Валерий Пякин. Вопрос-Ответ от 27 декабря 2021 г. [ФКТ МЕДИА]

Хронометраж 

00:00:22 О прошедшей пресс-конференции В. В. Путина. Почему В. В. Путин проводит «Прямые линии» с народом и пресс-конференции для журналистов. Государь и п-резидент. Качество региональных СМИ.

00:20:48 Вопрос от журналиста «Би-би-си» о несменяемости власти и отсутствии оппозиции как причинах войн и революций. Нужно ли восстанавливать монархию. Почему совершались покушения на Александра II и Александра III. Необходимо обеспечивать устойчивое в преемственности поколений управление государством.

00:35:34 В чём суть предложенных Россией Западу договоров по гарантиям безопасности. Запад категорически не приемлет, что у России могут быть свои интересы. Для чего В. В. Путина назначили преемником Ельцина. Чем чреват раздел Украины. Почему Россию заставляют отказаться от Минских соглашений. Запад никак не может понять, что агрессия против России не заканчивается успехом. Осваивайте знания, которые позволят вам разбираться в текущей обстановке и принимать верные решения. Изучайте КОБ и ДОТУ.

00:36, 20:48, 35:35, 01:03:03

Рубрика «Вопрос-Ответ» ( https://fct-altai.ru/qa/question 
) на сайте «ФКТ». 
Поддержка проекта: 
Сберкарта 4276020655049556 
Юmoney 410012141177441 
PayPal: fct-altai22@yandex.ru
WebMoney RUR: Р731271274986 
WebMoney EUR: E183132214214 
WebMoney USD: Z229065443747 
QIWI 79236556188 

Альтернативные источники: 
RUTUBE https://rutube.ru/channel/483656/ 
Vimeo https://vimeo.com/user127131573 
Telegram https://t.me/fctkobdotu

Стенограмма 

Ведущий: Здравствуйте, Валерий Викторович!

Пякин Валерий Викторович:Здравствуйте!

Ведущий: Здравствуйте, уважаемые телезрители, аудиослушатели и товарищи в студии! Сегодня 27 декабря 2021 года. Двадцать третьего декабря состоялась традиционная, уже семнадцатая по счёту, большая пресс-конференция Владимира Путина. Нигде в мiре такого нет.

Пякин Валерий Викторович:Владимира Владимировича Путина.

Ведущий: А я опять скажу, что я читаю с сайта kremlin.ru.

Пякин Валерий Викторович: Это плохо, что даже на таком сайте используется западная традиция именования человека, а не русская. Как может быть государь Владимиром или как-то вообще по имени? Я понимаю, когда это Зеленский. Ну как его ещё назвать?

Владимир Владимирович Путин. Государь.

Ведущий: Пришло достаточно много вопросов в связи с этим. И Вас, в целом, просят прокомментировать эту пресс-конференцию.

Пякин Валерий Викторович: Каждый раз, когда Путин проводит пресс-конференцию или [когда] ему задают вопросы жители страны, мы каждый раз обсуждаем вопрос о том, а что, собственно, это за мероприятие в смысле управления? Вы правильно отметили, что нигде в мiре такого больше нет, чтобы глава государства вот так прямо выходил на аудиторию и получал любые вопросы без всякой премодерации – вот что хочешь, то и задай, и сразу получишь прямой ответ на уровне той информационной базы, которой обладает глава государства. Вон [для] Байдена вопросы чёткоопределены, ответы на эти вопросы уже написаны, остаётся только сказать: «Так, номер шесть (или номер три). Вы, [имярек], задавайте ваш вопрос». И этому статисту (артисту) нужно встать, задать вопрос, [ответ на] который [Байден] уже читает с листа, что называется.

Что же это вообще такое? Почему Путин пошёл на такое безпрецедентное общение и с населением, и со средствами массовой информации? Значит, у Путина есть какая-то цель? Ну безцельно же никто ничего не делает.

Что такое информация? И что такое управление? Управление есть распространение информации, потому что управление – процесс информационный, ираспространение информации – это и есть управление.

Кто у нас распространяет эту информацию? Эту информацию у нас распространяют СМИ. И поэтому распространение информации часто воспринимается в виде некойчетвёртой власти. А раз этот инструментарий распространяет информацию, он должен жить жизнью того региона, средством массовой информации которого [он] является. Значит нужно знать, а насколько качественно государственная политика реализуется в том или ином регионе? Как средства массовой информации в том или ином регионе работают на единые общегосударственные цели? Отсюда и вопрос: а насколько качественный вот этот журналистский пул, журналистский корпус?

