Пякин В.В. (2019.04.22) - Вопрос-ответ

1. 0:36 - Итоги выборов на Украине;
2. 40:16  - Пожар в Нотр-Дам-де-Пари;
3. 51:16  - Почему США и запад играют без правил, а Россию призывают работать по правилам?
4. 57:09 - Вывоз ресурсов из России выгоден ГП, почему же тогда так трудно идет строительство газопроводов Северный и Южный Поток?
5. 1:03:33  -  Интервью Чубайса;
6. 1:06:26  - Послесловие.
Стенограмма
Ведущий: Здравствуйте, Валерий Викторович!

Валерий Викторович: Здравствуйте!

Ведущий: Здравствуйте, уважаемые телезрители, аудио-слушатели и товарищи в студии! Сегодня 22 апреля 2019 года. Естественно, самый часто задаваемый [в] последнее [время] вопрос такой: Вас просят прокомментировать итоги второго тура так называемых выборов на Украине: «А в чём, собственно, была суть голосования за кого угодно, лишь бы не за Порошенко?»

Валерий Викторович: Да, это был ключевой посыл, который объединял всех: «Нужно обязательно идти на голосование. Если не проголосуешь, твой голос украдут и прочее, и прочее, и прочее… Надо [голосовать]. Это единственный шанс изменить курс».

Смотришь на весь этот кровавый балаган, что происходит на Украине, сопереживаешь, сочувствуешь людям, [но при этом] понимаешь, что сделать ничего не можешь, потому что «Аллах ничего не меняет в людях, пока люди сами в себе этого не переменят».

[В] книге Кучмы «Украина – не Россия», по сути, показано, что окраина России по менталитету во многом отличается от основной России, от большой России. Если в основной России запрос на суверенитет и на дееспособного руководителя у населения есть, [то] у нас [и] появился Путин. Если на Украине у основной массы населения запроса на суверенитет нет, так там и выбирают… я даже не знаю, как назвать этого человека, которого в этот раз выбрали.

Знаете, когда говорят: «Казалось, что уже достигли дна, но в это время снизу постучали»… В данном случае выбор Зеленского – это «постучали снизу». Как можно выбирать такого человека? При этом мы как бы условно говорим о выборах, потому что выбор как таковой на Украине ничего не решал, и мы об этом чуть попозже поговорим. Как можно было выбирать?.. [Роль сыграли] умонастроения людей, которые участвовали в этом балагане, своим присутствием обеспечивали явку, обеспечивали «картинку». И в результате этого [«кукловоды»] посмотрели соревнование «выбери меня, выбери меня!» и назначили [п-резидента].

Вопрос. Девятнадцатого [апреля] состоялись так называемые дебаты [«кандидатов в президенты Украины»]. На стадионе. И у меня вопрос: а кто выиграл эти дебаты? Все скажут: «Зеленский». А я скажу: выиграл Порошенко. Зеленский их с треском проиграл. Ни один человек, осмысленно относящийся к жизни, после того, что сказал Зеленский на этих дебатах, на Зеленского не должен был поставить вообще ни при каких условиях. Вот вообще ни при каких условиях! Он там много чего наговорил, но главное он что сказал? Он сказал про Порошенко: «Я сам голосовал за господина Порошенко, но я ошибся. Мы все ошиблись».

Как можно ставить на человека, который ошибается? Нужно ставить на человека, который адекватно понимает процессы управления, и на основе своего адекватного управления способен организовывать процессы управления во всём государстве и снижать кризисность происходящих процессов, двигать страну. Но если человек ошибся, конкретно ошибся в выборе, и он об этом заявляет! Ну не важно, что вы все ошиблись. Вам что от этого легче станет? Выбирают лузера, выбирают человека, который прямо сказал, [что] он ничего не понимает в государственном управлении, от слова совсем! Он ничего не понимает!

С точкой зрения Порошенко можно соглашаться, не соглашаться – это зависит от нравственности. Для меня нравственность Порошенко неприемлема вообще. Вообще неприемлема! Но! Порошенко знает, что делает, и для своей аудитории он говорил внятно и аргументированно, он говорил по делу: как при помощи Порошенко можно достичь какого-то успеха той кланово-корпоративной группировке, которая стоит за Порошенко, и [тому], кто на него поставил. Он говорил осмысленно. Но тот бред, который нёс Зеленский… Как после этого [можно] идти и за него [на голосовании] ставить галочку?

[В] прошлом [выпуске] «Вопрос-Ответ» мы говорили о том, что Зеленский и Порошенко съездили к Макрону, и там было определено, кто победит на этих «выборах». Весь вопрос был только в том, как определить, [кто был выбран победителем]. И я говорил: «Смотрим по этой неделе – эта неделя покажет нам, кого назначили [победителем на] “выборах”». Что эта неделя показала? Эта неделя показала то, что Зеленский пытался спрыгнуть, но те кланы, которые стояли за ним, ему это сделать не позволили. То есть, в принципе, было показано, что вас накажут – вы нарушили правила, так не играют. Все кланово-корпоративные группировки вписаны, все сценарии определены, все финансовые потоки определены, и соответственно этому есть определённый коридор возможностей, когда можно маневрировать. Вас запускали в определённый коридор возможностей – вы его нарушили, вы выпрыгнули за [границы коридора]. В результате этого придётся маневрировать всем. Вот вы представляете, Лукашенко сообщили о том, что выиграет Порошенко (он под это выстроил управление), Тимошенко сообщили, что выиграет Порошенко (она под это дело поддержала Порошенко) – а Зеленский не слил «выборы». Он не мог слить [«выборы»], он – никто и звать его никак.

Если с кем-то сравнивать Зеленского, то его нужно сравнивать только с одним прохиндеем – Михаилом Сергеевичем Евдокимовым, бывшим губернатором Алтайского края. Вот был абсолютно достойный губернатор края – Александр Александрович Суриков. Я почему подчёркиваю, [что это был] достойный [губернатор]? Потому что он проиграл только в результате предательства избирательного штаба. Избирательный штаб Сурикова работал против него. Если бы избирательный штаб Сурикова не работал против него, Сурикова бы выбрали [губернатором]. Но как проводил избирательную кампанию Евдокимов? Всем [для просмотра], пожалуйста – фильм «День выборов». Это с него списано. [Так же] проводил кампанию Зеленский – он по фильму «День выборов» проводил свою предвыборную кампанию. Но это условно, они [оба] – марионетки. И когда встал вопрос о том, что Евдокимов доруководился [Алтайским] краем до ручки и [его] могут арестовать – те, кто его поставили, его быстренько прибрали. Не мог он спрыгнуть с этого – он пытался, но не смог.

