Лукашенко А.Г. (2020.04.02) - Интервью телерадиокомпании "Мир" [Единая валюта] [Коронавирус]

"Мы не против единой валюты, но только это должна быть нейтральная валюта. Это не белорусский рубль, не российский". "А не кажется ли, что сильные мира сего без войны (Макрон это уже войной назвал), через этот так называемый коронавирусный психоз, инфодемию в том числе, хотят переделить мир?"

Комментарии (2)

Об интеграции:

Мы не против единой валюты, но только это должна быть нейтральная валюта. Это не белорусский рубль, не российский".

"И даже я когда-то говорил: ладно, не вопрос, какой это будет рубль. Вопрос в том, где будет эмиссионный центр. И даже не где, а кто будет управлять эмиссионным центром. Это будет на равных или, поскольку Россия большая, она будет управлять своим рублем, а мы свой ликвидируем и к ним присоединимся? - пояснил свою позицию Александр Лукашенко. - Мы это уже проходили в первые годы после распада Советского Союза. Когда нас просто выкинули из рублевой зоны, и в конце концов мы остались с советскими рублями, они (Россия. - Прим.) ввели российский рубль, а мы потом рисовали "зайчики". Я не хочу это повторять. Это во-первых. А во-вторых, где же тут тогда будет наш суверенитет?"

Он еще раз подчеркнул, что белорусская сторона ни от чего не отказывается, и напомнил, что договор предполагал создание равных условий для граждан, предприятий и двух государств в целом. "Если Россия сегодня, отказавшись от этих имперских замашек (мы - большие, а вы - малые), готова на это, давайте вести переговоры, давайте будем определяться", - сказал белорусский лидер.

"Поэтому договор существует. И мы никогда от него не отказывались. Мы готовы идти по этому договору, но железобетонный принцип - равные условия для людей, предприятий, государств. Сейчас все нарушено, а коронавирус нарушил и последнее, самое главное, - равные условия для людей", - считает Президент Беларуси.

Александр Лукашенко заявил, что если России надо было что-то предпринять, то следовало хотя бы посоветоваться, предупредить белорусскую сторону о закрытии границ. "Я понимаю, если бы там возникла какая-то жуткая ситуация и надо было срочно принять меры. Но логики ведь не было тогда. В Беларуси ситуация была не хуже, чем в России, - значительно лучше. Я настаиваю, что и сегодня не хуже. Во-вторых, зачем отрезать от этого Союзного государства ту основную часть, где нет проблем. И в то же время они внутри страны (а Россия огромная) не поделили на части, чтобы перекрыть движение людей и носителей коронавируса. Это обычное было головотяпство. А как насчет формулы "друг познается в беде"?" - отметил Глава государства.

Говоря о равных условиях для предприятий, Президент привел пример цен на энергоносители: "В России до недавнего времени цена на природный газ была в 2-3 раза ниже, чем в Беларуси. По нефти то же самое. Скажите, какие равные условия?"

О коронавирусе:

"А не кажется ли, что сильные мира сего без войны (Макрон это уже войной назвал), через этот так называемый коронавирусный психоз, инфодемию в том числе, хотят переделить мир?" - спросил Президент.

Он напомнил о предложении ООН напечатать деньги в размере 10% мирового ВВП для борьбы с коронавирусом. "Это же пустые деньги. Доллар и так постепенно обесценивается, а тут просто пойдет вал, инфляция. Где окажемся мы со своим рублем, понятно. Более того: кто получит эти триллионы, у кого они останутся? Не получится ли, что богатые станут богаче, а бедные - беднее? Получится. Нас толкнули к тому, что мы должны остановиться, сидеть и проесть те скудные валютные запасы, которые у нас есть. Нельзя сказать, что даже в России они огромные. Это для России ничто - сидя, на год не хватит. Точно так и у нас. И тогда, напечатав 10% ВВП, к нам придут те, кто "на ногах", и скажут: нате вам понемножку, но вы будете делать то, что мы скажем. Вот так может быть переделен мир", - предположил Президент.

Глава государства подчеркнул, что его беспокоит будущее страны, поэтому он пытается смотреть дальше. "Сегодня все уже отвечают: после пандемии мир будет другим. И я с этим согласен, - заявил он. - Но где будет наше место в этом мире? Вот для меня главный вопрос. Не коронапсихоз, не инфопандемия. Это есть, но месяц-два - и пройдет. Останется вопрос, где наше место. И такой вопрос возникнет для всех. И для богатых ресурсами Казахстана, Туркменистана, Таджикистана, еще больше - для Армении и Кыргызстана, Украины и для Науседы (Президент ЛитвыГитанас Науседа. - Прим.), который сегодня пытается поставить под сомнение политику Президента Беларуси. Боюсь, чтобы нас не переделили без войны", - сказал Александр Лукашенко.

"Почему я настаиваю, чтобы работало производство? Почему я так переживаю за то, чтобы люди жили своей жизнью, в какой-то степени политически рискуя? Потому что я представляю, что будет с нами после этой пандемии, если мы остановимся, как многие: литовцы, латыши и прочие. Они выстоят. У России есть нефть и газ, в которых сегодня нуждается весь мир. У Китая - огромные мощности в экономике. В Америке - печатный станок: два триллиона вбрасывают, еще два на подходе", - заметил белорусский лидер.

Президент отметил, что и на него лично, и на Беларусь в целом оказывают определенное давление в связи с темой коронавируса. "Начинают плющить: вот, они как-то не так, как все. Слушайте, если бы было так у всех, как в Беларуси, по борьбе с этими вирусными заболеваниями, и там не забывали бы о том, что есть и сердечники, и онкология, травматология, есть просто пневмония - сезонная болезнь очень сильная… Наверное, не было бы таких проблем. Я не хвастаюсь. Может, в какой-то степени оправдываюсь, что мы не меньше с вирусами (боремся. - Прим.), не только с коронавирусом. Конечно, мы на это реагируем. Но мы не забываем, что вирусов у нас сейчас, как обычно, море", - заявил Александр Лукашенко.

Где будет Беларусь после коронавируса? - Лукашенко не исключает попыток переделить мир без войны https://youtu.be/H6atPTsrbWg (5 минут). 3 апреля в 19.15 «Мир» покажет полную версию интервью. Вряд ли там будет что-то важнее этих 5 минут.