Мари-Анри Бейль (Стендаль) - "Красное и чёрное" (Франция, 1830): Блестящее описание перехода в чужую матрицу

Обновлено 1 мая 2020г. в 23:30: чуть подправил описание

Этот психологический роман представляет собой некую смесь Анны Карениной (Толстой) и Милого друга (Ги де Мопассан), хотя является их предшественником.

Но. Он очень подробно описывает засасывание человека в негативную, чуждую матрицу. Кроме того показывает иерархию общества, её устройство, группировки борющиеся за власть (прекрасная иллюстрация “Лестницы в небо” Хазина), лживость работников церкви, когда на каждого искреннего приходится десяток лицемеров и карьеристов.

Главную мысль можно передать так: «что может случится, когда вместо сказок об «Алых Парусах» (как пример положительной матрицы) детей воодушевляют трагическими героями»

«Возвращаю Вам, сударыня, ваши книги и покорнейше прошу прислать мне второй том «Красного и черного». Я от него в восторге»

Пушкин А.С.

Некоторые цитаты

«чтобы получить состояние нужно жениться на дочери Ротшильда»

«этому веку предназначено все смешать мы идем к хаосу»

«А почему бы и нет, — продолжал Жюльен, — если существует загробная жизнь?.. Сказать по правде, если я там встречусь с христианским богом, я пропал, — это деспот, и, как всякий деспот, он весь поглощен мыслями о мщении. Библия только и повествует, что о всяких чудовищных карах. Я никогда не любил его и даже никогда не допускал мысли, что его можно искренне любить. Он безжалостен (Жюльен припомнил некоторые цитаты из Библии). Он расправится со мной самым ужасающим образом…

«Где истина? В религии разве… Да, — добавил он с горькой усмешкой невыразимого презрения, — в устах Малонов, Фрилеров, Кастанедов… быть может, в подлинном христианстве, служителям которого не следует платить за это денег, как не платили апостолам… Но святой Павел получал свою мзду: он наслаждался возможностью повелевать, проповедовать, заставлял говорить с себе…

Ах, если бы на свете существовала истинная религия!.. Безумец я! Мне грезится готический собор, величественные витражи, и слабый дух мой уже видит священнослужителя, молящегося у этих окон… Душа моя узнала бы его, душа моя нуждается в нем… Но вместо этого я вижу какого-то разряженного фата с прилизанными волосами… чуть ли не шевалье де Бовуази, только безо всех его приятностей.

Но вот если бы настоящий духовный пастырь, такой, как Массильон или Фенелон… Массильон рукоположил Дюбуа… И Фенелон после «Мемуаров» Сен-Симона стал для меня уже не тем. Но вот если бы был настоящий священник. Тогда бы души, наделенные способностью чувствовать, обрели в мире некую возможность единения… Мы не были бы так одиноки… Этот добрый пастырь говорил бы нам о боге. Но о каком боге? Не о библейском боге, мелочном, жестоком тиране, исполненном жаждой отмщения… но о боге Вольтера, справедливом, добром, бесконечном?»

Его волновали нахлынувшие воспоминания о Новом завете, который он знал наизусть… «Но как можно, когда соберутся трое, верить в это великое имя бога, после того, как им так чудовищно злоупотребляли наши попы?

Должен предупредить потенциальных читателей, что первая половина представляет собой довольно типичный и скучный роман с любовными и карьерными интригами — все самое интересное с точки зрения матрицы начинается лишь к концу первого тома. Из плюсов — хорошо передан внутренний мир героев, как у Льва Толстого. Из минусов эмоциональность и драматизм: волей не волей начнёте переживать.

Сюжет, спойлер!

Мэр французского городка берет в гувернёры своим детям крестьянского сына Жюльена, который, вопреки своему происхождению, прекрасно образован - знает латынь, цитирует любой участок Библии наизусть. Он молод и честолюбив, хочет стать священником чтобы сделать карьеру, обожает Наполеона и ненавидит боржуа (собственно линия ненависти между классами очень яркая).