И Зеленский пытался, но не смог. То есть те кланы, которые стоят за ним, решили играть до конца – они пошли ва-банк. Потому что они прекрасно понимают: если они сейчас во что бы то ни стало докажут, что они могут управлять процессами, тогда наказание будет более мягким, потому что они уже включатся в эти процессы, и соответственно этому их не будут ликвидировать. И поэтому, закусив удила, они пошли [ва-банк], чтобы их наказали как можно мягче. Но для этого им нужно было окончательно рушить все договоренности, все правила игры. Они вышли на это дело, они доказали хозяину, и хозяин на определённом этапе дал отмашку: «Всё, ладно, вы доигрываете эту игру – уже места для манёвра не остаётся, и пойдёт». Если бы хозяин отмашку не дал, то Зеленский эти дебаты просто бы слил – он просто явно для толпы проиграл бы.

Но теперь поговорим о том, а что же вообще этот балаган означает. Закончилось одно действие в цирке (в кровавом), сейчас небольшая передышка, потом будет другое действие. То есть все социальные процессы на Украине – это балаган, кровавый балаган. Другого определения нет. Ну а что он вообще означает? В чём же принципиальное значение того, что Порошенко должен уйти? На чём могли договориться с кукловодами за рубежом те, кто стоит за Зеленским?

Вот этот аспект понимают все аналитики, которые выступают на телевидении. Особенно это понимают те, которые якобы переживают за Украину: будь то граждане России или бежавшие от фашистского переворота. А по сути они должны озвучивать информацию так, чтобы она не вредила проводимому управлению. Поэтому на этих так называемых выборах (на этом спектакле) совершился «каминг-аут» всех этих так называемых патриотических аналитиков, которые выступают типа за Украину, слезу пускают: «Там люди на Донбассе погибают, дети». Да им плевать! Они сюда направлены сбушниками для того, чтобы легитимировать государственный переворот. Им это надо! Дезактивировать разговор по существу и этот разговор по существу уводить туда, куда не надо. И одним из вариантов легитимации государственного переворота являются эти «выборы». И там один [говорит]: «Нам удалось доказать, убедить людей, что это не балаган, а выборы. Они пошли и проявили себя». То есть на Украине было оказано такое массированное информационное давление, что людей убедили, что надо идти и голосовать, что это выборы. Но это не являлось выбором. Почему?

Понимаете, власть никогда не берут для того, чтобы потом отдать ее кому бы то ни было. Власть всегда берут для того, чтобы обеспечить эту власть в преемственности поколений. Власть берут для того, чтобы обеспечить управление по определённой концепции на как можно длительный срок.

В 1918 году Владимир Ильич Ленин… Вообще, [его выражение – это] классика. Смотрите, практически всё [как-будто] по Украине сказано. Он же ведь что сказал? «Всякая революция хоть что-нибудь стоит только тогда, когда она умеет защищаться». Умеет защищаться. И это же [имеет] прямое отношение к революции «гадости», которая произошла в феврале 2014 года на Украине.

Есть такая испанская поговорка, родившаяся в результате вторжения наполеоновской Франции в Испанию. Она по-разному звучит, но в данном случае [процитируем так]: «Можно прийти к власти на штыках, но усидеть на них невозможно». Так вот, можно захватить власть в стране. Можно! Но дальше надо удержаться. И революция «гадости» имела ту же самую задачу, [что] и любая революция – то есть обеспечить возможность себя пролонгировать в будущее и удержаться у власти сейчас. Все прекрасно понимали, что этот фашистский государственный переворот на Украине не имеет [никакого] шанса продержаться, если в стране не будет войны, не будет разрухи, не будет внешнего противника, на которого можно будет всё списывать. И поэтому первое, чем озаботилась [киевская банда] – это развязывание войны на Украине: одна часть Украины воюет против другой части Украины. Без этого государственный переворот нисколько бы не устоял, потому что заниматься хозяйственной деятельностью – это одно, а объяснять все катаклизмы тем, что происходит война, какая-то внешняя агрессия – это совершенно другое. То есть [их] задача – устоять.

Следующая задача – это легитимировать себя (эту бандитскую власть) в глазах людей. За счёт карательных батальонов, которые были созданы по всем областям Украины (различные «Айдары», «Донбассы» и прочие территориальные батальоны) долго [не усидишь], на их штыках долго не усидишь, значит, нужно, чтобы эту власть люди приняли. Что [для этого] нужно сделать? Нужно провести выборы и сказать людям: «Смотрите, если сейчас в результате выборов вы скинете Порошенко и поставите кого угодно, то появится окно возможностей». Это окно возможностей не появится! Потому что те, кто взяли власть в результате государственного переворота и натворили преступлений, более чем кто-либо заинтересованы в том, чтобы передать власть другим, но [при этом] своим концептуальным единомышленникам – тем, кто будет проводить точно такую же политику. А вся эта лабуда с выборами – это «разводка для лоха», она ничего не решает.

И это настолько очевидно, что даже те, кто выступал за [участие в «выборах»]: «Так открывается какое-то окно возможностей, если скинуть Порошенко» (никакого окна возможностей не открывается!), – вынуждены признавать, что голосование «против кого-то» не даёт возможности развивать страну никак, вообще, от слова совсем. Никак не даёт возможность развивать страну – дальше будет только хуже.

Но люди, согласившись поучаствовать в этом спектакле, принимают эту власть, а значит, они принимают на себя и все те преступления, которые совершила эта киевская банда, совершившая государственный переворот. Все издержки [люди] будут оплачивать сами: развязала киевская банда войну – вот идут и гибнут на войне,  развязала эту войну – вот вам тарифы, вот вам безработица, вот вам разрушение инфраструктуры и прочее. Всё! Вы согласились, вы поучаствовали в этих «выборах», которые выборами никак не являлись (вообще не являлись выбором!). Вы согласились с этим – значит, вы согласились с изменением государственных законов, то есть конституция, которая теперь [держит] курс в НАТО – это ваша [конституция], война на Донбассе – это ваше, неплатежи зарплаты – это ваше. Вы приняли, вы согласились: «Вы, государство, имеете на это право. Мы в вашем управлении участвуем. Вы нам сказали: “Лохи, идите и голосуйте!” И мы пошли, проголосовали».

Так вот, первые «выборы» (в кавычках, естественно; когда мы по отношению к Украине говорим «выборы», это даже не может быть без кавычек) были абсолютно нелегитимными, потому что то законодательство не предусматривало ни войны (в каком бы то ни было виде) на Донбассе, ни какого-то временно исполняющего [обязанности] президента, который эту войну развязал – ничего!  Это было проведено в нарушение закона Украины.

