёзная постановка вопроса.

Второе. Говорят: «ООН ничего не решает, ООН надо ликвидировать». Но тогда встаёт вопрос и о том, что каждое государство в меру своих сил отстаивает свой суверенитет и свои интересы, а в мiре наступает право сильного, то есть захотел – ядерную бомбу кинул. Управление – процесс информационный. Распространение информации есть управление. Освещение многих управленческих процессов в мiре и есть функция ООН, и она с ней справлялась и справляется. А вопрос в том, чтобы ООН стала субъектом глобальной политики. Заявка [на это] сделана. У кого (единственного) за спиной был официальный логотип ООН?

Поэтому-то Соединённым Штатам и надо ликвидировать ООН – чтобы никто не мешал махать ядерной дубиной и принуждать всех по отдельности. По отдельности – это [когда] раз, и веточку сломали. А попробуйте сломать веник или пучок стрел. ООН – это как раз [когда] государства находятся в пучке стрел, и концептуальное властное управление способно подавить частную инициативу любой страновой «элиты». А частная инициатива любой страновой «элиты», как правило, направлена на дестабилизацию всего мiра.

Как в 2008 году было? Все «элиты» у нас решили: «Мы уберём Путина (ведь это Путин заставляет нас в мире между кланами жить), и тогда всё будет хорошо – я смогу того ограбить, этого ограбить». А как только убрали Путина и оказался недееспособным Медведев, оказалось, [что] ты пытаешься этих двух ограбить, а четверо пытаются ограбить тебя. И встали все с этими пистолетами – [к чьей-то] голове [приставлены] четыре пистолета, а он только двух может держать [на прицеле], причём не тех, кто его держит на прицеле. И что? К Путину: «Помоги, разрули конфликты!»

Эта же задача лежит на ООН. Многие этого не видят, а Путин сразу сказал: «Без ООН рухнет вся цивилизация на планете Земля». Это центр, через который осуществляется информационное наполнение всех процессов управления. Не будет этого – [наступят] хаос и полномасштабная война всех против всех.

Поэтому когда американцы бьются, они думают, что они в результате этого останутся самыми сильными и будут господствовать над всем мiром. Не получится. В XXI веке за «лужей» не отсидеться, как это было до этого времени и даже как это было в XX веке, когда Гитлер планировал ракетами обстреливать Нью-Йорк. Им тогда повезло, а сейчас не повезёт, в любом случае не повезёт. А потом, им ещё надо пройти внутреннюю трансформацию. Всё, они вступили на путь трансформации, как это было в Советском Союзе – отдельные штаты, государства. К чему они придут? Для них, вообще-то, счастье, если [президентом] будет Трамп – [будут] менее кровавые события. Ну а если что-то пойдёт по-другому… Хотя глобальщики постарались, посмотрите, Трампу [конкурентом] выставлен Байден – в общем-то, креатура глобальщиков, так, чтобы уж вообще не было [шансов у соперников], более адекватного [выставлять] нельзя было. Все [возможные] моменты подтасовки результатов голосования освещаются и вскрываются заранее с определённым эффектом. Ну, Блумберг взял и заплатил долги по судам за бывших заключенных. А в результате – всё, не получится уже этот вариант, не пройдёт, потому что заранее всё сделано и это вовремя [будет] отработано.

Так что Путин… [Его выступление] прошло в формате видеозаписи. Каждый говорил о чём угодно, но Путин говорил по существу о глобальных проблемах, которые волнуют весь мiр. Путин – единственный государственный деятель глобального уровня значимости, концептуально властный государственный деятель, равного которому в мiре нет. Его выступление это ещё раз подтвердило.

Ведущий: Вопрос от Владислава: «Необходимой основой концептуальной властности является мозаичное восприятие. Но в материалах по КОБ в основном даются готовые частичные мозаики в тех или иных областях. Например, серия “О мiре кривых зеркал” даёт мозаику, в которую можно далее укладывать остальные факты. А как строить мозаичное восприятие самостоятельно в тех областях, которые не освещены ещё в публикациях? Есть какая-то методология для этого?»