В новом доме у него начинаются любовные отношения с молодой женой мэра, которая помогает ему “расти”. В конце концов они себя практически скомпроментировали и стараниями любовницы, дабы сбросить подозрения, он попадает в духовную семинарию с хороши окладом в другом городе. Также упомянем что жена мэра религиозна и практически довела себя до состояния Карениной.

В духовной семинарии, благодаря талантам и прошением духовного наставника наш герой находит поддержку у ректора. Однако интригами ректора смещают и он, получив приход в Париже от знакомого маркиза, тянет за собой любимого ученика в качестве секретаря.

У маркиза есть дочка Матильда, которая на первый взгляд, не понравилась Жюльену как личиком, так и вздорным характером. Например, иногда она одевала черное платье и была в трауре без видимых причин. Но, как он узнал потом, она очень восхищалась своим предком, которому в революционные времена отрубили голову на эшафоте, а его любимая выкрала его голову и похоронила (первый звоночек). Те у нее была тяга к романтике трагедии и опасностям (но не понимала что за этим стоит) — этого не просчитал Жюльен, а заметил лишь её дерзость, некоторую схожесть во взглядах и положение. Она также заметила его смелость мысли, дерзость и решила что, хотя у её дома стоят очереди из лучших женихов Франции, этот «плебей», подходит ей характером и блестящей перспективой.

Так они тайно сошлись, но после близости она внезапно стала к нему холодна (второй звоночек нашим героям).  Её мучило во-первых что он всё таки низкого происхождения (в том обществе нельзя было и подумать о таком браке) а во вторых на деле оказался не так похож на героя её фантазий. Через некоторое время она снова проявила благосклонность, но потом еще больше охладела. Это разрывало сердце Жюльену (казалось бы тут ему и остановится), но будучи в командировке встречает своего хорошего знакомого русского князя, знатока дамских сердец, тот объяснил что происходит и как “перевлюбить” в себя Матильду. Вкратце совет можно свести к мелким заметным романам на стороне и изображению из себя её героя (в стиле Пушкинского «Чем меньше жещину мы любим, тем легче нравимся мы ей»).

Советы князя имеют успех и через некоторое время Матильда буквально “ползает у его ног”, а Жюльен, изображая из себя черствость, не знает когда и где надо остановится чтобы не потерять достигнутого эффекта —  плавно сживается с ролью (входит в её матрицу) меланхоличного спесивца. Матильда оказывается беременна, заявляет отцу что её мужем может быть только Жюльен. Отец взбешён, но благодаря дипломатичности и острому уму Матильды со временем соглашается и дарит ей имение на котором можно шикарно жить, Жюльену помогает с карьерой.

И вот казалось бы живи и радуйся, но маркизу (отцу Матильды) в ответ на запрос приходит рекомендательное письмо о Жюльене написаное женой мэра, которая из-за своих религиозных и любовных помешательств доверилась священнику и тот сочинил крайне негативное письмо о Жюльене. Отец отвернулся от пары, а Матильда имела неосторожность (в этой матрице иначе было нельзя, последний ей звонок) показала это письмо Жюльену, который, согласно канонам своей роли “благородно” взбунтовался против такой кляузы и решил тут же пристрелить бывшую любовницу, что и сделал прямо в храме (на деле только ранил). Ну а дальше тюрьма, судебные интриги, эшафот и полное повторение матрицы предков Матильды с головой любимого.

Есть аудиокнига.

Комментарии (14)

Синдромом Стендаля повеяло. Красные и черные цвета — символика сатанинских масонских лож. Смотрите фильм Стэнли Кубрика «С широко закрытвми глазами». С учетом этого сатанизма и следует рассматривать сюжет романа.

@Скиф 4 мая 2020г. в 02:33:

Синдромом Стендаля повеяло. Красные и черные цвета — символика сатанинских масонских лож.

А какая символика не у сатанинских масонских лож?

@Андрей 4 мая 2020г. в 07:51:

@Nik.Alekseev 4 мая 2020г. в 07:34:

какая символика не у сатанинских масонских лож?