Немножечко отвлекусь. Вот у нас передача называется «Вопрос-Ответ». Казалось бы, чего нам ещё надо? Сами составили, что нам надо сказать, выложили. А мы почему-то хотим, чтобы нам кто-то что-то написал, мы по этим вопросам работаем, мы на них отвечаем. Плохо ли хорошо ли, но именно так и происходит. В чём суть? А суть заключается в том, что, если не будет этого живого диалога с объектом управления… А мы же распространяем свою информацию, значит, фактически мы – субъект управления, а общество, которое воспринимает нашу информацию, [это] объект управления. Это [можно сказать] по отношению к любому (любому!) информационному изданию, к любому государственному деятелю – в пределе вся ситуация обстоит именно так.

И если ты не чувствуешь, чем живёт население, какой уровень понимания у этого населения по вопросам управления, то тогда ты формируешь свою закрытую, что называется, тусовочку, в которую, может, придёт один, другой, третий, но в конце концов выбирается подготовленная среда, и эта среда и является твоей целевой аудиторией, на которую ты вещаешь, на которую ты даёшь информацию. Наша-то цель какая? Вот вопросы откуда возникают? Люди живут среди других людей, они общаются, они эти вопросы обсуждают. И именно результат информационного состояния некой референтной группы и проявляется в вопросе. И для нас это важно – чтобы нас услышали люди. Чем больше людей воспримет эту информацию и сами станут управленчески состоятельными людьми, смогут защищать интересы свои и своей семьи на основе знания об управлении сложными социальными суперсистемами – для нас это цель. Не для того, чтобы какой-то там Пякин прозвучал. А для того, чтобы каждый человек, который воспринимает информацию, сам становился самостоятельным, концептуально властным управленцем.

У Путина схожая задача. Только он управляет государством. И соответственно этому ему нужно знать, какое информационное состояние общества, какое состояние у средств массовой информации, которые формируют информационное поле, в рамках которого это общество и живёт.

И Путину часто задают вопрос: «А вот вам кто-то чего-то подготовил. Вам кто-то чего-то доложил, чего-то не доложил…» И тогда встаёт вопрос: ну, тогда, значит, им управляют? Так вот, чтобы не было управления Путиным, государством какими-то кланово-корпоративными группировками, которые его обложили, Путину и необходима прямая, живая связь с народом. Вот сейчас, по прошествии двадцати лет, которые Путин фактически находится на управлении государством (я имею в виду здесь и [тот период], когда он был премьер-министром, а не только когда он был президентом)…

Вот тоже, западное слово «президент»… Это что за обозначение «п-резидент»? Резидент кого? Что, Горбачёв не мог обозначить [себя] либо председателем, либо государём? Ну, вот государём он точно не мог, потому что «тяжела ты, шапка Мономаха», и многие не потянут. Поэтому так многих и воротит, когда называешь концептуально властного, самостоятельного руководителя государём. Русское слово, [обозначает того, кто] управляет государством. Но, по сути-то, я уже неоднократно говорил, что за последнюю эпоху, начиная с Ивана Грозного (хоть с [Ивана] III, хоть с [Ивана] IV), таких государей раз-два и обчёлся: Пётр I, Николай I, частично Александр III и Сталин, следующий – Путин. Поэтому как бы это уже подразумевает и признание определённых знаний, умений и навыков в управлении государством. Но по отношению к императорам… их всё равно называли «государь». И книга-то Макиавелли об управлении государством как называется? «Государь».

Так вот Путину критически важно знать, как обстоит дело. Сейчас, по прошествии 20 лет, когда в стране положение более или менее стабилизировалось, [а] где-то улучшилось, уже можно на позитиве разговаривать с населением. А вспомните, как в начале 2000-х, когда произошёл полный крах государства, [осуществлялось] полное надгосударственное управление: как с надгосударственного уровня, так и с уровня отдельных зарубежных государств. Ведь России, как государства, практически не существовало, когда Путин пришёл. Просто не существовало. И [для] многих [представителей] «россионской элиты», которая предала интересы России, это было то, что они и хотели. Как [говорил] предатель Козырев, бывший министр иностранных дел? «Скажите нам, какие у нас должны быть государственные интересы?» То есть: «Вы нам определите, а мы уж будем там работать». Целенаправленно уничтожали все компетенции, достигнутые таким большим трудом народом СССР, русским народом, уничтожалось всё высокотехнологичное – лишь бы только Западу не было конкурентом. Когда просто врут: «А советское не было конкурентоспособным»… Правда что ли? То-то [оно] постоянно пользовалось спросом за рубежом. «Не было конкурентоспособным». Вопрос только в том, что целенаправленно снижалась номенклатура качественных товаров, целенаправленно снижалась номенклатура бытовых товаров, чтобы у людей дефицит был, чтобы они постоянно [говорили]: «А вот за бугром всё есть».

