Путин В.В. (2018.12.18) - Подписание договора по РСМД с точки зрения СССР было односторонним разоружением

Уважаемые товарищи!

Укрепление обороноспособности, безопасности России, надёжная защита от внешних угроз были и остаются нашими важнейшими, ключевыми задачами.

Подчеркну: их исключительную жизненную важность хорошо понимают и политические, и государственные руководители, общество, все граждане нашей страны.

Сегодня на традиционной расширенной коллегии обсудим, как продвигалось военное строительство в 2018 году. Определим дальнейшие приоритеты.

Хочу поблагодарить всех, кто принимал участие в системной и последовательной работе по модернизации армии и флота.

Отмечу, что все виды и рода войск развивались сбалансировано, в соответствии с принятыми планами и новой Государственной программой вооружения, оснащались современными образцами оружия и техники.

Заметно укрепилась ядерная триада, которая играет ключевую роль в сохранении глобального паритета: доля современного вооружения здесь составляет уже 82 процента.

Серьёзные, прорывные шаги сделаны в развитии новейшего, не имеющего аналогов в мире оружия, о котором говорил в Послании Федеральному Собранию 1 марта этого года.

Имею в виду начало серийного производства ракетного комплекса «Авангард» и успешные испытания «Сармата», несение опытно-боевого дежурства гиперзвукового авиакомплекса «Кинжал», а также отработку практического применения боевых лазерных комплексов «Пересвет».   На расширенном заседании коллегии Министерства обороны.
Это оружие кратно – именно кратно – увеличивает потенциал армии и флота, тем самым надёжно и безусловно обеспечивает безопасность России на ближайшие десятилетия.

Укрепляет баланс сил, а значит, и стабильность в мире. Наши новые системы, надеюсь, заставят задуматься тех, кто привык к милитаристской и агрессивной риторике.

Далее. Важно, что серьёзно вырос уровень оперативной и боевой подготовки войск. Качественно меняются их возможности. Шесть независимых проверок, прошедших в этом году, это подтвердили, в том числе способность оперативно перебрасывать силы и средства на большие расстояния – до семи тысяч километров, быстро усиливать группировки на важнейших стратегических направлениях там, где нам это необходимо.

Хорошие результаты показаны на масштабных манёврах «Восток-2018». При этом партнёры – подразделения из Китая и Монголии – действовали по общему плану, в единых боевых порядках с нашими частями.

Впервые в современной истории России в Средиземном море проведено учение «Океанский щит». Крупная межфлотская группировка вместе с дальней авиацией уверенно решила широкий круг задач, апробировала новейшие тактические приёмы и способы действий корабельных сил и авиации.

Особо отмечу: в мероприятиях оперативной и боевой подготовки задействовалось вооружение, прошедшее проверку в Сирии, а также использовался опыт, полученный нашими военнослужащими в борьбе с террористами.

Как известно, после разгрома основных группировок боевиков ситуация в этой стране постепенно стабилизируется. Однако бандиты ещё пытаются огрызаться. Хочу подчеркнуть: бескомпромиссная борьба с боевиками будет продолжена. Окажем сирийцам здесь всю необходимую поддержку.

Одновременно наши военнослужащие достойно выполняют поставленные миротворческие и гуманитарные задачи. Помогают возрождению Сирии как единого, мирного, стабильного государства.

Среди итогов года выделю активное развитие системы военного образования. В войска и на флот направлено более 12 тысяч профессионально подготовленных офицеров. Повысился также уровень отбора по контракту. Из более чем 60 тысяч человек, принятых на службу в уходящем году, две трети имеют высшее и среднее профессиональное образование.

Уважаемые товарищи!

В предстоящий период важно закрепить достигнутые успехи. При этом, конечно же, необходимо анализировать и учитывать развитие военно-политической обстановки в мире.

Мы видим, что сложной остаётся ситуация на Ближнем Востоке, в Афганистане, на Корейском полуострове. В течение года продолжалось наращивание военной инфраструктуры НАТО вблизи наших границ. Не прекращается конфликт на юго-востоке Украины.