Теперь многое поправлено. И вот с этих [вторых] «выборов» начинается легитимация, когда теперь всем людям, кто участвовал [в «выборах»], каждый раз будут говорить: «Вы сами ходили и голосовали, и теперь не войте. Это ваш выбор. [А] то, что вы голосовали против Порошенко – ну вы что дурачки? Ха-ха, хи-хи. Вы проголосовали за Зеленского». А [что] Зеленский сказал [о том], что нужно сделать из Украины? Из Украины нужно сделать страну секс-туризма. А почему? Вот у нас какая страна великолепная. Какая-то промышленность, да зачем? Дружба с соседом, зачем? Нам война [нужна] на Донбассе. А кто там живёт? Как он их назвал, когда выступал у этих карателей? «Спасибо, что вы убиваете этих мразей». Ну ведь знали же, за кого голосуют! [Знали], что это такой же ублюдок, как и Порошенко. Ну не отдадут власть люди, которые захватили [её] в результате государственного переворота, они не будут проводить нормальные выборы – не для этого совершался государственный переворот.

Когда происходит революция (любая), [то] происходит изменение какого-то управления. [После свершения] Великой французской революции, Великой Октябрьской социалистической революции изменился формат государства. Что изменилось на Украине? Ничего! Формат государства остался тот же. То есть люди, которые знали, что в результате выборов они никогда не смогут прийти к власти (в данном случае, в той Украине [до 2014 года]), знали, что они не смогут обмануть людей и прийти к власти – они совершили государственный переворот. И вы хотите, чтобы они провели какие-то выборы? Да вы что, ребят! Вы действительно верите, что преступник будет заботиться о тех, кого убивает? Они пришли [к власти] при помощи государственного преступления, они совершили государственный переворот не для того, чтобы потом [следующий] пришедший на управление государством посадил их на скамью подсудимых, расправился с ними.

В данном случае мы не говорим о каких-то персоналиях. С Порошенко могут расправиться, если ему не дали гарантии. А мы пока не знаем, дали ему гарантии или нет. Запад вообще с такими гарантиями работает очень легко, [он] «хозяин» своего слова: сегодня дал слово, завтра взял слово – это не проблема. Гарантия Порошенко может заключаться только в самом Порошенко. А вот обеспечил он эту гарантию или нет, пока непонятно.

Так вот, они совершили государственный переворот. И они не отдадут эту власть никоим образом. Они будут выставлять любого… Вот выставили [«кандидатами в президенты»] тридцать девять человек – вы любого из них выбираете и получаете ровно тот формат государственной власти, который сформировался на Украине в результате государственного переворота. Любой из тридцати девяти: Бойко, Вилкул или кто угодно – без разницы. Все они одним миром мазаны. Всё! Они все призваны работать в рамках формата государственной власти, получившегося в результате государственного переворота – других кандидатов там просто быть не может, по определению! Не для этого они совершили государственный переворот, утопили страну в крови, разрушали её, навешивали долги на неё.

И для них было принципиально важным обмануть всё население и заставить пойти на эти «выборы», и своим присутствием легитимировать киевский формат власти. Чтобы платили и каялись. И платили не только деньгами, но и своими жизнями за то, что совершили. Вот ради этой легитимации и выступали различные [спикеры] – те, кто за Донбасс или ещё за что «переживали».

Вообще, очень просто отличить настоящего патриота Украины от агента СБУ или какой-то другой кланово-корпоративной группировки (например, из России), которая заинтересована в том, чтобы война на Украине продолжалась и порядка там не было. Очень просто отличить! Тот, кто хоть в какой-то степени утверждал, что надо участвовать в этих «выборах» – он на стороне карателей, убивающих народ Украины, он врал, он загонял людей в систему легитимации государственного переворота – систему, по которой за все кредиты, которые разворовала киевская банда, будет отвечать народ. Тот, кто не поддерживал эти «выборы» вообще ни в каком виде – тот вообще настоящий патриот.

Так вот, почему должен был уйти Порошенко? Дело в том, что, с одной стороны, внешним кукловодам нужна была сейчас полнейшая раскрутка Украины против России. И Порошенко (который по уши в крови, он везде завязан, то есть у него уже нет свободы манёвра, он абсолютно управляем – марионетка в ловких и натруженных руках) объективно выгоден для наращивания напряжённости [в] отношениях России и стран Запада. Он объективно выгоден для того, чтобы Запад там смог выстроить своё управление против России. Деваться Порошенко некуда, и Порошенко – наиболее оптимальный формат, когда можно будет перехватить управление: Европа перехватывает управление Украиной у Соединённых Штатов, Россия как бы стоит в стороне. Как бы [в стороне]! Россия никогда не будет стоять в стороне, кто бы там чего ни рассчитывал. Но в данном случае, если выбирают Порошенко, варианты отстранить Россию значительно выше, и поэтому было поставлено на Порошенко.

Чем отличается Зеленский? От Зеленского ждут какой-то [новизны] и прочего, и есть какой-то временной кредит доверия: «Он же ещё ничего не сделал. А чего вы говорите, что он такой-[сякой] президент. Ну мало ли, что он наговорил в предвыборную кампанию». Знаете, когда говорят: «Там какая-то антироссийская идея или экстремистская риторика. Но он же… выборы надо»*. Не надо вот этого! Выборы всегда происходят на основе господствующей идеологии, но господствующей не у населения, а у тех, кто формирует информационное поле. Вот если те, у кого есть деньги, заинтересованы в том, чтобы была «Украина не Россия», то они в это и вкладывают деньги. И поэтому любой, кто хочет каким-то образом добиться каких-то властных вершин, для того чтобы получить деньги и получить свободу манёвра (то есть ему в паруса ветер дует), он начинает говорить против России, выступает за войну с Россией и прочее. Это не означает, что он оглашает желание населения, абсолютно не означает. Вопрос только в том, как обмануть население и как заставить максимальное количество людей прийти на «выборы» – эту задачу решают. Потому что те, кто не пришли [на «выборы»], – это вообще оказались люди не обманутые, ни в коем разе не обманутые.