Разве есть такие?

Если  нет других, то какая необходимость писать «сатанинские»?

@Nik.Alekseev 4 мая 2020г. в 07:34:

А какая символика не у сатанинских масонских лож?

Разная, в зависимости от поставленных задач. Красный и черный цвета в сочетании, в совокупности — это сатанизм. Черный цвет — символ земли, видимого материального мира. Красный — цвет пламени преисподней, невидимый огонь страстей. Такая расшифровка этой симовлики сохранилась до наших дней с древнейших времен почти во всех культурах мира.

)

Кубрик вообще любил красный цвет, по скольку он сильно воздействует на восприятие. Про некоторые масонские темы в книге тоже есть, но здесь взгляд сугубо утилитарный, как изнутри. А вот ничего сатанинского как раз нет. Матильда конечно, в наши времена могла бы быть Готом, одеваться во все чёрное, слушая что нибудь между Наутилусом и Die form, но в ее случае это романтика трагедии и ярких переживаний. Черное у него это цвет одежды Жюльена (поповские балахоны), а красное скорее всего цвет «роковых страстей».

С учетом этого сатанизма и следует рассматривать сюжет романа.

прошу, дайте данную трактовку, довольно интересно. Пока помню детали, смогу оценить

@Andy 4 мая 2020г. в 10:11:

Кубрик вообще любил красный цвет, по скольку он сильно воздействует на восприятие.

Почему же? Он применял все цвета радуги, определяя их пропорции в соответствии со своим видением конкретного сюжета. Поэтому оценивать через количество его предпочтения к цвету, как это делают критики, некорректно. Конечно, красный цвет воздействует на восприятие, и этот феномен может использоваться в целях коммерческого маркетинга.

@Andy 4 мая 2020г. в 10:11:

Про некоторые масонские темы в книге тоже есть, но здесь взгляд сугубо утилитарный, как изнутри. А вот ничего сатанинского как раз нет. Матильда конечно, в наши времена могла бы быть Готом, одеваться во все чёрное, слушая что нибудь между Наутилусом и Die form, но в ее случае это романтика трагедии и ярких переживаний. Черное у него это цвет одежды Жюльена (поповские балахоны), а красное скорее всего цвет «роковых страстей».

@Andy 4 мая 2020г. в 10:11:

прошу, дайте данную трактовку, довольно интересно. Пока помню детали, смогу оценить

Введение в масонскую тематику начинается сразу же с 1-й главы 1-й части романа через символизм голубого масонства. Тема масонства проходит через все повествование романа, является его основной фабулой. Все действо романа связано с масонством. Происхождение, воспитание, мировоззрение, политические убеждения, социальный статус, психология личности персонажей романа, исторические и политические факты и обстоятельства, этика и эстетика, интриги, дух времени – все завязано на масонство и вращается вокруг масонства. И заканчивается роман символически по-масонски, с ритуалом кровавого жертвоприношения: Жюльен Сорель казнен усекновением головы; «черная вдова» Матильда на глазах изумленного тюремщика Фуке совершила непонятный ему ритуал целования отрубленной головы Жюльена при зажженных свечах; «черная вдова» Матильда, дочь пэра Франции, масона маркиза де Ла-Моля, поздно ночью захоронила гроб с головой Жюльена в маленькой пещере на вершине горы одного из самых высоких отрогов Юры (в полночь женщина по имени Иоанна захоронила сосуд с головой Иоанна Предтечи на Елеонской горе); у безутешной «черной вдовы» Матильды остался их общий сын-младенец («Кто-нибудь поможет сыну вдовы?!», - возопил Хирам, погибая под ударами 3-х молодых подмастерьев); любовница Жюльена, замужняя Луиза де Реналь, не пережив великой скорби вечной разлуки, умерла вслед за ним через 3 дня, оставив 3-х малолетних сыновей на попечение мужа-масона, посвященного в подмастерья одной из голубых лож провинции Франш-Конте.