Серьёзную обеспокоенность вызывают и заявления руководства Соединённых Штатов Америки о выходе из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

Такой шаг будет иметь самые негативные последствия, заметно ослабит региональную и глобальную безопасность. Фактически в перспективе речь может идти о деградации и даже обрушении всей архитектуры контроля над вооружениями и нераспространения оружия массового уничтожения.

В качестве предлога для одностороннего выхода из договора Соединённые Штаты используют уже привычный и, можно сказать, тривиальный способ: бездоказательные обвинения России в нарушении своих обязательств по договору, который сами уже и нарушили, причём нарушили давно.

Мы с вами хорошо знаем: размещение систем морского базирования «Иджис» в Румынии, а затем в Польше в ближайшее время – это прямое нарушение Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Потому что эти установки могут использоваться и, собственно говоря, на море, и используются для запуска ракет такого типа. Теперь они, в нарушение договора, появились на территории, на земле.

Да, действительно, с этим договором есть определённые сложности. В нём не участвуют другие страны, обладающие ракетами средней и меньшей дальности. Но что мешает начать переговоры об их присоединении к действующему соглашению? Или приступить к обсуждению параметров нового договора?

Подчеркну: какими бы ни были претензии к договору, в современных условиях он исполняет роль стабилизирующего фактора, работает на поддержание определённого уровня предсказуемости и сдержанности в военной сфере.

В случае же слома договора со стороны Соединённых Штатов – я уже говорил об этом публично и считаю необходимым в этой аудитории ещё раз прямо заявить – мы будем вынуждены принять дополнительные меры, укрепляющие нашу безопасность.

При этом Россия, как и прежде, открыта для любых предложений и инициатив, которые ведут к укреплению всеобщей безопасности. В том числе по предотвращению новой гонки вооружений. Это, уверен, в интересах не только России, но и Соединённых Штатов и всего мира.

Вместе с тем, учитывая названные факторы и риски, мы должны и дальше продолжать курс на развитие армии и флота, сохранять высокие темпы военного строительства последних лет.

Какие приоритетные вопросы предстоит решить в следующем году.

Первое – это дальнейшее укрепление боевого потенциала стратегических ядерных сил. Такую задачу мы предметно обсуждали в ходе недавних серий военных совещаний в ноябре, а перед этим и в мае текущего года в Сочи.

Нужно быстрее переходить на современное вооружение, которое обладает повышенными возможностями по преодолению перспективных систем противоракетной обороны. На очереди – серийный выпуск и поставка в войска ракетного комплекса глобальной дальности «Авангард».

Второе – это повышение качества оперативной и боевой подготовки. Здесь должны постоянно, год от года поднимать планку, действовать не по шаблону все участники этого процесса.

Программы учений, дальних морских походов должны учитывать нестандартные ситуации, самые современные формы и методы ведения боя, а также отработку применения новых видов и типов вооружения и техники.

Третье. Сегодня успех отдельного боя и крупных операций решают буквально секунды. Важно «сжимать» время принятия решений, причём во всех звеньях – от высших офицеров до младшего командного состава.

А для этого совершенствовать системы управления и связи, разведки, радиоэлектронной борьбы. Завершить переход на новые стандарты в области сбора, передачи и обработки данных.

Подчеркну: цифровые технологии и искусственный интеллект, роботизация, беспилотные системы – всё это должно быть в повестке качественного развития наших Вооружённых Сил.

Четвёртое. Необходимо обеспечить эффективный контроль за реализацией Госпрограммы вооружений. За последние годы мы практически оптимально выстроили схему взаимодействия Минобороны и предприятий ОПК. Укрепили дисциплину на всех ключевых направлениях.

Теперь нужно оперативно выявлять остающиеся проблемы в выполнении заданий гособоронзаказа и своевременно их устранять.

Пятое – это развитие военного сотрудничества с нашими союзниками, прежде всего по линии ОДКБ. В ходе учений «Центр-2019» следует детально отработать с партнёрами все вопросы взаимодействия в решении общих задач по обеспечению безопасности в Центральной Азии.

Уважаемые товарищи!