Так вот, [Зеленский] же прекрасно понимает, что если он будет говорить вещи, которые объективно выгодны для населения Украины, но которые невыгодны для тех, кто управляет информационным полем, кто даёт финансирование на избирательную кампанию (а «кто деньги платит тот и девушку танцует»)… Вот кто заплатил тому же Зеленскому? Кто обеспечил ему то, что он построил успешный бизнес? Не надо говорить, что он такой умный – нет таких вариантов на постсоветском пространстве, чтобы кто-то мог построить какой-либо успешный бизнес, не имея административного ресурса. Если человек включён в систему управления, значит, ему дадут возможность, ему дадут финансирование. Не включён – не пойдёт. [Зеленский] формировал информационное поле, объективно выгодное для уничтожения Украины, ментальности украинского населения как русских и наращивания матрицы «Украина – не Россия». Поэтому ему и сделали этот бизнес, дали возможность. И он прекрасно понимает: если он будет отстаивать интересы населения Украины – денег не будет, ему не дадут зарегистрироваться, потому что система управления не та. Поэтому [не надо] говорить: «[Он] что-то говорит, потому что запросы у населения [такие]». Нет! Этот запрос у населения формируется информационными средствами тех, кто платит деньги, и совершенно не соотносится с тем, что реально думают люди. Средства массовой информации игнорируют [то], что реально думают люди. Средства массовой дезинформации навязывают точку зрения, оболваниванивают и манипулируют людьми.

Так вот, Зеленский… Есть окно. И это окно является очень серьёзным вариантом для России и для Украины. Прежде всего, никто Россию не обязывает признавать «выборы» [на Украине]. Выборы в России никто не признаёт, мы не признаём выборы в Соединённых Штатах – смысла нет, это самостоятельные государства. Нет такого. Но почему такая свистопляска вокруг признании «выборов» на Украине со стороны России? Потому что это показатель суверенитета России: [если] мы признаём «выборы» на Украине (то есть признаём весь этот балаган выборами), соответственно этому Россия не суверенна. Если мы не признаём этот балаган – у нас появляется возможность сделать дальнейший шаг к обретению суверенности страны, самостоятельности и предотвратить большую войну на постсоветском пространстве, особенно между Россией и Украиной. Поэтому-то и не хотели ставить на Зеленского – потому что этот вариант повышения суверенитета... Одно дело – не признать Порошенко, [и] совершенно другое – не признать Зеленского.

Но, между прочим, ничего такого [удивительного] в [непризнании глав других государств] в международной практике вообще нет – в международной практике полно [подобных] примеров. Например, Соединённые Штаты не признают Асада, но они же не ликвидировали там посольство, они же продолжают межгосударственные отношения. В каком формате и в какой тональности – это другой вопрос.

Какой нам интерес подчиняться приказу из Вашингтона признать выборы? Никакого. А задача тех, кто ставил на это – это более долгоиграющая работа. То есть Порошенко – это последний всплеск, после этого не должно остаться ни России, ни Украины. А Зеленский… Если мы признаём Зеленского, тогда Украина как бы получает второй [шанс]: «Государственный переворот? Какой государственный переворот? Не было никакого государственного переворота, это нормальное развитие украинской государственности. Вы (Россия) это признали – вы издержки и несите, вы [и] тащите дальше на себе эту Украину, которая будет анти-Россия». Вот в этом и [заключалась] задача всех тех, кто орал: «Идите на выборы и проголосуйте против Порошенко!» Им во что бы то ни стало нужно всадить нож в спину России.

Вообще, можно много говорить об этом, но вот все эти вещи – они простые. И как их не понимать, я даже не [представляю]. Но я одно скажу: все аналитики, выступающие на любых ток-шоу, всё это прекрасно понимают. Они народу врут. Народу они врут и говорят: «Идите на выборы!» Но сами они прекрасно понимают, что это никакие не выборы, что народ они держатся за лохов, за баранов, которые должны будут потом отвечать за всё это своей шкурой.

Ведущий: В том числе и Косачев, который заявил, что у России нет никаких оснований для того, чтобы не признавать президентские выборы на Украине. И по ПАСЕ у него тоже [было] высказывание [о том], что Россия готова выплатить долг. В частности, вот цитата…

Валерий Викторович: Вот какой долг у России перед ПАСЕ?! Понимаете, я о чём говорил? Внутри России есть люди, которые искренне ненавидят Россию, они видят предназначение России [в том, чтобы] быть сырьевым придатком Запада. И поэтому если на Западе сказали: «У вас есть долг перед ПАСЕ», [подпиндосники должны ответить]: «Да, у нас есть долг перед ПАСЕ». Если на Западе сказали: «Вы должны признать этот балаган выборами», значит, вы должны поздравить Зеленского и сказать: «Мы признаём эти выборы». Они ненавидят Россию, они хотят служить Западу.

Это вот как раз в чистом виде украинство – этот Косачёв, [который считает] пределом своего могущества стоять на коленях перед барином и говорить: «Ой, спасибо, барин, что ты меня в лицо пнул! Ой, спасибо, барин, что ты мне в лицо плюнул!» Вот и Косачёв заявляет... Какой долг у нас перед ПАСЕ?! У нас нет никакого долга перед ПАСЕ. Нам слово там не дают, нас ни за что не держат, но [мы] обязаны платить [взнос]. И Косачёв говорит: «Да, обязаны платить. Барин сказал! Да как же мы можем-то против барина вякать!»

И таких мразей, как Косачёв, много. Поэтому я и не говорю о том, что мы обладаем полнотой суверенитета.

И ведь смотрите, у нас все средства массовой информации, все ток-шоу участвовали в так называемых президентских выборах на Украине. Они все топили Порошенко, они все его задавливали, даже когда Соловьёв говорит: «Мой кандидат», – это от обратного работа. Все они сто процентов… им нужно было, чтобы выбрали Зеленского, им нужно было загнать людей на «выборы». И они это сделали. И поэтому они все там и радовались, что «мы этих лохов развели». А теперь эти лохи своей жизнью, своей кровью, своей нищетой будут платить за то, что они участвовали в легитимации этого государственного переворота.

На самом деле, честно говоря, не получится у них легитимировать. Не по-лу-чит-ся. Есть два субъекта-наследника украинской государственности – это Луганская и Донецкая республики. Всё! Вот после этого вся эта свистопляска...