Чем же это не сатанизм? «Часть силы той, что без числа творит добро, всему желая зла» («Фауст» Гёте в переводе Пастернака).

В начале романа словами мэра Верьера г-на де Реналя (в беседе с женой) была четко выражена философская идея масонства – идея деятельного добра: «Но нам постоянно твердят об этих якобинских статейках; все это нас отвлекает и мешает нам делать добро». (С.33, последний абзац гл.2 ч.1. Цит. по: Стендаль. Красное и черное / Пер. с фр. С. Боброва и М. Богословской; вступ. ст. С. Великовского; прим. Б. Реизова // БВЛ. Серия 2. Т.110. – М.: Худ. лит., 1969. – 563 с.).

В конце романа показан результат этого деятельного добра – кровавое жертвоприношение человека и сакрализация его мёртвой головы в ритуале ордена иоаннитов (гора — место жертвоприношения в символике европейских народов до принятия христианства). Где слово и дело? По делам познаем их.

Матильда — «черная вдова», фригидная женщина. Никакой страсти, никакого чувства любви она не испытывала. После любовного свидания у нее возникала ненависть к Жюльену. Он же, будучи очень чувствительным, испытывал то же чувство к ней. Даже ревность Матильды проистекала не из чувства страстной любви, а из страха потери своего первенства в глазах Жюльена и мнении высшего общества. Ведь она мнила себя самой красивой и самой умной в высшем свете. Даже на похоронах Жюльена, после заупокойной мессы, она не удержалась выказать публике свою исключительную самость, свое первенство в высшем свете — превзошла щедростью к толпе г-жу де Реналь, приказав разбросать пригоршнями тысячи 5-франковых монет. Страсть без всякой страсти. Романтика трагедии и есть роковое свойство «черной вдовы». Одним словом, некрофилия (в терминологии Э.Фромма).

Интерпретация цветов в названии романа зависит от глубины понимания текста, его содержания и сути. Поскольку красный и черный цвета имеют различное смысловое значение и содержание в знаках и символах обыденной жизни, политики, масонства, культуры народов мира, религий.

В масонстве красный цвет — цвет крови, гнева, мести, войны, возмездия, верности; это символ активности, деятельности; это и символ принадлежности к ордену Шотландского ритуала (красное масонство); это и символ огня преисподней. Черный цвет — печаль, смерть; ночь, мрак, скрытность.

Сочетание красного и черного цветов в масонстве, что было однозначно показано Кубриком в его последнем фильме «С широко закрытыми глазами», символизирует сатанизм.

В политической символике стран Центральной, Северной и Восточной Европы черный цвет отождествлялся в основном в XIX в. с клерикализмом, а отсюда позднее, с конца XIX века, и вообще с реакцией. Поскольку ультрароялисти являлись политическими союзниками клерикалов (после падения Наполеона в 1815, как отметил Стендаль), то отождествлять «черное» в названии романа исключительно с клерикалами крайне некорректно. Ультрароялистов куда девать? К тому же, якобинцев и либералов во Франции причисляли к красным.

Спасибо за развернутую позицию, но мне кажется вы сильно заморочились на масонстве. Ваша трактовка конечно имеет право на существование, однако на мой взгляд книга о другом. Масонство и религия показаны в книге строго утилитарно. Она о психологии и матрицах. Ну и фактологически путаете, тот же Фуке, например, не тюремщик а друг Жюльена, лесоторговец. То что вы приписываете здесь сатанизму скорее результат психического помешательства, имхо.

@Andy 27 мая 2020г. в 12:45:

Спасибо за развернутую позицию, но мне кажется вы сильно заморочились на масонстве.

Никакой заморочки, никакого предубеждения. Это же не научный трактат, который рассчитан на однозначность восприятия и недопустимость инотолкования. Многоплановость текста романа очевидна. Масонская фабула – это 2-й смысловой слой текста романа. Вы обратили внимание на 1-й, поверхностный смысловой ряд текста. Каждый смысловой ряд имеет свой контекст и подтекст.