Вот тогда, когда государства не было, Путин вышел к народу. Не испугался. Ему нужен был честный разговор. Не доклады какие-то, а ему нужно было знать, что думает народ, как он чувствует, какая ситуация. [Ему нужно было прямое общение] с населением. Как бы там ни фильтровали, как бы ни делали подставных людей, но эти подставные люди критично оторваться от той ситуации в конкретной местности просто не могли, они там живут. Да, что-то завысили, что-то приукрасили, но всё равно общая картина так или иначе ясна.

И вот встаёт вопрос: есть общегосударственная политика, есть региональные власти, и если с общегосударственными СМИ так или иначе понятно… Вот Песков постоянно даёт слово президентскому пулу. Ну а зачем, спрашивается? Ведь президентский пул всегда может задать Путину вопрос для своего СМИ в рабочем режиме – он потому и президентский пул, он всегда с ним работает. А для всех [остальных] СМИ, для всех региональных СМИ эта пресс-конференция – фактически единственный шанс задать вопрос президенту, значимый [вопрос].

Но что мы видим, когда смотрим на пресс-конференцию? Могут региональные СМИ держать общегосударственную планку? Работают ли на общегосударственные задачи эти региональные СМИ? Какое качество журналистов, которые работают в регионах? Как они понимают информацию? Как они с ней работают? И тогда встаёт вопрос: да, для того, чтобы общий уровень пресс-конференции был достаточно высоким, приходится использовать эти проверенные СМИ, которые зададут вопрос соответствующего уровня. Но это будет общегосударственный [вопрос]. А где же региональные вопросы такого же качества? Хотя бы такого же качества. [Со] многими вопросами очень большие проблемы. Вон Гамов выступил: «Установите фашизм в стране, мы вас поддержим». Это Гамов, власовец, поддержит. А мы – наследники победителей, и фашизм не пройдёт. Так что зря он надеется, что удастся под сенью иностранного оккупанта установить фашизм, к чему стремятся все вакцинаторы.

Так вот смотришь [на] региональные СМИ, и что же? «А вы приедете на годовщину города?» «А вы сделаете то?» «А вы сделаете это?» Люди оказываются неготовыми. Когда задают действительно серьёзные вопросы, они оказываются неготовыми для того, чтобы эту тему представить, либо честно говорят: «Я по этому вопросу не готов сейчас что-то конкретное сказать». Ну так, извини, ты поехал, ты этот вопрос приготовил. Так почему же ты не в теме, если ты эту тему раскрываешь? Другие сразу «плыли» или пытались каким-то образом сманеврировать.

Посмотрите, как Путин пытался узнать… Он самые острые вопросы [искал]: «Давайте тот. Давайте этот». Он отработал четыре часа, тяжелейшее время, но он хотел услышать… он болевые вопросы выискивал: «Дайте вот это. Дайте вот то». Может, Путину делать было нечего?

А посмотрите, как тяжело было Путину входить в этот режим вопрос-ответ, в эту пресс-конференцию, какими тяжёлыми были его первоначальные ответы, сколько оставалось в умолчаниях, сколько перескоков с одного фрагмента темы на другой фрагмент, то есть [были] не взаимоувязанные [блоки информации] (потом он, естественно, всё это связывал, всё это упаковывал). Как ему тяжело было работать. Но он работает. Ему это надо знать. Он же осуществляет управление по отношению к стране, и он должен точно знать, а как это его управленческое воздействие на общество и государство будет представлено в региональных СМИ. И ответ: не готовы. Очень низкое профессиональное качество.

А почему оно такое? А потому что всем регионам, в которых такое низкое качество средств массовой информации, выгодно работать с ручными [СМИ], теми, которые будут говорить то, что нужно, чтобы они не были управленческие состоятельными, чтобы они не могли самостоятельно работать с информацией, – [такие качества] для них не нужны.

И что же мы видим-то? Именно у тех, кто участвует в вакцинаторском буме, самые непрофессиональные региональные СМИ. Им не нужно… они не хотят слышать народ. А народ не принимает ту информацию, потому что региональные СМИ работают на обслуживание интересов властных кланово-корпоративных группировок, их вообще не интересует жизнь народа, даже когда они говорят о проблемах простого населения. Но, как выясняется, поднять и осветить эту тему они не могут.