Валерий Викторович: Конечно, есть. И она называется Концепция общественной безопасности. Когда была написана «Мёртвая вода», мне и моим товарищам казалось – всё, вопрос решён, любой специалист в любой области берёт эту работу, работает и наполняет сам. А оказалось – нет. Оказалось, что специалист подобен флюсу, и многие вопросы, которые изложены в Концепции общественной безопасности и даже в Достаточно общей теории управления (которая [является] становым хребтом), оказываются многим непонятными. И началось написание профильных работ, разъясняющих тот или иной аспект Концепции общественной безопасности. Та группа, которая взяла на себя такую ношу, в общем-то, не справилась, они заявил: «А чего ещё писать? Всё уже написано». И, как мы видим, уже какое время страшнее Пякина зверя нет («страшнее кошки зверя нет») – они [про это] написали, а всё остальное (и COVID, и вопрос с флагами, и вопрос суверенитета) [они не разъясняют].

Вот вопрос по флагам. Почему в Соединённых Штатах запрещаютфлаг Конфедерации? А вопрос заключается в том, что флаг Конфедерации – это другой уровень суверенитета, просто другой уровень, не вот этот инструментальный, а уже определённая субъектность подразумевается. Именно поэтому-то победили северные штаты при помощи Великобритании, которые были союзниками (такими были «союзниками»!) конфедератов, и России, которая была союзником северных штатов. Великобритания, вообще-то, союзник такой, что если Великобритания – союзник, то и врага не надо. Как там [говорится]? «Хуже вражды с англичанкой (с Великобританией) может быть только дружба с ней».

Когда написали «Мёртвую воду», казалось, что больше и писать-то нечего, любой человек берёт «Мёртвую воду», читает, у него есть профессиональная подготовка, и на основе этого он сам уже является концептуально властным, строит свои мозаики так, как ему необходимо. Оказалось, [что] надо писать. [Поэтому] пишем. Сколько можем, столько и пишем. Вот не была прописана война – прописали. Не было прописано государство в том объёме, в котором необходимо для того, чтобы сейчас практически применять, – прописали. И дальше работаем. Ну, извините, лучшая подготовка – самоподготовка.

«Мёртвая вода» написана, онапрошла режим парламентских слушаний, она рекомендована к внедрению во все сферы жизни. Ну нет ничего более легитимного, чем «Мёртвая вода». [Нужно] просто читать и на основе своей профессиональной подготовки становиться концептуально властным, то есть не ждать пока это будет написано. Ведь все люди имеют достаточный уровень образования, [надо] читать, становиться концептуально властными и защищать интересы свои и своей семьи – всё.

Есть такой источник – «Мёртвая вода».

Ведущий: Это был последний вопрос.

Валерий Викторович: Так получилось, что я уже и порекомендовал читать «Мёртвую воду», становиться концептуально властными, защищать интересы свои и своей семьи.

Мне остаётся только пожелать вам всем счастья, мирного неба над головой! До следующих встреч!

Это полезно (5) для postulat, Vladimir Zhmurov, Андрей, Каку Ся, Вася Васильев
Многие видеозаписи Валерия Викторовича из серии «Вопрос-ответ» либо уже имеют стенограммы, либо получат их вскоре после выхода. Мы рекомендуем использовать для получения информации именно стенограммы.

Задать вопрос Валерию Викторовичу Пякину к следующему выступлению: http://fct-altai.ru. ФКТ-Алтай вконтакте: http://vk.com/fct_altai.

Таймкоды всех выступлений: Хронометраж:Вопрос-Ответ.

Поддержка проекта Вопрос-ответ: vk.com
Поддержка проекта МедиаМера: mediamera.ru/project/24352

Общие папки и раздачи со всеми выступлениями Валерия Викторовича Пякина:
Видео:[nnmclub] Аудио:[yadisk][itunes.apple.com] Аналитический архив ответов: [yadisk]

Комментарии (152)

Страницы

@Кот 18 октября 2020г. в 19:13:

А про хама, мы пропускаем? Глазки щиплет!

телефон знаешь, там тебе все объяснят и глазки подлечат )))

engineer 18 октября 2020г. в 19:24:

@Кот 18 октября 2020г. в 19:13:А про хама, мы пропускаем? Глазки щиплет!телефон знаешь, там тебе все объяснят и глазки подлечат )))

А сам то что умеешь!?

Страницы