Почему я был против участия в «выборах» [населения Украины]? Ведь вопрос-то стоял в мере кровавости: участвовали в «выборах» (так называемых выборах), в этом балагане – мера кровавости поднята; не участвовали, проигнорировали – понижена, и можно было бы спокойно переформатировать Украину, навести там порядок. А теперь снова кровь, снова лишения. Сами выбирали. Вернее, вы ничего не выбирали – вам сказали придти, и вы сделали, вам сказали поставить галочку…

Ведь технологии, которые были использованы [для] манипулирования людьми, – примитивные. Но почему они на Украине сработали? Да потому что люди задёрганы, выведены в состояние истеричности. А что у нас делают в плане организации майдана? Да то же самое: людей вводят в состояние истеричности, когда можно будет ими полностью манипулировать. Их дёргают по любому поводу, любыми способами, каждый отдельный сегмент общества – учителей, врачей, сторонников здорового образа жизни, автомобилистов напрягают и много [кого]. Всех. По всем направлениям бьют для того, чтобы… чем больше эмоциональная напряжённость, тем легче люди поддаются внешним манипуляциям. А на Украине там вообще капитально, и плюс такое мощнейшие давление со стороны России – ну вот вам, пожалуйста, и пошли голосовать. Ведь в легитимации этого балагана участвовал сам премьер-министр России Медведев. Он сказал: «Это выборы! [Ну] и что, что это балаган. А мы говорим – выборы». И Медведев тоже заверещал: «Надо бы признать».

Так что хватает у нас своих бандеровцев-предателей, которые только и мечтают, чтобы в стране снова наступили 1990-е годы, когда всем правит американское посольство. Косачёв – один из них. О чём он, не скрываясь, постоянно заявляет. Он мечтает о том, чтобы в России снова распоряжался американский сержант и [чтобы] к нему бегали на приём (если он, конечно, соизволит) министры правительства России.

Ведущий: Следующий вопрос тоже очень популярный – пожар в Нотр-Даме: «Валерий Викторович, это случайность или преднамеренный поджог? Если поджог, в чём его смысл и частью какого управленческого процесса он является? С какими другими событиями он связан? И против кого направлен?»

Валерий Викторович: Одно могу сказать точно – он не случаен, даже если это не поджог. Это работа матрицы. Нотр-Дам-де-Пари, как ни крути, является, пожалуй, самым известным символом (благодаря таланту Виктора Гюго) западной цивилизации. Западная цивилизация пребывает в глубочайшем кризисе. И вне зависимости от того, является это самовозгоранием в результате реставрационных работ (а такое вполне возможно, всё-таки с 1930 года процесс идёт, скоро уже сто лет будет), или же это поджог (это тоже очень может быть)... И вот второе становится всё более актуальным в свете серии масштабнейшихтерактов в Шри-Ланке.

[В Шри-Ланке] уж конкретно не могла бомба самопроизвольно взорваться – их расставили. Конкретно удар был по католичеству. А какую религию представляет Нотр-Дам-де-Пари? Именно католическую религию. То есть, налицо идёт (смотрите, перед этим был [теракт] в Крайстчёрч – удар по мусульманам) планомерное раскачивание население планеты Земля по религиозному принципу – сделать религиозную войну.

С одной стороны, эти взрывы в Шри-Ланке [показывают, что] нечего делать европейцам со своей культурой в этом регионе. Как вы думаете, много туристов добавится теперь в Шри-Ланку из Европы после этих взрывов? А ведь что происходит? Когда идут туристы и [осуществляется] деловой обмен, [то это] ведёт к тому, что происходит взаимопроникновение (взаимовлияние) культур. Это народная дипломатия, это снижение напряжённости и это движение вперёд. Выстраивание [управления] в том плане, что переносятся центры концентрации управления в Иран и Китай, означает и другое – освобождение от той отработавшей себя культуры в этом регионе, во всём азиатском регионе: Индостан, Индонезия, Юго-Восточная Азия… Всё это должно быть освобождено от влияния западной культуры. И вот такие теракты позволяют разойтись этим культурам, [разорвать взаимную связь], то есть формат народной дипломатии рушится.

С другой стороны, что мы имеем в Европе? Все мы прекрасно знаем, что существует план по созданию европейского исламского халифата. Именно под это дело Европа усиленно насыщается мигрантами из различных стран Азии и Африки, перемешиваются народы, о чём Обама говорил в 2011 году: на территории Европы должны быть созданы новые народы, новые языки и, соответственно, новые государства. То есть должно произойти переформатирование. И это переформатирование идёт. Поэтому исключать [то], что Нотр-Дам-де-Пари был подожжён, ни в коем случае нельзя (ни в коем случае нельзя!) по одной простой причине: страновая «элита» США по полной программе вступила в противоборство с Глобальным Предиктором (глобальной «элитой»). На основе США (которые были инструментарием проведения глобальной политики Глобального Предиктора) построено всё управление в мiре. И этот инструментарий взбунтовался за свои интересы. Он не хочет закукливаться в границах своего государства за двумя «лужами» – он хочет по-прежнему нависать над всем мiром и всех грабить. Но чем спокойнее в мiре, тем легче отстроить Соединённые Штаты. И страновой «элите» США во что бы то ни стало нужно раскачивать матрицу войны, везде [раскачивать]. Не получается раскачивать матрицу войны в Европе, значит, мы зайдём с другого конца: вот вам теракты в Шри-Ланке и вот вам пожар в Нотр-Дам-де-Пари.

Повторяю, там может быть поджог, но может быть и не поджог, а самовозгорание. Но в любом случае пожар в Нотр-Дам-де-Пари – это матрица. Многие говорят: «Это величайшее наследие культуры. Надо всем сложиться, надо объединиться для того, чтобы [его] восстановить». Я что-то не слышал таких возгласов [о том], чтобы восстановить памятники культуры, которые уничтожались, например, в Сирии. Но это не значит, что, как некоторые говорят, «на основании этого мы не должны участвовать в поддержании культурной идентичности Европы». Почему? Все памятники культуры самоценны. Именно поэтому есть такая война против истории – когда в Афганистане взрывают статую Будды, когда уничтожаются памятники культуры везде, куда может добраться так называемое ИГИЛ (иррегулярная армия США).

И мы уже говорили про проект прерафаэлитов, [которые хотели] найти такой баланс – соотношение техносферы и управления социальной жизнью (которую они видят в раннем Средневековье), чтобы [на основе него] построить управление во всём мiре. Они это ищут.

Поэтому народы, лишённые памяти (как [это] сделали с [народом] Украины), не имеют будущего. Вообще не имеют будущего! Поэтому уничтожают памятники истории.

А [также], если это был поджог, [то пожар в Нотр-Дам-де-Пари как повод] создать и социальную напряжённость между христианами и пришлым населением, которое в большинстве своём исповедует ислам, – это вполне возможно, тем более, что заход, повторяю, организован ещё и со стороны Шри-Ланки.