Традиционно важное направление военного строительства – вопрос укрепления морального и боевого духа войск. А это прежде всего развитие системы социальных гарантий военнослужащих и членов их семей.

Отмечу, что в этом году исполнены обязательства по обеспечению жильём в отношении почти ста тысяч военнослужащих Минобороны – 98,7 [тысячи].

А всего за последние шесть лет жильё получили больше полумиллиона – 560 тысяч военнослужащих. Будем активно продолжать эту работу и в 2019 году.

Напомню также, что в октябре будущего года денежное довольствие военнослужащих будет проиндексировано на 4,3 процента. На 6,3 процента вырастут военные пенсии.

На прошлой коллегии поднимался вопрос о сложностях с трудоустройством членов семей военнослужащих, с обеспечением местами в детских садах. Хотел бы сегодня услышать, что сделано за прошедший период.

Важно и впредь уделять этим вопросам постоянное внимание. Потому что только так, – вникая в насущные проблемы военнослужащих и решая эти проблемы, – мы будем укреплять социальный статус защитников Родины, поднимем в обществе престиж военной службы.

В заключение хочу поблагодарить руководство и личный состав Вооружённых Сил за добросовестное выполнение поставленных перед вами задач.

Желаю вам успехов.

<…>

В.Путин: Большое спасибо, уважаемый Сергей Кужугетович.

Я буквально несколько слов скажу.

Первое, что касается, и начну с этого, считаю, что это очень важно, – социальные гарантии. В целом работа идёт ритмично, по графику, но стремиться нужно к тому, чтобы всё 100-процентов было исполнено с точки зрения социальных обязательств государства перед военнослужащими и членами их семей, включая и детские сады, и трудоустройство, и денежное довольствие, жильё и так далее. Это первое.

Второе. Хотел бы отметить усилия, которые прикладывает Министерство обороны к привлечению молодых, талантливых, перспективных, нужных для армии и флота, вообще для обеспечения безопасности государства специалистов. Здесь и создание научных рот, и сейчас, совсем недавно, открытие нового инновационного, высокоинновационного центра, где служат молодые перспективные ребята, центра «ЭРА» в Анапе. Это очень хорошая практика. И я попрошу наши гражданские учебные заведения, научно-исследовательские центры подключаться к этой работе активнее.

Ну и, наконец, патриотическое воспитание молодёжи, молодых ребят. Это очень важно, и надеюсь, эта работа Вооружёнными Силами, Министерством обороны будет продолжена.

Что бы в этой части хотел ещё сказать. Мы, вы знаете, два раза в год, весной и осенью, проводим установочные совещания, подводим итоги того, что сделано за полгода Министерством обороны, Вооружёнными Силами и предприятиями ОПК по выполнению гособоронзаказа.

Это очень оказалось эффективной работой, мы предметно разбираем всё, что удалось и, главное, что не удалось сделать, и принимаем оперативные решения, как нам догнать график, если он где-то отстаёт. Эта практика будет, безусловно, продолжена.

Мы видим с вами диспаритет в финансировании между ведущими военными державами. Свыше 700 миллиардов – бюджет Пентагона.

Сколько Вы сказали?

С.Шойгу: 725.

В.Путин: 725 – ну, рекорд!

Даже с учётом небольшой инфляции всё равное это… Это такой милитаристский бюджет на самом деле, а у нас 46 был в прошлом году. И больше того, у нас ещё ожидается в процентном отношении снижение расходов на цели обороны.

Это не в ущерб пойдёт безопасности, имея в виду, что мы основные расходы, которые должны были сделать, задел, положить задел в развитие Вооружённых Сил, мы сделали в предыдущие несколько лет.

Но всё-таки здесь паритет очень большой, а нам нужно сохранить стратегический баланс. Вопрос: возможно ли это или нет? И если возможно, как это сделать? То, что это возможно, мы видим.

У нас появляются новые системы оружия, причём такие, которых ни у кого нет. Нет пока ни у кого гиперзвукового оружия, а у нас есть. Более того, это не планы, оно стоит уже на боевом дежурстве, «Кинжал».