@Andy 27 мая 2020г. в 12:45:

однако на мой взгляд книга о другом

Сам Стендаль дает читателю ключи к пониманию сюжета и фабулы романа. Они верны на любом смысловом уровне текста.

1-й ключ – Введение в роман «Красное и черное»: Хроника XIX века. (Указ. соч. С.23). Это не только хроника строго определенной эпохи, реставрации королевской власти Бурбонов, но и ретроспектива истории в датах и лицах, во взаимосвязи, естественно, на взгляд писателя.

2-й ключ – Посвящение «К читателю»: …нижеследующие страницы были написаны в 1827 году. (Указ. соч. С.25). 17 и 24 ноября 1827 во Франции прошли парламентские выборы, четвертые во время второй Реставрации (конституционной монархии) королевской власти дома Бурбонов (1815-1830). Избирательным правом обладали только налогоплательщики 2-х категорий: избиратели не младше 30 лет, платящие не менее 300 франков податей, избирали 258 депутатов; наиболее богатые из них 1/4 избирателей голосовали 2-й раз и избирали еще 172 депутата. В результате была создана политическая коалиция правых из умеренных роялистов (конституционалистов), ультрароялистов, клерикалов (светских и церковных), получившая 250 мест против 180 у левых сил. Расклад политических сил очевиден. С этой опорной точки начинается описание социально-политической ситуации во Франции (сразу с гл.1 ч.1) и ее развитие до июльских событий 1830, до момента окончания написания романа. Поэтому сотрудничество политических союзников, их взаимное недоверие и интриги друг против друга, борьба с левой оппозицией, настроение народных масс, достоверно описанные в романе, настолько понятны, что не нуждаются в гадательных толкованиях различных «заумных» литературных критиков и конъюнктурщиков. Такова политическая практика и слепота народа.

3-й ключ – Примечание автора: «Неограниченное господство общественного мнения связано с тем неудобством, что оно, предоставляя свободу, вмешивается в такие области, кои его совершенно не касаются, например, в частную жизнь. Отсюда то уныние, которое царит в Америке и в Англии. Чтобы не задевать частной жизни, автор выдумал городок Верьер, а когда ему понадобились епископ, судья, присяжные и судебная процедура, он перенес все это в Безансон, где сам он никогда не бывал». Этот ключ: 1) к пониманию описанных в романе политических процессов, ведущих к установлению тотального контроля государства над личностью («Неограниченное господство…») методом массовой пропаганды идеологии государства, формирующей общественное мнение через прессу (новаторство и заслуга Наполеона, повлекшие глобальные последствия, хорошо видимые из XXI в.; яркий образец оболванивания масс – собрание реляций великой армии, о которых упомянуто в романе на с.43); 2) к пониманию масштабов происходящих политических процессов (не только в континентальной Европе, но и «в Америке и в Англии»); 3) к пониманию места и роли в этом мировом процессе духовной (ментальной) власти РКЦ и протестантских деноминаций (дочерних ветвей РКЦ) вкупе с государственной системой правосудия, определяющей справедливость в обществе («епископ, судья, присяжные и судебная процедура»); 4) к пониманию важных нюансов истории Франции и Европы («он перенес все это в Безансон»); 5) к пониманию, что «автор выдумал городок Верьер» для прикрытия выявленных значимых и изложенных им скрытых смыслов политических процессов (прим.: фр. Verrières – пологи, завесы), в т.ч. непонятных и невидимых большинству общества (о масонерии).

«Правда, горькая правда». «Она некрасива, потому что не нарумянена» (эпиграфы к ч.1 и ч.2 романа).

Каждому читателю предлагается самостоятельно приоткрыть эти завесы тайн. Глубина понимания смыслов текста романа зависит от объема знаний и широты взгляда читателя, его врожденной чуткости к слову и умения нахождения ключей к смысловым рядам.

@Andy 27 мая 2020г. в 12:45:

Масонство и религия показаны в книге строго утилитарно. Она о психологии и матрицах.

