Ситнова И., Поляков А. - Война четвертого поколения: приоритеты, принципы стратегии и тактика (2018): КОБ в журнале Министерства Обороны РФ

КОБ, Политика, Репост новостей, Выбор редакции
«Армейский сборник» — центральный ежемесячный иллюстрированный научный практико-методический журнал Министерства обороны Российской Федерации.

Журнал издается с июля 1994 года и является официальным правопреемником издававшихся ранее трех видовых («Военный вестник», «Авиация и космонавтика», «Вестник противовоздушной обороны») и двух центральных («Техника и вооружение» и «Военно-экономический журнал») изданий Министерства обороны.

В издании освещаются вопросы строительства и развития Вооруженных сил Российской Федерации, состояние и перспективы развития отечественной и зарубежной военной науки в области подготовки, ведения и всестороннего обеспечения современного общевойскового боя, боевой и мобилизационной подготовки, совершенствование системы управления, вооружения и военной техники, боевой опыт Великой Отечественной войны, локальных войн и вооруженных конфликтов.

На страницах издания публикуются выступления руководящего состава Вооруженных Сил Российской Федерации, освещаются проблемы военной экономики и тыла, социально-правовые вопросы, вопросы военно-патриотического воспитания, военного спорта, культурной жизни Вооруженных Сил. В журнале также размещаются материалы о проведении конкурсов в Вооруженных Силах Российской Федерации по решению тактических и специальных задач.  

Издание является информационным партнером многих крупных выставок и форумов с участием Минобороны (МАКС, МВСВ, «Высокие технологии XXI века» и др.).
Объем месячного номера журнала — 208 страниц, тираж — порядка 10 тысяч экземпляров.

Журнал доводится до всего руководящего состава Вооруженных Сил,  подразделений, воинских частей и учреждений; по индивидуальной подписке распространяется на всей территории Российской Федерации и стран СНГ.

Главный редактор — В.М. Прилуцкий.

Война четвертого поколения: приоритеты, принципы стратегии и тактика

Совершенствование средств вооруженной борьбы, особенно бурно протекающее в последние десятилетия в армиях ведущих стран мира, вызывает вполне понятное стремление и необходимость пересмотра существующих ее  форм и способов и поиска новых, более эффективных и универсальных.

В последнее время стратегия любого государства-агрессора перестала опираться только на военную силу, а боевой потенциал государства уже не играет решающей роли в достижении стратегических целей. На арену межгосударственных противоборств выходит новый вид войн — информационно-психологический, в котором отсутствуют понятия фронта и тыла, а объектом воздействия становится все население страны и ее  государственный аппарат. Достаточно вспомнить череду «цветных революций», произошедших во многих странах мира в конце XX — начале XXI веков.

В предлагаемом материале, который посвящен именно теме информационно-психологической борьбы в необъявленной войне, авторы неоднозначны в своих оценках. Но это мнение авторов не обязательно совпадает с точкой зрения редакции. Надеемся, что читатели выскажут свое мнение по проблеме, которая в последнее время становится все более актуальной.

Каждое государство обладает уникальным культурным кодом (духовным, социальным, психологическим, национальной памятью). Культурный код включает в себя целостную исторически сформированную систему установок населения и бессознательную его реакцию на ситуацию, связанную с угрозой для страны и жизни народа. Элементами культурного кода являются культура и национальные интересы.

С позиции общей теории выделяют шесть обобщенных стратегических приоритетов управления обществом, (перечислим их без раскрытия):
первый — мировоззренческий приоритет;
второй — хронологический приоритет;
третий — фактологический приоритет;
четвертый — экономический приоритет;
пятый приоритет — оружие геноцида;
шестой приоритет — оружие уничтожения.


Заявленные приоритеты дают основание полагать, что, воздействуя на них, страна-агрессор может добиться поставленных целей.

Современное информационно-психологическое воздействие необходимо рассматривать в рамках теории и практики ведения войн четвертого поколения (The 4th Generation of Warfare), или стратегии 4GW — самостоятельного вида воздействия на противника, направленного на лишение его воли к сопротивлению. Цель стратегии 4GW — взломать культурный код и подчинить своей воле предполагаемого противника.

Теория и практика ведения войн четвертого поколения (стратегии 4GW) была реализована Соединенными Штатами Америки в военных операциях в Ираке, Афганистане, Ливии, Сирии и на Украине.