Ведь что сейчас представляет собой Франция? Колыбель французской истории – пригород Парижа Сен-Дени. Там, в аббатстве Сен-Дени, похоронены практически все французские короли, там похоронен и Карл Мартелл – тот, кто защитил Европу от нашествия арабов. Но для того, чтобы провести какое-то мероприятие у его гробницы (или у любых других французских королей), там нужно проводить войсковую операцию, потому что Сен-Дени (повторю, это колыбель французской истории) сейчас полностью оккупирован пришлым населением – кого там только нет, там перемешалась вся Азия и вся Африка, и они же ведут абсолютно асоциальный образ жизни, это самый криминогенный район Парижа. А сколько [было] попыток поджога христианских церквей или других актов насилия против христианских ценностей уже на территории Франции, других европейских стран. Поэтому не будет ничего удивительного, если [при] восстановлении [собора] Нотр-Дам на его основе будет [воздвигнут] не христианский собор, а мечеть. Храм Святой Софии в Стамбуле – наглядный тому пример. [Такое] вполне возможно. Все эти варианты возможны.

В любом случае, был ли это специальный поджог или же это произошло случайно (а «случай – это мощное, мгновенное орудие Провидения», напомню определение Пушкина) – это матрица. И это [произошло] совершенно не случайно. Это показатель того, как гибнет европейская цивилизация, гибнет проект глобализации по-европейски, гибнет центр концентрации управления – идеологический и концептуальный.

Ведущий: Следующий вопрос связан с непониманием глобальной политики со стороны Запада, США и России. В частности, спрашивают: «А почему США и Запад играют без правил, а Россия всех призывает работать по правилам и сама старается их придерживаться?»

Валерий Викторович: А это вопрос концептуальной властности. Ведь сказать, что Запад играет без правил, нельзя. Они играют по своим правилам, и соответственно этому переиграть Запад можно, только лишь навязывая свои правила.

Их игра без правил определяется следующим: «Чего моя левая пятка пожелала, так я и поступлю. Данное мной слово ничего не значит – ты каждый раз должен заслуживать то, чтобы я это слово продолжал тебе давать. Если я передумал, я ничем тебе не обязан». Это напрягает весь мiр. Запад работает по праву сильного, то есть они первыми… как инструментарий, опять же нужно понимать. Концептуальной властностью обладает только Глобальный Предиктор, но инструментарием глобализации выступали все эти страны Запада на протяжении вот уже двух последних тысяч лет существования человечества – по отношению к другим народам они первыми выставили проект глобализации и они его начали реализовывать по своим правилам.

Вписаться и начать действовать так, как действует Запад, означает своим совокупным ресурсным потенциалом войти в конфронтацию с совокупным потенциалом Запада. Потянем мы это? Может быть, по ресурсам мы и потянем. Но управленчески-то мы потянем или нет? Нет. Значит, нам надо навязать свои правила игры.

А свои правила игры очень простые. Как объединить вокруг себя людей? Нужно сказать: «Люди! Ну видите, что с вами делает Запад? Это неправильно: когда захотели, тогда правила игры изменили. А давайте-ка вы будете защищать свои интересы: своего народа, своего государства». И мы на основе международного законодательства формируем простые и понятные для всех межгосударственные отношения, к нарушителям которых весь мiр будет, мягко говоря, некомплементарен. В этом заинтересованы все страны и народы. И в результате этого у России появляются союзники для проведения своей глобальной политики: люди входят в отношения с Россией и выстраивают альтернативное управление. На этом, кстати, и стоит такой авторитет Путина. [Наши] успехи во внешней политике именно на этом [основываются]: мы предлагаем простые правила жизнеустройства, одинаково выгодные для всех. И в результате это даёт России совокупный ресурсный потенциал всех, кто не приемлет давление Запада на свои страны и свои культуры: они все сразу начинают быть элементами большого Русского мiра.

Поэтому задача всех, кто хочет уничтожения России, – сказать: «Ну вы же знаете, Запад не играет по правилам. Чего мы-то будем играть?» А это означает только одно: мы сразу играем по правилам Запада, [а] наш ресурсный потенциал несопоставим с [их ресурсным потенциалом], и мы сразу лишаемся всех союзников и возможностей проведения своей внутренней, внешней и глобальной политики. Не будем проводить глобальную политику – не будет у нас ни внутренней, ни внешней [политики]. Вспомните, Советский Союз ушел из глобальной политики, [и] чем закончился Советский Союз? Полной оккупацией и раздроблением.

Поэтому это альтернативное проведение глобализации: мы [предлагаем] чёткие, нормальные правила, объективно выгодные для всех стран и народов. Запад [живёт] по праву сильного: что хочу, то и ворочу. Но это неприемлемо всеми [остальными] странами и народами. То есть Россия, продолжая придерживаться международных правил… Нам говорят, [что] их нет. Так давайте [их] выстроим! Мы выстраиваем, мы определяем это международное законодательство! Ну так давайте определять, раз его нет. То есть [здесь] свобода маневра. Но ведь как хотят? Чтобы России не было. Поэтому и говорят: «Нет, мы не будем придерживаться международного законодательства. [Мы] будем [действовать], как Запад». Ну тогда и России не будет. Но те, кто выступает против [того, чтобы] Россия придерживалась [определённых правил], они и хотят, чтобы России не было.

Ведущий: Следующий вопрос от Ивана: «Валерий Викторович, если ГП рассматривает Россию как хранилище ресурсов, то почему он не противодействует (или противодействует явно недостаточно) вывозу ресурсов из России в Европу (“Северный поток”, “Турецкий поток”)? Или экспорт энергоресурсов из России в Европу на данном этапе нужен для стабилизации и России, и Европы, раз зачистка первой и переформатирование второй пока отложены для целей стабилизации положения на планете Земля? Что касается газопровода "Сила Сибири", то он идёт на подпитку Китая  нового центра концентрации управления, и по нему такой вопрос не встаёт».

Валерий Викторович: Я так должен понимать, что противодействие «Северному потоку», позицияБолгарии по «Южному потоку» – это просто так, с Луны свалилось? «Не, они не противодействуют, они ничего не делают [против]».

В том-то и дело, что мы (вот сейчас только говорили о [следовании] правилам) предлагаем Европе сохранить свою культурную идентичность: «Люди! Вы хотите остаться со своей национальной культурой? Или вы хотите, чтобы на вашем месте было какое-то другое государство, другой язык и другие народы? Германия, [вы этого хотите]? Франция, вы хотите? Австрия, Италия, хотите? Вы чего хотите?» И вот когда мы нашли это понимание, то всё противодействие Глобального Предиктора России ([в плане] поддержания ресурсной устойчивости Запада) постепенно отступает, потому что Россия, проводя глобальную политику, оказывается ресурсно более устойчивой. А Европа по-прежнему является центром концентрации управления. Сохраняя Европу, мы тем самым решаем и свои задачи, в том числе и внутренние. Вот на этой неделе к Путину приезжали французы: «Что бы нам ни говорили, мы будем работать с Россией. Нам выгодно это – работать с Россией. Мы будем сюда технологии тащить».