Поэтому остаётся тягостное впечатление. И понимаешь, [что] когда говорят: «А вот то, другое, третье. Почему так плохо происходит?..» А потому что непрофессионализм везде. Непрофессионализм в средствах массовой информации – колоссальный, это выявляет каждая пресс-конференция Путина. Каждая. Да если бы они вытягивали… Не надо общегосударственных задач – вот задали несколько [таких] вопросов из президентского пула, ведущих СМИ, и всё – остальное только регион. Путин так и старается делать. Но не тянут, просто не тянут. Вот поэтому и приходится там поднять [журналиста], здесь поднять – хотя бы понятно, какой уровень вопроса будет, и что этот будет тот вопрос, который волнует вообще население. Ну за свой-то регион должны же журналисты отвечать? Ну должны же жить жизнью своего региона? А, как выясняется, нет, весьма всё поверхностно. Ну так, знаете, на лету: болтнул что-нибудь, а глубины никакой нет. Да разве так темы поднимают?

Вот такая ситуация. Но у Путина другого варианта нет. Если он хочет поднимать свою страну, если он хочет восстанавливать суверенитет, Путину нужны и такие объёмные пресс-конференции. Ни один западный лидер так не может. У нас в России Дмитрий Анатольевич Медведев попытался [что-то подобное провести]: пять подготовленных журналистов, подготовленные вопросы, подготовленные ответы – что-то пытался и пыжился. А остальные-то вообще не способны работать в таком режиме, как Путин: чтобы ему задавали вопросы, к которым он просто априори не готов. И ведь как задают-то вопросы? Жёстко, на грани фола, оскорбления, то есть: «Давай оправдывайся!» А как строит [ответ] Путин? «Да это вы должны оправдываться, если так вопрос задаёте».

Вот такая ситуация. В очередной раз государь протестировал систему, и, соответственно, результаты этого теста будут учтены при проведении управления в отношении страны.

Ведущий: Кстати, в рамках этого вопроса [о] большой пресс-конференции дополнительно [спрашивают]. «На мероприятии был задан вопрос от Петра Козлова из русской службы “Би-би-си”. Среди прочего процитирую один абзац постенограмме на официальном сайте президента: «Позвольте про историю. Вы часто говорите про историю, помните её. И, наверное, помните, что каждый раз, когда власть в России была сконцентрирована в одних руках при отсутствии реальной оппозиции, когда она находилась в фазе активного и острого противостояния с Западом, то в конечном итоге это порождало ответную реакцию, поражало страну в пучину войн и революций. Вам не кажется, что Вы, обладая всей полнотой власти, закладываете сейчас основу, возможно, для таких войн и революций?” Валерий Викторович, как Вы прокомментируете?»

Пякин Валерий Викторович: Вопрос просто, что называется, не в бровь, а в глаз. И опять же, я смотрю за эти дни, [что] оно никак не нашло отражения даже в патриотической среде. Ведь что по сути было сказано?

Первое. Есть несменяемость власти и есть активное противостояние с Западом – два слагаемых. Что такое несменяемость власти? Это устойчивость в процессах управления. Многие процессы в государстве никак не укладываются в один или даже в два президентских срока, их нужно выполнять на протяжении длительного периода. Поэтому настолько устойчиво было управление в лице монархии, когда каждый монарх мог за определённое время своего правления выстроить определённые процессы управления и добиваться результата, потому что циклы длительные. И когда [власть передавалась] в рамках одной семьи, то шла преемственность управления. Но… И нам сейчас говорят: «[Вам] надо монарха». И даже нашли нам монарха – Гошу Гогенцоллерна, этого передоросля. Это что идёт? Подтасовка. Устойчивость власти в преемственности поколений можно обеспечить и другим способом, без наследственной монархии, [которая] уже себя не оправдала с конкретной исторической эпохи.

Я уже говорил сейчас, когда отвечал на первый вопрос, о том, что… Вот смотрите, государей-то за последний… вот берём романовский период – чисто одна семья [правила]. Этот период как бы так воспринимается: Пётр I – империя, Николай I – «Палкин», Александр I – естественно, «Благословенный», Александр II – «Освободитель», Александр III – «Миротворец», ну и Николай II – «Кровавый». Вот так вошли в историю. И что же мы видим? Мы видим преемственность в управлении: после Петра I наступает «бабий век», который империю чуть в распыл не пустил. Почему я Екатерину II не называю государыней? Потому что у Екатерины II ума-то хватило, чтобы поставить на фаворита, но государём-то реально являлся князь Потёмкин. Именно ему обязан всем блеском «блестящий век» Екатерины II. Ему Россия [обязана своими] достижения, а не кому-то.

Дальше, Александр I. Ради чего он вписался в эту авантюру с Бонапартом? Ведь его же Михаил Илларионович Кутузов предупреждал, говорил: «Да что ж ты делаешь? Это не наш интерес, это интерес Англии. Зачем нам надо в это дело вписываться?»

