Путин В.В. (2014.11.05) - О теориях происхождения Российского государства: «История не учительница, а надзирательница»

История до XX века, Политика, Who is mister Putin?, Видео, Аудио, Стенограммы, Путин В.В., Выбор редакции
А.Попов: Владимир Владимирович, здравствуйте! Меня зовут Андрей, я представляю здесь организаторов выставки «Романовы» и «Рюриковичи». От лица всей нашей большой команды позвольте поблагодарить Вас за Вашу высокую оценку нашим проектам, для нас Ваши слова и Ваша поддержка действительно очень важны. У меня есть вопрос и, если появилась такая возможность, то и просьба.

Вопрос следующий. При подготовке выставки «Рюриковичи» [мы] погружались в эпоху, когда Русь беспрестанно подвергалась самым тяжким испытаниям, которые по сути нам сегодня совершенно непонятны, мы даже осмыслить не можем. Это бесконечные войны, нашествия Батыя, Тамерлана, нападки Запада во времена Александра Невского, это кровавые междоусобные войны. Вспоминаются слова святого Иоанна Кронштадтского: «Россию куют беды и напасти», он сказал это в начале XX века.

Владимир Владимирович, чувствуете ли Вы, что все эти испытания, вызовы, с которыми сталкивается сегодня Россия, не просто так, не простая случайность, а это какой‑то глубокий смысл имеет для нас? Вообще, как Вы к этому относитесь, что это для Вас?

И просьба. Вы были на нашей выставке в прошлом году и в этом, спасибо Вам, и увидели, что нам, по сути, удалось подготовить такой интерактивный интересный, увлекательный учебник истории России до 1917 года. При поддержке правительства Москвы в следующем году будет открыта постоянная экспозиция на ВДНХ. Но к нам поступает огромное число писем из регионов, и люди просят привезти к ним эти выставки, у многих просто нет возможности специально приехать для этого в Москву. Могли бы Вы помочь, чтобы эти выставки появились в регионах, в столицах федеральных округов тоже на постоянной основе, чтобы у людей была возможность приобщиться к такому уникальному, удивительному знанию в такой потрясающе интересной форме?

В.Путин: Прежде всего, что касается выставки. Хочу Вас и всех, кто занимался организацией выставки, поблагодарить, сказать вам большое, искреннее спасибо за вашу работу, за ваш труд.

Первая выставка, посвящённая дому Романовых, прошла не только в Москве, но и в регионах Российской Федерации. Конечно, мы постараемся сделать так, чтобы и выставка, посвящённая Рюриковичам, тоже прошла в регионах. Уверен, что она вызовет огромный интерес, так же как и выставка, посвящённая дому Романовых.

Но должен сказать, что работа над этой выставкой, над «Рюриковичами», конечно, гораздо сложнее. Во‑первых, это дальше от сегодняшнего дня, и разобраться в том, что там происходило, достаточно сложно: и первоисточников мало, и нет уверенности в том, что это, собственно говоря, и есть первоисточники, что это не списки (а в списки всегда могут быть внесены какие‑то изменения). Самая надёжная культура – это, кстати говоря, устная культура. А в то, что переписывается, тот, кто переписывает, всегда может что‑то добавить. Тем не менее у нас есть то, что есть; на этом мы должны основываться, что‑то искать, анализировать.

Почему я говорю, что это сложно? Я не готов, конечно, к серьёзному разговору, это надо посмотреть литературу, почитать. Здесь вы в гораздо более выигрышном положении находитесь, чем я, потому что это ваша профессия, ваш хлеб, но, может быть, в рамках выставки по‑другому и нельзя. Но я посмотрел, допустим, вчера, как начинались Рюриковичи. И у вас взята только одна версия Карамзина, и всё. Что там утверждается в рамках этой норманской теории происхождения Российского государства? Позвали дружину для того, чтобы выстроить отношения внутри сообщества. Есть и другая точка зрения, согласно которой, дружину позвали, но не для того, чтобы выстроить отношения внутри сообщества, а для того, чтобы обеспечить внешнюю охрану. Наняли их просто как охранную структуру, говоря сегодняшним языком, вот и всё, а они потом в известной степени узурпировали власть. Но такая точка зрения есть.

А у вас там изложена только одна. И вот эта норманская теория говорит о том, что государственность пришла извне. Те, кто полагают иначе, считают иначе, считают, что государственность уже сложилась в Новгороде, допустим, и иностранная дружина была нанята только для внешней охраны. Именно поэтому князья были так ограничены в своих правах, и именно поэтому их изгоняли, когда они переходили определённые границы своих компетенций.

И другая вещь, на которую я бы обратил внимание и которая имеет отношение и к сегодняшнему дню, ко всей нашей истории, и отчасти может ответить на вопрос, который Вы сейчас сформулировали: а почему так было тяжело в определённый период нашего времени? Всё время войны, захваты, с монголо-татарами война и так далее. Из‑за чего? Вот Ярослав Мудрый, он мудрый, конечно, человек, он много сделал для развития страны, но престолонаследие он не определил так, как это было в некоторых западных странах. Формула, по которой наследовался престол в России, была очень сложной и запутанной и привела к раздробленности.

Потому что – здесь ведь специалисты, наверняка вы знаете это лучше, чем я, – она заключалась в том, что престолонаследие переходило не просто к старшему по прямой линии, а это престолонаследие определялось двумя направлениями: старшему по прямой линии да ещё и старшему по возрасту. И они запутались совершенно и начали между собой воевать: кто старше по возрасту, а кто «прямее» по прямой линии. И всё это привело к раздробленности и к ослаблению Российского государства. Зная это, мы должны с вами очень серьёзно относиться к дню сегодняшнему и к завтрашнему. Чрезвычайно важная вещь. Вот мы вспоминали, я Ключевского вспомнил, а у него очень много и таких абсолютных истин. Помните, как он говорил: «История не учительница, она ничему не учит. Она надзирательница и наказывает за плохо выученные уроки». Этот урок, который нам история преподаёт в периоды раздробленности, должен нам говорить и включать сигнал такой опасности. Очень аккуратно нужно к этому относиться, ни в коем случае не допускать таких вещей. Мы должны знать нашу историю.

Вот я вчера разговаривал с одним человеком. Она очень известный человек, очень уважаемый, очень образованный и грамотный. Но вот не знала, что праздник народного единства посвящён освобождению Москвы ополченцами, а во главе ополчения‑то стоял этнический татарин. Это было так удивительно: как же так? Но это потрясающе. Он собрал деньги, всё своё имущество отдал, для того чтобы собрать ополчение, князя призвал, во главе ополчения поставил фактически. Собрал деньги, понимаете, для спасения России. И это о многом говорит. Это говорит о внутреннем единстве многонационального российского народа, который кожей чувствует опасность от раскола, от раздела страны, от раздробленности. Опасность для всех вне зависимости от этнической принадлежности или религиозной принадлежности. Вот эти вещи чрезвычайно важны. И если бы вы как‑то смогли это или в этой выставке, или в будущих ваших выставках и мероприятиях подобного рода отражать, это было бы крайне важно. Вот, пожалуй, и всё.

Новые комментарии