Это принципиальный вопрос – правильно определять приоритеты, куда тратить деньги, не разбрасываться ими, а принимать правильные решения и направлять ресурсы туда, где они дадут максимальный эффект.

До сих пор нам это удавалось. И я очень рассчитываю на то, что руководство Министерства обороны, Генеральный штаб так же ответственно вместе с промышленностью будут подходить к решению всех задач в этой сфере в будущем.

Второе. Это, конечно, дисциплина. И административная, производственная, финансовая дисциплина. Здесь ни один рубль не должен уйти не по назначению.

И конечно, нужно в полной мере использовать интеллектуальные возможности государства в целом. Имеется в виду и образование, и научная сфера, и возможности нашего ОПК, заделы будущего и перспективные разработки. Это всё, безусловно, позволит нам обеспечить паритет и безопасность России на длительную перспективу.

Теперь несколько слов о вопросе, который, безусловно, является сейчас наиболее актуальным и привлекает внимание общественности и в нашей стране, и в мире, я уже говорил об этом в своём вступительном слове, – это заявленный выход Соединённых Штатов из Договора по ракетам средней и меньшей дальности.

Напомню, что он был подписан в 1987 году. Я уже, по-моему, говорил, может быть, даже в этой аудитории, подписанный договор что означал? Он означал, что ликвидируются ракеты средней и меньшей дальности, а это ракеты от 500 километров до пяти тысяч километров. Ликвидировались ракеты наземного базирования, а у Советского Союза не было других.

У США были и морского, и воздушного базирования, а у нас не было. Поэтому с точки зрения Советского Союза это было одностороннее разоружение. Зачем руководство Советского Союза пошло на это одностороннее разоружение – одному богу известно.


Но это было сделано. А наши партнёры продолжали развивать такие системы вооружения, повторяю, морского и воздушного базирования.

Что касается морского базирования, это известные «Томагавки», они старенькие уже, это правда, практика их применения в Ираке, в Сирии, по данным наших военных экспертов, по вашим данным, где-то эффективность 30 процентов. Они, конечно, нуждаются в совершенствовании. Воздушная составляющая у них чуть получше, но тоже подлежит развитию.

Что же так забеспокоило наших партнёров? Видимо, то, что у нас появились эти компоненты – ракеты средней и меньшей дальности воздушного базирования и морские.

Морские хорошо известны, это ракеты «Калибр», которые применялись из двух акваторий – из акватории Каспийского моря и из акватории Средиземного моря – и работали очень хорошо, успешно, точно и как положено.

Кое-что пришлось доработать, и применение их против террористов в Сирии показало, что это было очень правильно и с точки зрения нанесения удара по террористам, и с точки зрения совершенствования, доведения этого, безусловно, очень перспективного комплекса до нужных параметров. И он до нужных параметров доведён усилиями и армии, и усилиями промышленности.

У нас появилось и другое оружие, сейчас Министр об этом говорил, – это ракета Х-101 воздушного базирования. В принципе, её можно отнести и к оружию стратегическому, поскольку Ту-160 – это носитель сверхзвуковой, но по дальности – 4500.

По дальности это и ракета средней дальности. Может быть, это забеспокоило наших партнёров? Но это не нарушение Договора об уничтожении ракет средней и меньшей дальности, здесь никакого нарушения нет.

Да, у нас появилось это оружие, его раньше не было, но нарушения никакого нет, на земле ничего не располагаем. А на самом-то деле ведь кто-то задумался, какая нам разница, стоит подводная лодка с «Калибрами» в пункте базирования или на берегу расположен такой же комплекс? Да разницы никакой нет.

Или на самолёте он находится – с территории Российской Федерации можем наносить любые удары на дальность 4,5 тысячи километров, я уже не говорю, если самолёт разогнать. Понимаете, да, меняется ситуация, она поменялась.

Но не за счёт того, что мы нарушили Договор. Мы ничего не нарушаем. Да, она меняется и в том смысле, что другие страны развивают такие виды вооружения. Их много, таких стран, на самом деле. Ну, попробовали бы начать переговоры с этими странами. Нет. Просто, видимо, это сдерживает определённые устремления.