Обозначим основные принципы стратегии 4GW.
  1. Принцип асимметричности конфликта. В условиях трансформации современного общества под влиянием процессов глобализации участниками конфликта являются транснациональные корпорации и государства. Формально это выглядит как конфликт между государствами, поскольку воздействие на противника осуществляется с помощью «третьей стороны».
Принцип асимметричности конфликта заключается в применении таких методов борьбы, таких технологий, которые радикально превосходят возможности противника. Государство-агрессор вооружает, обучает и финансирует силы этого  «агрессивного негосударственного субъекта», планирует и обеспечивает его подрывные операции, оказывает им политическую, информационную и юридическую поддержку.
  1. Принцип маневренности. В стратегии 4GW традиционная военная сила утрачивает свое значение, боевой потенциал государства перестает быть решающим фактором. «Полем боя» становится все общество противника с материальными и духовными ценностями, исчезает понятие стратегического тыла. Удар наносится по любым уязвимым точкам, это могут быть критически важные объекты, памятники культурного наследия, личности, обладающие боевым духом и умеющие консолидировать общество. Основной принцип — не силовое разрушение государства, а морально-нравственное воздействие на население и руководство страны.
  2. Принцип взаимодействия сетевых W-сообществ. Зоны ответственности военных руководителей заменяются на отдельную боевую единицу информационных операций с использованием глобальных СМИ. Формируется многопотоковая система управления ячеисто-сетевого типа с несколькими универсальными центрами принятия решений. В результате население начинает открыто поддерживать противников своего правительства.
  3. Принцип народной партизанской войны, или «война без правил». Это «аморфная», но хорошо скоординированная атака с единой целью в разных направлениях. Понятие фронта отсутствует. Моральная победа над противником достигается с помощью нанесения ударов по его слабым сторонам.
  4. Принцип хаоса, или создание атмосферы полной неопределенности. Воздействие направлено на раскалывание идеологической основы государства и вытеснение его из сфер, попавших под влияние противника.
  5. Принцип спецэффектов. Внимание противника фокусируется на экономических, политических, культурных основах безопасности государства-жертвы посредством ввода разнообразных санкций, применения различных психологических приемов, направленных на «раскачивание» общества.
  6. Принцип боевой стаи, т. е. принцип работы автономными или полуавтономными боевыми группами, связанными с децентрализованной, нешаблонной тактикой в рамках следования единой стратегической цели.
  7. Принцип индивидуализации ответственности, или «победа без управления». Огромное значение приобретает индивидуальная подготовка сил специальных операций. В ситуации лимита времени в отрыве от управленческого звена данная единица должна быть способна самостоятельно принимать решение, определять главное.
Методом стратегии 4GW является концепция MISO (Military Information Support Operations), состоящая в передаче нужной информации и ориентиров иностранным аудиториям, для оказания на них влияния. Цель — воздействовать на поведение ключевых ячеек общества.

Поскольку целью борьбы является слом воли врага к сопротивлению, отсюда следует, что в стратегии 4GW лежат политические, социальные и моральные мотивы, направленные на снижение роли влияния государства на общество.

В США организация по формированию информационно-психологического воздействия называется Military Intelligence and Security Group (MISG). Это группа военной разведки и безопасности. До недавнего времени эти задачи решались службами психологических воздействий (PSYOP).

Military Information Support Operations Battalion — это батальон оперативной информационной поддержки, который предоставляет и фильтрует информацию по радио, телевидению и в печати.

Стратегия 4GW предполагает широкий набор технологий, которые образуют «тактики» MISO, направленные на истощение военных и финансовых ресурсов страны-противника в ходе непрекращающейся и ежедневно подпитываемой извне партизанской войны и террористической деятельности.

Рассмотрим эти тактики.

Во-первых, тактика технологии lawfare,  «юридическая война» как одна из форм  «асимметричной войны». Это незаконное применение норм внутреннего и международного права в целях нанесения ущерба оппоненту.

Во-вторых, тактика экономических и политических санкций. Это оказание всех форм давления на страну-жертву. Как пример, организация  «цветных революций», демонстраций, пикетов, митингов и кампании ненасильственного неповиновения с применением политико-экономических технологий.

В-третьих, тактика террора или  «военного компонента». Это организация различных повстанческих движений и террористических действий различного характера в стране — объекте воздействия. Задача —подорвать боевой дух народа и армии, вызвать смятение и спровоцировать панику.

В-четвертых, тактика разрушения традиционных семейных ценностей, или «гражданский» компонент. Сюда входят технологии, направленные на разобщение общества, разрушения традиционной общины и семьи. MISO формирует целенаправленные агрессивные атаки на традиционные культурно-исторические ценности населения.