Утилитаризм (фр. натурализм), как показал Стендаль, является психологией и мировоззрением большинства низших и средних классов общества, в т.ч. служителей культа, более 3/4 всего населения (указ. соч., с.32), которому конъюнктурщиками, так называемыми великими мыслителями, была придана облагораживающая форма философской идеи. Имена этих конъюнктурщиков названы в романе. В терминологии КОБ эти более 3/4 населения имеют животный тип строя психики и сопутствующие пороки нравственности (напр., «профессиональная зависть мелких людишек», с.273 и 275 указ. соч.). Аристократия, в т.ч. клерикальная, а также верхушка масонерии, утилитаризмом не страдают. У них своя психология и философия, прикрываемая облагороженной государственной идеологией и догматикой РКЦ от низов общества. Для них роскошь, богатства и деньги – всего лишь материальные средства для достижения известной только им цели, а между дел и развлечений, но не цель жизни, как у нравственно низких людей (см., напр., с.255 и 282 указ. соч.). В терминологии КОБ аристократия и масонерия имеют демонический тип строя психики и сопутствующие пороки нравственности (напр., цинизм, с.275 указ. соч.).

Поэтому масонерия, а тем более религия, не могут быть утилитарными в принципе. В романе показан утилитаризм деизма и атеизма. Оба порожденье низкой нравственности общества. У обоих отсутствие четких доктрин, а этика позаимствована из Нового Завета. Аристократия и масонерия лишь используют эти обстоятельства в своих целях. Религии же обладают догматами. Бог Вольтера – это неопределенное Высшее Существо деизма. Бог французских революционеров и масонерии – Великий Архитектор вселенной (Робеспьер чучело его таскал по Парижу).

Матрица – это всего лишь форма с набором стереотипных правил поведения. Да, матриц много. Все они взаимосвязаны в той или иной степени и имеют иерархию. Семья, группа родственников, друзей, товарищей, коллег, социальные группы, общество, нации, политические партии, Церковь, государство – все имеют свои матрицы, все взаимосвязаны. Даже у преступного мира и проституток есть свои матрицы. Матрица сама по себе не существует. Ее создают люди. Она удерживает сообщества людей в границах своих правил. Но поскольку человек не робот и обладает свободой и волей, то эксцессы нарушения этих стереотипных правил поведения никогда не исключаются, чему подтверждение вся история человечества. «Соберите вместе тысячу людей, – Оно как будто не плохо. Но в клетке им будет не весело» (эпиграф к гл.1 ч.1, с.27 указ. соч.).

@Andy 27 мая 2020г. в 12:45:

Ну и фактологически путаете, тот же Фуке, например, не тюремщик а друг Жюльена, лесоторговец.

По поводу Фуке. Извините, надо было взять в кавычки слово «тюремщик». Но это формальная ошибка, а не фактологическая. С точки зрения психологии, именно благоразумный буржуа Фуке «закрыл» своего друга Жюльена в тюрьме, лишив его возможности воспользоваться советом о побеге. Если не нравится термин «тюремщик», можно назвать Фуке «ключником», что логически буквально ближе к тексту: ««Худшее из мучений в тюрьме – это невозможность запереть свою дверь», – подумал он. Все, что ни говорила ему Матильда, только раздражало его». (Указ. соч. С.510). Смысл поступка Фуке от этого не меняется.

@Andy 27 мая 2020г. в 12:45:

То что вы приписываете здесь сатанизму скорее результат психического помешательства, имхо.