Пришёл Николай I после него. Из какой, извините… он вытаскивал Россию. Но плодами Николая I смогли воспользоваться только его сын и внук – Александр II и Александр III. То есть даже здесь к Николаю I… Его «Палкиным» обзывают, а ведь [он] талантливый государственный деятель, который реально обеспечил будущее процветание России, которого ещё даже до Николая II хватило. Если бы не его закладка в системе образования, в системе государственного управления, в системе промышленного развития… Это же он определил параметры развития государства, по которым двигались с тем или иным отклонением все последующие цари.

То есть, получается, даже в семье и то преемственности как таковой-то не было. Значит, зачем нам огород городить и создавать тот инструмент, который однозначно не работает? А нам же ещё и передоросля [навязывают]. Ну да, один раз уже Михаила Фёдоровича назначили царём. Там вообще была отдельная история о том, как он был назначен царём.

Но что обращает на себя внимание? Сколько покушений было совершено на Александра II, на Александра III. Почему на них-то покушения? А потому что начинают давать плоды деятельности Николая I, и плюс Александр II и Александр III проводили некие свои управленческие мероприятия, в том числе невыгодные для России, как, например, [это делал] Александр II с той же Аляской, Калифорнией, Британской Колумбией, Орегоном, Вашингтоном, Гавайями. То есть он Русскую Америку вообще всю слил. Поэтому, естественно, когда он это сделал, он уже стал не нужен, его нужно было ликвидировать. Его и ликвидировали. Вообще, у нас [в]третьей книге [серии] «О мiре кривых зеркал» (Война) достаточно подробно обо всём этом сказано.

Так вот не надо восстанавливать монархию. Нужно обеспечивать другое – государственную политику в преемственности поколений через систему государственного управления. Что и создаёт Путин. На Западе видят проблему только в Путине: если бы убрать Путина изначально, то и не было бы этого 20-летия восстановления России. Они его до 2007 года вообще никак не воспринимали. В 2007 году, когда он выступил на Мюнхенской конференции, «Лос-Анджелес таймс» [назвала Путина] «вошью, которая зарычала». «Что это мы с ней будем считаться? Вон вся [российская] “элита” – наша, подпиндосная. Мы ей прикажем прыгать, [так] они будут спрашивать, как высоко [надо прыгать]».

Так вот преемственность в управлении очень важна. Деструктивная роль демократических выборных процедур незаметна на малых государствах. Потому что у малых субъектов больших программ по развитию государства не существует, у них местечковые [программы]. Но даже в этом случае любой региональный руководитель, губернатор… Все с этим делом сталкивались: пришёл какой-нибудь хороший губернатор, начинает программу возрождения экономики региона, запускает одно предприятие, запускает другое предприятие, ещё что-то делает, [а потом] бах-трах! – выборные процедуры, и приходит человек, который разбазаривает всё.

У нас [в] Алтайском крае был [такой] пример. Александру Александровичу Сурикову край достался в крайне тяжёлом состоянии, время было крайне тяжёлое. Как он край вытаскивал… ну просто невообразимыми усилиями. Благодаря демократическим выбранным процедурам, используя абсолютно грязные технологии (двойника запустили и всё прочее), победил артист Михаил Евдокимов. И пропил край! Всё, что копил копеечку к копеечке для развития региона [Суриков, он] всё спустил на пиар проекты. Всё, что собирал и поднимал Суриков, [Евдокимов] эти предприятия позакрывал, пораспродал. Один из советников Евдокимова мне доказывал:

– Зачем вообще заниматься сельским хозяйством? Мы всё за границей купим.

Я говорю:

– Закончится распродажа всего этого металлолома ([лучше] бы заводы работали, а вы [их] как металлолом продаёте). Вы на что покупать будете? Это раз. Второе: у нас край аграрный, у нас основное население – это сельские жители. Мало того, что вы лишаете их работы, так вы лишаете их вообще продовольствия.

– А, это всё недемократично.

Так вот устойчивость в преемственности поколений для надгосударственного управления, для субъекта управления, который хочет лишить то или иное государство суверенитета, – это краеугольный камень. И поэтому, естественно, представитель «Би-би-си» заявил: «Это проблема, что в России есть устойчивое управление, что вы можете реализовывать масштабные проекты, строить ледоколы, развивать Север, поднимать регионы». Это масштабные проекты, которые включают в себя не одно десятилетие! Ни один выбранный срок этого не сможет сделать. А второе, что он сказал: «Вы находитесь в противостоянии с Западом. А если вы находитесь в противостоянии с Западом, значит у вас будут революции и войны». Что мы и наблюдали.