В-пятых, тактика «высокоскоростных операций». MISO проводит утонченную и высокотехнологичную психологическую войну, заключающуюся в манипулировании средствами массовой информации с целью формирования глобального общественного мнения на конкретные события.

Подводя итог сказанному, следует подчеркнуть, что современную войну четвертого поколения можно представить как информационно-психологическую войну или как политико-психологический процесс, который направлен на изменение отношения массового сознания населения условного противника к сформировавшимся на территории этого государства ценностям, национальным интересам. Это осуществляется путем подрыва уникального культурного кода данного народа, воздействия на его стратегическую культуру с целью разрушения уверенности в правоте и осуществимости идей.

Конечная цель психологической войны — это вызвать недовольство и деструктивные действия в массовом сознании в отношении оппонентов. Это  массовые выступления для свержения политического режима, возбуждение интереса к социально-политическим конструкциям альтернативного характера. Информационно-психологическая война воздействует на бессознательные, иррациональные состояния людей, на их эмоции, чувства, инстинкты, предрассудки, предубеждения, мифологические конструкции населения потенциального противника. Происходит перенос направленности борьбы из одной сферы в другую, на уровень повседневной, обыденной психологии. Это достигается за счет массированного внедрения в сознание людей множества ложных стереотипов восприятия и мышления, извращенных представлений о господствующих в их среде взглядах, а также на происходящие в мире события.

Возникают вопросы: а как противостоять направленному воздействию наших «партнеров» на духовную сферу, стратегическую культуру, национальные интересы народа и государства, как сохранить культурный код, общественное мнение, ценностные ориентиры, взгляды, социально-психологический климат в обществе? На эти вопросы авторы не дают ответов, хотя это сегодня жизненно важно для нас.

Понятно, что конечная цель всех перечисленных мероприятий наших «друзей» — посеять в россиянах страх и неуверенность в будущем, вызвать у них недоверие к деятельности органов власти и государственного управления, создать в обществе атмосферу недовольства и тревоги, что будет способствовать возникновению оппозиционных групп и стимуляции антиправительственной деятельности. Но как нам, повторяем, следует противостоять всем этим деструктивным попыткам? Надеемся, что наши читатели смогут найти ответы на эти непростые вопросы.

И. СИТНОВА, кандидат социологических наук, доцент,
А. ПОЛЯКОВ, капитан 2 ранг

Комментарии (4)

Специалисты, которым по традициям толпо-«элитаризма» позволяется иметь только частную мозаику на 6-м приоритете, раскрыли гибридную войну на всех шести приоритетах и факт её ведения против России.
Что касается отсылки к ДОТУ – корявенько. Другого и не стоило ожидать, важно что содержание приоритетов ОСУ/ОО не искажено. Это всё же издание госструктуры, связанное с официальной наукой. Видны следы грубой редакторской или авторской правки: «с позиции общей теории выделяют...» это язык 6-классника.
Обратил внимание, что воздействие на бессознательное, недавно упоминавшееся в одной из публикаций здесь, рассматривается авторами как системный фактор. Радует, что у специалистов есть понимание этого. Радует и прецедент публикации материала с фрагментом из ДОТУ.
все довольно таки замечательно..этого уже невозможно остановить…
меня можно так сказать,интересует тот момент что в конечном итоге это лишь приданное к тсп..
знания 6 приоритетов и ряда моментов озвученных здесь ,с отрывом от ГИП и пр… информации изложенной в Концепции , это можно сказать «более мощное управление в тех же руках»)
многовариантность ..
Обо всём этом писали не позднее 2000-го...
Но, разумеется, почему бы не выдать за очередное достижение путриотических тинк-тэнк?!
Согласен по датировке. Некоторые вещи к 2005 уже были свёрнуты. Был такой русский военный психолог Н.Н.Головин — не признал ВОСР, после неё преподавал в академиях Европы. При СССР его имя было под запретом, попадались материалы из 1990-х о его исследованиях. Коллективное бессознательное народа, затронутое в обсуждаемой статье, Головин понимал в XIX веке. В цифровом виде мало что из него нахожу.
Достижение в том, что МО ссылается на ДОТУ и что без ссылок и использования терминологического аппарата описывает как войну применение всех 6 приоритетов. Явно резали, но полностью не убрали. О том, что статья основательно купирована говорят и 2 последних абзаца, в которых переход с авторского текста на редакционный происходит без предупреждения.

Новые комментарии