Ни о каком психическом помешательстве кого-либо из персонажей романа Стендаль не упоминает. Но при этом сатанинский ритуал кровавого жертвоприношения человека описывает. Причем, Стендаль связывает его концептуально и хронологически с событиями 30 апреля 1574, когда были четвертованы Бонифас де Ла-Моль и граф Аннибал де Коконнас за участие в «заговоре недовольных» против короля Франции Карла IX Валуа. Первый, по легенде, был любовником королевы Наварры Маргариты де Валуа, второй – любовником герцогини Невера Генриетты Клевской, двоюродной сестры короля Наварры Генриха III (основателя династии Бурбонов). Обе свояченицы, Маргарита и Генриетта, совершили ритуал с отрубленными головами своих любовников. Маргарита захоронила голову у подножия Монмартра (указ. соч. С.253, 318-319), а Генриетта голову забальзамировала и долго хранила в Нельской башне (памфлет «Le Divorce satyrique», 1607). Примечательно в этой истории то, что своих миньонов и соратников, обоих друзей-заговорщиков, выдал глава «заговора несогласных» герцог Франсуа Алансонский в обмен на свою жизнь; Бонифас же, из чувства благородства и самонадеянности, рассказал все о заговоре королеве-матери Екатерине Медичи, надеясь на ее мягкосердие и монаршую милость. И милость явила себя – четвертование обоих друзей. В обоих случаях, в 1574 и 1830, было предательство. Но предательство ради некой высшей идеи, облеченной в ритуал жертвоприношения Иоанна Крестителя – ритуал мертвой головы. Налицо связь между евангельским сюжетом и событиями 1574 и 1830. Даже имя у мадемуазель де Ла-Моль – Матильда-Маргарита (с.319 указ. соч.). Сатанизм есть. Умопомешательства нет.

P.S. Бонифас де Ла-Моль и граф Аннибал де Коконнас были арестованы 10 апреля 1574 – в день памяти ветхозаветного пророка Иезекииля, отмечаемого РКЦ; это и 100-й день года.

Цит. по: Стендаль. Красное и черное / Пер. с фр. С. Боброва и М. Богословской; вступ. ст. С. Великовского; прим. Б. Реизова // БВЛ. Серия 2. Т.110. – М.: Худ. лит., 1969. – 563 с.

Кстати, о названии романа «Красное и черное». Стендаль сам дает очень простую и понятную всем расшифровку, для всех смысловых уровней текста (критики умудрились не заметить!) в гл.1 ч.2:

«Фиакр остановился, кучер приподнял бронзовый молоток у огромных ворот. Это был особняк де Ла-Моль; и чтобы прохожие не могли в этом усомниться, слова эти были вырезаны на черной мраморной доске над воротами». (С.257)

«Эта напыщенность не понравилась Жюльену. Они так боятся якобинцев! Им за каждым забором мерещится Робеспьер и его тележка. У них это доходит до того, что иной раз просто со смеху умереть можно, - и вдруг так выставлять напоказ свое жилище, точно нарочно, чтобы толпа сразу могла узнать его, если разразится мятеж, и бросилась громить. Он поделился этой мыслью с аббатом Пираром.

- Ах, бедное дитя мое! Да, вам скоро придется быть моим викарием. Что за чудовищные мысли вам приходят на ум.

- Да ведь это так просто, само собой напрашивается, - отвечал Жюльен». (С.257)

В романе показан утилитаризм деизма и атеизма. Оба порожденье низкой нравственности общества. У обоих отсутствие четких доктрин, а этика позаимствована из Нового Завета

Здесь поподробнее пожалуйста, не очень понял, разве деизм имеет заимсвования из Нового Завета, учитывая широту его вариаций? Речь про какой то конкретный?

Вы хорошо обосновываете второй смысловой ряд с массонством, но резюмируйте, каков его посыл кроме некрофилии?

В тему пришла мысль касаемо Анны Карениной. Роман написан замечательно: мысли героев переданы кристально прозрачно, автор играет с читателем, НО. Он повествует о том как надвигается гроза, как она развертывается, подробно, как последовательно разрушается воля, как приходит беда. Однако автор не дает никаких методик по уходу из этого сценария. Получается что человек который прочитал Каренину вроде бы предупрежден, но не вооружён: сделаешь так — сдохнешь и всех вокруг погубишь. Как обойти ситуацию не сказано, нет персонажей которые бы удачно купировали проблему.

@Andy 6 мая 2020г. в 11:24:

вроде бы предупрежден, но не вооружён

А вооружение как раз и предлагается выработать самостоятельно.

Давать всем одинаковый рецепт — друг друга затопчут.