Революция откуда у нас пришла? Что, большевики что ли сделали революцию, свергли царя, внесли хаос в государство и пустили государство в распыл? Нет. Февральским переворотом руководили два посла: Бьюкенен (посол Великобритании) и Палеолог (посол Франции) – это был фактически штаб Февральской революции. Войну [кто принёс]? Так смотрите, стал подниматься Советский Союз и всё – война пришла. Третий рейх – это объединённая Европа, полностью весь совокупный мобилизационный запас [и] экономический потенциал, всё это пришло к нам уничтожить нас. И уничтожали-то как? Двадцать семь миллионов погибло! Уничтожали мирное население, уничтожали женщин, детей, стариков – всех уничтожали, лишь бы только освободить землю от русских. Война-то шла на полное уничтожение. На полное уничтожение!

И вот корреспондент «Би-би-си» честно и говорит: «Устойчивое в преемственности поколений управление Россией в интересах России не отвечает интересам Запада. И соответственно этому у вас будут проблемы, революция и войны. И у вас есть выбор, Владимир Владимирович, – стать подпиндосником (лечь под Запад, чтобы самому уцелеть) или же испытать все трудности с вашей Россией, на которую будут наезжать». Вот о чём вопрос. Конкретный вопрос. И Путин ответил, что… Как он сказал на одной из предъидущих пресс-конференций? «Россия без меня проживёт. Я без России не проживу». И ответ, который он дал, ровно это обозначал. А ему предлагали сдаться: «Ты идёшь против Запада, ты восстанавливаешь суверенитет России…» Потому что любое устойчивое управление в преемственности поколений обеспечивает развитие субъекта, даже если это пытаются гнобить. Как это пытались делать Александр I, Александр II, Александр III – ну не хотели особого развития государства, а всё равно [оно] развивалось.

Вот такая ситуация. Так что это был очередной призыв Путину: «Сдай страну! Ложись перед нами на брюхе, ползи на Запад».

Ведущий: Следующий вопрос от Андрея из Иркутска. «Валерий Викторович, недавно США устами экс-посла США в России Макфола ответили на требования России по гарантиям её безопасности, направленным Россией США и НАТО 17 декабря. Если коротко, то Макфол категорически отверг требования России о нерасширении НАТО и, со своей стороны, выдвинул к России заведомо неприемлемые условия, в частности о возвращении Крыма Украине. Как Вы считаете, придут ли стороны к компромиссу? Или ситуация войдёт в клинч и Россия, как и обещала, вынуждена будет для обеспечения своей безопасности прибегнуть к военным и военно-техническим мерам? И что это могут быть за меры, по Вашему мнению?»

Пякин Валерий Викторович: Тут ведь ситуация какая? Если взять в пределе, то никакого клинча в принципе быть не может, конфронтации как таковой быть не может. Путин на пресс-конференциисказал: «Вы нам должны дать гарантии! Не мы, а вы нам должны дать гарантии (юридические, письменные и все прочие)».

Но возникает вопрос. Ведь Запад никогда не держит своего слова, будь то зафиксировано на бумаге, будь то сказано просто так, как это было сказано Горбачёву: «Ни одного дюйма продвижения на восток! Даже территорию Восточной Германии мы инфраструктурой НАТО не покрываем». Ага! Сделали? Нет. Почему? Запад НИКОГДА (как, кстати, и Восток) не исполняет своих обязательств, если их к этому не вынуждает сила партнёра – того, с кем они заключили этот договор, по отношению к которому взяли обязательства. Об этом, кстати, [говорит и то, что], когда при заключении Портсмутского мирапредставителю Японии пытались напомнить, [что] «у нас же есть договора» и всё прочее, он сказал: «Война перечёркивает все договора, давайте из этого исходить». Наглое предложение было. Япония находилась на грани катастрофы, никаких оснований для заключения мира не было, но массон Витте и безхребетный Николай II решили, что надо сдаться, когда Россия уже победила Японию. Ну решили так – сдаться. Второй такой манёвр решили повторить в Первой мiровой войне по отношению к Германии: когда Германия уже практически стояла на издыхании и не могла воевать на два фронта, нужно было, чтобы Россия, как государственный субъект, исчезла, а выгодоприобретателями по результатам войны остались бы так называемые союзники по Антанте.

Так вот Запад категорически не приемлет, что у России могут быть какие-то интересы, сферы каких-то интересов. Об этом говорилСтолтенберг. Об этом теперь говорит Макфол. О чём они говорят? За эти 30 лет они привыкли, что в стране правит подпиндосная «элита», которая выполняет все хотелки, которые приходят с Запада. Вот посмотрите, какая у нас вакцинаторская истерия. Они смотрят на эту «элиту» и видят, [что это] предатели России, они сделают всё что угодно для того, чтобы уничтожить Россию и заслужить похвалу со стороны Запада, им даже похлопывание по плечу и продажа воздуха [сойдут]. Они же на это рассчитывают! И потому они и говорят: «Нет мы с Россией не будем договариваться. Мы за Россией не признаём то, мы за Россией не признаём это».