Причём вряд ли эти устремления миролюбивого характера. Наращивание вооружений – это ещё один толчок к гонке вооружений. Я уже не говорю про такое оружие, как «Кинжал». Это тоже, по сути, оружие средней дальности, две тысячи километров, но уникальное, которого в мире нет.

Две тысячи километров, «Кинжал» – это гиперзвуковое оружие, больше 10 махов. Вот такого пока ни у кого нет. Да, оно у нас появилось. Но это не нарушение Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Где же здесь нарушение? Эта система расположена на самолёте МиГ-31, а не на территории.

А вот они нарушают: «Иджисы» поставили в Румынию, сейчас в Польшу поставят. Это прямое нарушение. А ударные беспилотники, которые соответствуют всем характеристикам ракет средней и меньшей дальности?

Используются уже вовсю, и ничего. То есть впрямую нарушают, а нам предъявляют какие-то гипотетические, ничем не обоснованные претензии. Посмотрим, как это будет происходить.

По большому счёту, у нас и так всё есть, но если произойдёт то, чем нас пытаются пугать, ну что же, нам придётся ответить соответствующим образом. И, как вы понимаете, если у нас воздушного и морского базирования такие системы есть, наверное, большого труда не составит провести соответствующие НИОКР и поставить их на землю, если потребуется.

Но, повторяю ещё раз, для того чтобы быть эффективными в целом, нужно быть очень дисциплинированными. У нас для этого всё есть, и нам хватит ресурсов, которые мы направляем на цели обеспечения обороны и безопасности страны.

В целом хочу поблагодарить Министерство обороны, всех военнослужащих армии, флота за ту работу, которая была проделана в уходящем 2018 году. Мы сделали очень серьёзный, мощный шаг в обеспечении безопасности России.

Хочу поблагодарить вас за службу.

Комментарии (2)

Бывший советский лидер Михаил Горбачев не согласился с утверждениями об одностороннем разоружении СССР в рамках договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), по нему были уничтожены сотни ракет – как советских, так и американских, а ракеты воздушного базирования охватывались договором СНВ.
"К сожалению, президента, видимо, неправильно проинформировали. Никакого одностороннего разоружения не было. Согласно договору РСМД были уничтожены сотни ракет – как советских, так и американских", - заявил Горбачев РИА Новости в ответ на просьбу прокомментировать заявление президента.

Бывший советский лидер указал, что в рамках договора "в том числе было уничтожено 109 ракет "Першинг-2", размещенных на территории ФРГ, откуда они могли за 10 минут достичь территории СССР".

"Что касается ракет воздушного базирования, то они охватывались договором о сокращении стратегических наступательных вооружений. Значительная часть ракет всех видов базирования сокращалась согласно заявлениям президентов США и СССР осенью 1991 года. Все решения, принимавшиеся на переговорах по разоружению, тщательно прорабатывались в ведомствах, в том числе в министерстве обороны и генштабе", - подчеркнул Горбачев.

Бессрочный договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности 8 декабря 1987 года подписали Горбачев, бывший тогда генеральным секретарем ЦК КПСС, и президент США Рональд Рейган.
AMX 18 декабря 2018г. в 22:14:
"К сожалению, президента, видимо, неправильно проинформировали. Никакого одностороннего разоружения не было. Согласно договору РСМД были уничтожены сотни ракет – как советских, так и американских", - заявил Горбачев РИА Новости в ответ на просьбу прокомментировать заявление президента.
Этот глупец до сих пор продолжает упорствовать в том, что он совершил благое дело. Его жена Рая намного умнее его и раньше его поняла, что их развели как лохов на предательство моей Родины, потому она уже давно ушла из этого мира, а этот дурак продолжает упорствовать. 
AMX 18 декабря 2018г. в 22:14:
Все решения, принимавшиеся на переговорах по разоружению, тщательно прорабатывались в ведомствах, в том числе в министерстве обороны и генштабе", - подчеркнул Горбачев.
Перекладывает личную ответственность на коллективную безответственность. Какой же он жалкий клоун. Слава Богу Путин не такой импотент, способен взять ответственность на себя и отвечать за свой выбор.