Раскин А.Б. - Как папа выбирал профессию (Как папа был маленьким, 1961)

Когда папа был маленьким, ему часто задавали один и тот же вопрос. Его спрашивали: «Кем ты будешь?» И папа всегда отвечал на этот вопрос не задумываясь. Но каждый раз он отвечал по-другому. Сначала папа хотел стать ночным сторожем. Ему очень нравилось, что все спят, а сторож не спит. И потом ему очень нравилась колотушка, которой стучит ночной сторож. И то, что можно шуметь, когда все спят, очень радовало папу. Он твёрдо решил стать ночным сторожем, когда вырастет. Но тут появился продавец мороженого с красивой зелёной тележкой. Тележку можно было возить! Мороженое можно было есть!
«Одну порцию продам, одну — съем! — думал папа. — А маленьких детей буду угощать мороженым бесплатно».
Родители маленького папы очень удивились, узнав, что их сын будет мороженщиком. Они долго смеялись над ним. Но он твёрдо выбрал себе эту весёлую и вкусную профессию. Но вот как-то раз маленький папа увидел на станции железной дороги удивительного человека. Человек этот всё время играл с вагонами и с паровозами. Да не с игрушечными, а с настоящими! Он прыгал на площадки, подлезал под вагоны и всё время играл в какую-то замечательную игру.
— Кто это? — спросил папа.
— Это сцепщик вагонов, — ответили ему.
И тут маленький папа понял наконец, кем он будет. Подумать только! Сцеплять и расцеплять вагоны! Что может быть интереснее на свете? Конечно, ничего интереснее быть не могло. Когда пана заявил, что он будет сцепщиком на железной дороге, кто-то из знакомых спросил:
— А как же мороженое?
Тут папа призадумался. Он твёрдо решил стать сцепщиком. Но отказываться от зелёной тележки с мороженым ему тоже не хотелось. И вот маленький папа нашёл выход.
— Я буду сцепщиком и мороженщиком! — заявил он.
Все очень удивились. Но маленький папа им объяснил.
Он сказал:
— Это совсем нетрудно. Утром я буду ходить с мороженым. Похожу, похожу, а потом побегу на станцию. Сцеплю там вагончики и побегу опять к мороженому. Потом опять сбегаю на станцию, расцеплю вагончики и снова побегу к мороженому. И так всё время. А тележку поставлю близко от станции, чтобы не бегать далеко сцеплять и расцеплять.
Все очень смеялись. Тогда маленький папа рассердился и сказал:
— А если вы будете смеяться, так я ещё буду работать ночным сторожем. Ведь ночь-то у меня свободная. А в колотушку я уже умею здорово стучать. Мне один сторож давал попробовать…
Так папа всё устроил. Но скоро он захотел стать лётчиком. Потом ему захотелось сделаться артистом и играть на сцене. Потом он побывал с дедушкой на одном заводе и решил стать токарем. Кроме того, ему очень хотелось поступить юнгой на корабль. Или, в крайнем случае, уйти в пастухи и целый день гулять с коровами, громко щёлкая кнутом. А однажды ему больше всего в жизни захотелось стать собакой. Целый день он бегал на четвереньках, лаял на чужих и даже пытался укусить одну пожилую женщину, когда она хотела погладить его по головке. Маленький папа научился очень хорошо лаять, но вот чесать ногой за ухом он никак не мог научиться, хотя старался изо всех сил. А чтобы лучше получилось, он вышел во двор и сел рядом с Тузиком. А по улице шёл незнакомый военный. Он остановился и стал смотреть на папу. Смотрел, смотрел, а потом спросил:
— Ты что это делаешь, мальчик?
— Я хочу стать собакой, — сказал маленький папа.
Тогда незнакомый военный спросил:
— А человеком ты не хочешь быть?
— А я уже давно человек! — сказал папа.
— Какой же ты человек, — сказал военный, — если из тебя даже собака не получается? Разве человек такой?
— А какой же? — спросил папа.
— Вот ты подумай! — сказал военный и ушёл. Он совсем не смеялся и даже не улыбался. Но маленькому папе почему-то стало очень стыдно. И он стал думать. Он думал и думал, и чем больше он думал, тем больше стыдился. Военный ему ничего не объяснил. Но он сам вдруг понял, что нельзя каждый день выбирать себе новую профессию. А главное, он понял, что он ещё маленький и что он ещё сам не знает, кем он будет. Когда его спросили об этом опять, он вспомнил про военного и сказал:
— Я буду человеком!
И тут никто не засмеялся. И маленький папа понял, что это самый правильный ответ. И теперь он тоже так думает. Прежде всего надо быть хорошим человеком. Это важнее всего и для лётчика, и для токаря, и для пастуха, и для артиста. А чесать ногой за ухом человеку совсем не нужно.
Комментарии (14)