И о чём говорит замминистра иностранных дел Рябков? Он сказал: «Договор с Соединёнными Штатами и соглашение с НАТО – это вам не меню, чтобы что-то там выбирать». А потом он усилил эту мысль, сказав: «За Соединёнными Штатами должок. Они должны…» Я сейчас дословно не скажу.

Ведущий: Давайте я зачитаю.

Пякин Валерий Викторович:Зачитайте.

Ведущий: «Самый большой должок за США это научиться воспринимать Россию как партнёра, с которым можно и нужно вести взаимоуважительный диалог, договариваться на основе баланса интересов, а не через навязывание каких-то своих односторонних схем или выдвижение ультиматумов».

Пякин Валерий Викторович: Так вот они не хотят с нами вести партнёрский диалог, потому что они видят подпиндосность всей «россионской элиты», когда эта «элита» сдаёт интересы государства.

И в этом отношении очень важен этот договор с Соединёнными Штатами и это соглашение с НАТО, которые опубликовало МИД России. В чём суть? Это абсолютно не ультиматум (хотя, как я уже говорил, его воспринимают как ультиматум). Это выражение позиции, от которой ты никуда не уйдёшь. И весь вопрос… Вот гадают: подпишет [Запад эти соглашения или] не подпишет, развязывает нам это руки или связывает нам это руки. Да не об этом вообще речь идёт. Вообще не об этом речь! Понятно, что публичная дипломатия для нихнеприемлема, они готовы поговорить где-то в кулуарах, что-то слить и всё прочее. И как вся подпиндосная «элита» заорала? «Да это только лишь выставить требования». Как [сказал] один из помощников Козырева, который выступал у Соловьёва? «Это же просто набор [предложений]. А что американцы согласятся принять, то пусть будет. А потом нужно будет принять все условия, которые навяжут американцы. Вот это будет нормальный диалог». Ничего себе! [И] это же представитель определённых кланово-корпоративных группировок здесь в России, которые управляют всем.

И в чём же суть-то? [Если они] не подпишут… А они не могут подписать это соглашение или договор, потому что тогда нужно будет вести с нами партнёрские отношения, а к этому сейчас не готова вся среда. Ведь посмотрите, как они разыгрывают карту русофобии. Они всё время считали: «Россия слабая. Мы её можем постоянно делать козлом отпущения во всех наших грехах. Мы её будем бить, бить, бить. И нам хорошо, мы её ресурсами будем пользоваться, и крутыми будем выглядеть». Они же как раскрутили? Что Россия во всём виновата.

И соответственно этому они сейчас договорный процесс [пытаются затянуть]. Это попытка запустить тягомотину, которая бы привела к тому, что Россия ничего не сделает за то время, пока они навёрстывают отставание от России. Им сейчас нужно передержать время, им сейчас нужны российские ресурсы. Они думают, что нас заболтают в переговорном процессе. Поэтому НАТО говорит: «Мы готовы поговорить». Да? Вы сначала всех наших [дипломатов] выгнали, а потом вы готовы поговорить? А на какой площадке, в каком представительстве? Слова просто так бросать-то не надо. Соединённые Штаты… ну, тут уже серьёзнее: «Нет, мы готовы обсуждать и всё прочее».

Сейчас-то стало известно, что вроде как переговоры Путина и Байденапланируются уже в январе. А ещё на этой неделе было неизвестно, что [разговор] будет в январе. Речь шла о том, что он до Нового года хочетпоговорить, и это подчеркивалось – он хочет поговорить до Нового года. Что означает это желание поговорить до Нового года?

Смотрите, одна из версий (сразу оговорюсь, [в ней нет] ни понимания государственного, ни понимания надгосударственного управления) того, как Путин был назначен преемником Ельцина, заключается в том, что Соединённые Штаты имеют определённый цикл политической жизни, и у них с 24 декабря (с Рождества) по 2 января (на [второй] день после Нового года) – полный политический перерыв, то есть там никто не занимается политикой. И вот, мол, воспользовались этим перерывом в политической жизни Соединённых Штатов и смогли Путина сделать преемником Ельцина, и таким вот образом обманули Соединённые Штаты. На самом деле не так.