А если бы мы работали по западным правилам, [то] всё: «Предусмотрено, что ресурсы пойдут только в Китай. А вам – ничего. Вы – сувенирные республики, сшитые “Новым шёлковым путём”. Россия не предусмотрена».

Поэтому здесь [всё зависит от того], кто и как будет работать. Вот если бы не Путин, то эти проекты и не реализовывались бы. Это проекты глобального уровня значимости. Эти проекты по поставке энергоносителей в Западную Европу полностью противоречат созданию исламского европейского халифата. Полностью! Потому что тех ресурсов, которые дал [Европе] Советский Союз вполне достаточно для того, чтобы Европа выполнила свою роль по отношению к Советскому Союзу – разрушила его, а дальше должна сама быть переформатирована. А давать какие-то энергетические мощности новым странам и народам никто не планирует, поэтому высокотехнологичные производства нужно вывести [из эксплуатации], а людей, которые придут в Европу, заставить выживать другими способами в той экосистеме, которую очень сильно обеднила западная цивилизация – ну выкачали там [всё]: уголь сожгли, леса повырубали. Там очень трудно [будет жить]. И тогда они либо полностью уничтожат всю экологию (и тогда они сузятся до небольших островков новых государств и новых народов), либо же они каким-то образом будут бороться за свою жизнь и ничего [из себя] не будут представлять. И будет этот европейский исламский халифат, в общем-то, работать в режиме самообеспечения. А если мы подаем [в Европу] энергоресурсы, [то] мы сохраняем историческую культуру этих народов, мы сохраняем потенциал государств, и этот потенциал государств противостоит разрушению пришлыми мигрантами. Что касается нас, то, если что-то пойдёт не так, нам ведь никто не мешает закрыть кран и перестать подавать энергоносители.

Но энергоносители… Не зря же выступают против «Северного потока». Почему говорят: «Покупайте сжиженный газ у Соединённых Штатов»? На самом деле, Соединённые Штаты не продают свой газ. Когда они продают Европе газ, они продают его с наших месторождений. Весь вопрос только в том, что Соединённые Штаты гарантируют [Европе]: «Вы же знаете, мы с вами живём по определённой концепции. И если мы давим Россию, то мы гарантируем (раз вы у нас покупаете), что эти энергоносители будут идти к вам. Если же вы работаете с Россией, тогда вам нужно принимать [российскую] концепцию управления». Вот где… [Всё дело в том, что] проблема-то концептуальная! А не в том, что там кто-то какие-то деньги считает – ничего подобного! Сколько в Европу было поставлено газа из Соединённых Штатов – он весь поставлен из России. Более того, как только [появились] проблемы с газом собственно в Соединённых Штатах (у них же газа-то «завались», они же на мировых рынках всех задавили), так тут же от нас сновапошли танкеры-газовозы и им газ повезли. Откуда же они тогда газ-то продают?

И суть-то заключаются в следующем: мы, как правильно определяют Соединённые Штаты, через это энергетическое взаимодействие защищаем свои интересы, [интересы] своего государства, мы защищаем свой суверенитет. Но мы не подавляем суверенитет других – здесь Соединённые Штаты неправы, мы даём возможность всем странам и народам сохранить их культурную идентичность (а они приговорены – там [должен быть] исламский халифат).

Ведущий: Ещё один вопрос от Виктории: «Могли бы Вы сказать Ваше мнение об интервью Чубайса? Вы только послушайте, что он говорит: “В 1990-е мы воссоздали российское государство, разрушенное до основания”. Для кого и для чего было показано это интервью именно сейчас, после ареста Абызова?»

Валерий Викторович: В первую очередь, это было показано для тех, кто знает и понимает глобальную политику и концептуальную власть. Если этим знанием обладать, то интервью Чубайса – оно вообще простое… он говорит практически прямым текстом: от кого был поставлен, какую задачу решал, как он её решил. И фактически [интервью] является последующим звеном [цепи событий, идущим после] ареста Абызова. То есть Чубайс сдал Абызова [и] потом он даёт это интервью, где он по-прежнему говорит: «Я работаю на тот сценарий, по которому Советский Союз был разрушен».

Чубайс ставит разграничение между государством Россия и территорией России. Территория [России], обладающая инфраструктурой и ресурсами, – это всего лишь ресурсы, даже если там созданы какие-то заводы и прочее; и эта территория должна быть развита до определённого момента, но это не должно достаться российскому государству. Здесь у Чубайса позиция осталась та же. Ему поручили что-то сделать для развития территории – он это делает. А российское государство (в любом виде) для него остается концептуальным врагом.

Вообще, интервью, повторяю, очень содержательное, поэтому мы его и [на своей странице во] «ВКонтакте»разместили, чтобы его все посмотрели. С позиции знания «Концепции общественной безопасности», понимания шести приоритетов управления, пяти видов социальной власти, пяти видов социальной идиотии, полной функции управления, знания о глобальной, внешней и внутренней политики – интервью очень и очень содержательно. Чубайс там говорит о многих вещах очень и очень прямым текстом. В общем-то, Чубайс просит одно: «Ну я же хорошо работал. И буду дальше работать. Не надо меня вместе с Абызовым [списывать]. Ведь это же я его, в принципе, сдал».

Ведущий: Sapienti sat?

Валерий Викторович: Да, sapienti sat – «умному достаточно» («для понимающего достаточно»). Ну и ещё: «Имеющий “уши” да услышит». «Уши» в данном случае в кавычках, потому что нужно обладать знанием теории управления. А так интервью очень содержательно.

Ведущий: Это был последний вопрос на сегодня.

Валерий Викторович: Сегодня мы опять говорили о том балагане, который творится на Украине, да и вообще о процессах, которые происходят в мiре и которые, несмотря на свою внешне видимую кажущуюся простоту, на самом деле несут в себе очень серьёзную смысловую нагрузку, которая не видна человеку, не обладающему знанием об управлении сложными социальными суперсистемами.

Возвращаясь к Украине... Почему Украина никогда не была государством и никогда не будет? Почему республики Прибалтики – не государства? Вообще, надо сказать следующую вещь, Лукашенко на этой неделе правильно сказал: «Основа суверенитета Белоруссии – это Россия». Россия обеспечивает государственность Белоруссии теми компетенциями, которые Белоруссии невозможно обеспечить силами своего населения, но эта помощь России даёт возможность Белоруссии внешне представать [перед] мiром как государство.