Хороший рассказ.
Но тема выбора профессии не раскрыта.
Противопоставлять профессию типу психики - неадекватно.

Такая неадекватность тихой сапой развалила СССР

да ладно
было много проблем унаследовано из прошлого, включая неспособность государственно мыслить

Если следовать "Мертвой воде", то СССР создал ГП, он же и разобрал его на части.

да, где-то так и есть
довольно масштабный проект был
в самом начале "вклинился" товарищ, понимающий достаточно, чтобы повести проект дальше целей ГП, но после его смерти руль снова вернулся к ГП...
не нашлось тогда боле никого, кто бы смог войти в управление с должным качеством...

А какой мёртвой воде можно следовать, которую запретили или которую заново переписали что показывал Ефимов?

Попробуйте последовать логике.
А нехватку фактов можно любой "Мёртвой водой" или какими мемуарами восполнить.

Следую логикой, если у кого либо, дома находятся больше одного экземпляра запрещенной литературы то они является распространителями этой литературы, а значит нарушают закон, если кто либо читает переписанную литературу в её не полном тексте от первоисточника, то данную литературу можно считать не достоверной, а значит бессмысленной к прочтению.

вам логику или законность?
определитесь - и поймёте что делать

Улыбнуло. Если литература незаконна (с точки зрения библейской концепции управления), значит она не достоверна.
Браво!

— Какой же ты человек, — сказал военный, — если из тебя даже собака не получается? Разве человек такой?
-------
Вывод: Из человека должна получаться хорошая настоящая собака

в генетике нашего вида хранится весь генофонд планеты
Так что, отчасти военный прав.
но отчасти

"Человек", по нашему мнению, это вообще весьма странное существо, со множеством особенностей присущих лишь этому виду.
Вот мы, эльфы тоже об двух ногах, а значит прямоходящие и нас по степени нашего развития, и нашим способностям к разным видам деятельности, например к способности мыслить, некоторые, из тех, что занимаются всяческими классификациями даже отнесли к подвиду вида "человек разумный".
Но мы, в отличие от вида "человек" не то что не позволяем себе ездить на «ход догах», нам такое даже в голову не пришло, а вот "разумным" пришло.
Они на протяжении многих лет селекциониравали несколько пород собак и всё-таки добились своего, - вывели нужный для езды на нём вид и назвали его "дог", а поскольку этот вид, по их твёрдой убеждённости самих себя, предназначен для езды "разумных" на нём, то и переименовали его "ход дог".
Правда, эти самые "ход доги" не оправдали надежд "разумных" и не согласились служить им в качестве средства передвижения.
Увидев такое дело, "разумные", чтобы оправдать самих себя перед собой за потраченное время и средства на выведение этих самых "ход догов", переименовали их просто в "догов" и стали пугать ими себе подобных.
Одну из таких, как испугать до смерти "догом" себе подобных, историй нам рассказал сэр Артур Конан Дойл в книге "Собака Баскервилей".
Мы, эльфы никогда бы до такого сами не додумались бы, а потому-то мы согласны с выводами классификаторов о том, что отнесены ими к единому виду "человек разумный", но с той лишь разницей – мы не подвид, мы вид, а вот "человек" наш подвид и повод к тому, что мы так уверены в этом, дал нам сам так названный классификаторами: "человек".

Добавить комментарий

Новые комментарии