Возьмём для примера (сравнения) Украину. Мы не берём сейчас компетенции, относящиеся к трём низшимприоритетам управления (это военный [приоритет], это оружие геноцида, это экономическое оружие). Берём третий приоритет – технологии и идеологии. Смотрите, [на Украине] приняли решение о том, что [они] идут на Запад. И у них герои и идеология какие? Бандеровщина. То есть быть рабом у западных государств и обслуживать [их]. Поэтому сложные технологии им не нужны – инженеры разъехались по всем городам и весям, они теряют технологии. И чтобы всё это успешно происходило, там навязывают [украинский язык]. Почему идёт борьба за [насаждение] украинского языка? [Потому что] это язык бытового общения, у него нет ни социальной лексики, ни технической. [Что касается] социальной лексики, [можно привести] прекрасный пример с Юлией Тимошенко: пришла на дебаты, а «нема тут кого дебати». Вот отсюда всё – потому что нет социальной лексики, адекватно описывающей процессы управления. Институт языка, который придумали на Украине, не может дать адекватной лексики. Через русский язык (а не через украинский) можно «добраться» до всех технологий, которые разработаны в мiре, а через украинские – не добраться. Это [что касается] третьего приоритета.

[Возьмём] второй приоритет. Ну, «Украина понад усе», они выкопали Чёрное море.

Дальше методологический приоритет. Тут уже вообще: Украина вообще всё создала, всё понимает. А уж на основе каких посылов и чего она понимает – тут просто калейдоскоп.

Я к чему [это] говорю? На Украине вообще отсутствуют компетенции, относящиеся к трём высшим приоритетам обобщённых средств управления, эти компетенции не поддерживаются силами своего населения. [Если] выбрали в [качестве] идеологии идеологию предательства – Мазепу, Шухевича, Бандеру и прочих, [то] не надо ожидать, что у вас будет какой-то успех. Вы, разогнавшие своих инженеров, разрушившие собственную систему образования, воспитывающую людей, которые не будут способны поддержать высокотехнологичные производства, – не имеете возможность что-либо представлять [из себя] в будущем. Вы питаетесь совершенно ложной историей, и у вас нет методологии познания мiра. Вы от этой методологии отказались вместе с русским языком, с русской культурой. Всё, остаётся только загнуться.

То, что я говорю об Украине, в той или иной степени присутствует у всех народов на постсоветском пространстве. Почему эти народы входили [в состав России]? Все они входили на разном этапе своего цивилизационного развития. Кто-то, [например], как Казахстан, не имели собственной письменности. Теперь письменность есть, но решили отказаться от долго разрабатываемой письменности на основе кириллицы, решили отказаться [ради] более удобной для хозяина (который придёт из Великобритании) латиницы.

Понимаете, вот есть культурная составляющая. О чём Сталин говорил? [О] культурно-национальных автономиях. Вот [до] какого уровня развилась эта культура, пусть дальше с этого [уровня] культура и развивается. А все, что сверху – мы обеспечиваем за счёт единого русского народа, единого русского государства. Поэтому эти народы и развивались. И чукчи существуют, нормально развиваются… И вообще, на территории нашего государства (на территории России) не погиб ни один народ, а все культуры были сохранены и получили своё развитие – мы обеспечили [это]. Как только разъединились, встал вопрос: а кто будет обеспечивать функционирование государства на трёх высших приоритетах обобщённых средств управления. Задача внутренних предателей (таких, как Косачев) – чтобы и Россия потеряла суверенитет на трёх высших приоритетах обобщённых средств управления, чтобы и мы здесь полностью, концептуально, по всем компетенциям зависели от Запада. И поэтому для него очень важно подчиняться ПАСЕ и признатьвыборы на Украине.

Всё это можно легко понять, [если] помнить, [что] знание – власть. [И] эту власть нужно взять в свои руки. Помнить, [что] многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы, но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий. Нужно расширять круг понятий, иначе [будет], как на Украине: замордовали людей, напрягли их эмоционально и потом, полностью создав информационное поле, погнали туда, куда надо. А в результате людям придётся собственными жизнями оплачивать издержки легитимации киевской банды [и] государственного переворота, [совершённого] в феврале 2014 года.

Вот чтобы этого не было… Каждый человек стоит перед простым выбором: нужно понимать, [что] спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Нужно самому разбираться в управлении сложными социальными суперсистемами. Нужно входить в управление, создавать массовые статистики обычной своей жизнью. Но для этого нужно понимать самому, что и как происходит. Теоретические знания об этом даются только в одном источнике – в работах Внутреннего Предиктора СССР, опубликованных до июня 2018 года. Изучайте их. Берите власть свои руки. Берите эти знания, осваивайте и будьте концептуально властными, и защитите интересы свои и своей семьи.

Мирного неба вам над головой! Счастья! До следующих встреч!

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Комментарий, сделанный Валерием Викторовичем после записи выпуска:

*То есть: «[Он произносит] одни фразы, которые говорят под выборы, а вот когда придёт на управление, он всю эту пропагандистскую шелуху выкинет и будет управлять исходя из реального положения дел».

На самом деле все пропагандистские лозунги, используемые в ходе предвыборной кампании, – это оглашение позиции, на основе которой и будет идти управление «исходя из реального положения дел». Он огласил идеологический базис, с которого он никуда не сойдёт. Он огласил базис, который другая сторона должна принять, то есть занять подчинённое положение по отношению к оглашённому базису. Это можно мотивировать различными «надо то», «надо сё» и т.д. и т.п. Суть одна – ради каких-то отношений надо поступиться собственной позицией, чтобы понравиться тому, кто свою позицию огласил публично и безкомпромисно. Он не запрос населения озвучивает, а то, что от него требуют спонсоры. И после победы он это будет проводить в жизнь.

А принимать озвученное кандидатом в президенты – для нас означает отказ от суверенитета России.

Комментарии (4)

Уровень внимательности 106 зрителей поставивших лайк, в том числе того кто сюда скопировал: «да Пари» — конечно не все знают какие артикли есть во французском языке, но в век википедии не знать как называется обсуждаемая достопримечательность как-то странно.
Правильно сказал Пякин, с глубоким пониманием ДОТУ, о том что ставить нужно только на того, кто никогда не совершает непоправимых ошибок.
Те же кто совершает непоправимые ошибки — управленчески безграмотные лузеры.