Повторю ещё раз: Путина назначали преемником Ельцина для того, чтобы его расстрелять и расправиться с кланом Собчака, когда Россия рухнет. Потому что уже для всех было ясно, что Россия рухнет, и нужно было найти козла отпущения, которого можно поставить во главе страны, чтобы его расстреляли, как Чаушеску, и потом Россию разделили на сувенирные государства. Помните [слова] Ельцина? «Берите суверенитета, сколько хотите». Так что не надо [говорить], что Путина назначили, потому что он государственник. Да, его назначили, чтобы государственника расстрелять, [именно] с этими целями, чтобы была уничтожена не кланово-корпоративная группировка «Семья», а чтобы была уничтожена кланово-корпоративная группировка питерских, которая противостояла «Семье». Помните [противостояние] семьи Ельцина и клана Собчака? Так что не надо.

Но такая легенда есть, и она имеет определённую подоплёку. Действительно, с 24 декабря по 2 января у них всегда мёртвый сезон: они все занимаются исключительно своими делами, им нужно показывать «домашность» этой Америки, преемственность традиций каких-то. Традиции же строят, [и] для них это очень важно. Принципиально важно. Государственное управление в Соединённых Штатах никогда не принадлежало собственно страновой «элите» США, это всегда было уделом глобальной «элиты», а она никогда не прекращала свою деятельность. Но эти институты государственные, которые как бы уходили на рождественские каникулы, они не работали. Не работал и президент.

И вот вы представьте себе, как должно припечь президента государства Соединённых Штатов, что Байден хотел поговорить с Путиным именно на этих рождественских каникулах, в мёртвый штиль, в мёртвый сезон. Ну это просто… У них каждый день играет роль. Ему нужно… «Вот мы с тобой поговорили, мы предприняли определённые действия. А так ситуация изменилась или не изменилась?» Это [как] частота снятия параметров с приборов, то есть чем чаще [снимают] показания приборов, тем лучше. «Вдруг уже показания приборов показывают, что можно, и мы это сделаем». Вот что у него происходит. [Но] у них [нужный момент всё не наступает].

[Если] они не подпишут [договор], даст [ли] это нам право действовать как мы захотим? Нет, совсем не так. Что обозначают эти договор и соглашение? Это обозначение позиции. Была оглашена позиция, на основе которой теперь будет выстраиваться вся деятельность государственной системы России. То есть вот она основа. Любой международный договор, с кем бы он ни [стал] заключаться, будет на этой основе. Любой [договор] – с Соединёнными Штатами или с кем-то [ещё – будет заключаться] на этой основе. Понимаете? Недаром там два направления – США и НАТО: межгосударственный союз и конкретное государство. Вот о чём идёт речь.

То есть Россия огласила свою позицию, на основе который теперь будут решаться все международные вопросы. Любые. Ни один государственный деятель теперь не может отступить с этого. Вот в чём [суть]. Это не то, что нам развязали руки в каком-то частном порядке. Это общегосударственный, системный подход. То есть переиграли конкретно здесь. То есть теперь любому государственному деятелю, если он попытается спрыгнуть с какой-то проблемы (с Францией, с Германией, с Италией, с Индией, с Китаем – с кем угодно)… вот на этой позиции. Китай сказал: «Всё, нас это устраивает». Ну, если Китай устраивает, то кого ещё не устроит в мiре-то? С таким потенциалом… Два государства: Россия – научно-техническая база всего человечества и Китай – производственная база всего человечества. Ну и давайте посмотрим.

Вот откуда истерики-то. От публикации. «Вы откажитесь, это же для России». «А мы тогда вас не примем, если вы будете интересы России защищать». «Вы пойдите туда, вы пойдите сюда». Вот отсюда вся проблема.

И, когда сейчас идёт нагнетание всей ситуации, это расчёт на то, что внутренние предатели (вакцинаторы, подпиндосники, что, в принципе, одно и то же) совершат государственный переворот и начнут гражданскую войну.

Но что у нас произошло на этой неделе? Вы какое направление ни возьмите: силовики – сплошные посадки, высшая школа – сплошныепосадки, региональные власти – сплошные посадки. Ответ нанесён превентивно. Позиция оглашена, и соответственно этому начинается вычищение всех. А вычищать их тем более легко, что они все коррупционеры, все преступники. Ну, они-то думали, что можно воровать безконечно, государство будет слабое, и государства вообще не будет – всё, как на Украине. Они и мечтают нам устроить Украину. Для всей этой подпиндосной «элиты» гражданская война, когда можно грабить и не заботиться о населении, – это мечта.

И западные деятели – такие как Макфол, Столтенберг – это говорящие головы, они представляют кланово-корпоративные группировки. Но на них-то работают определённые«финк тенки», они же видят состояние этих «элит», они же видят действия Набиуллиной, Поповой, Мурашко, Силуанова – сколько их. Они видят, какое состояние «элит». Но они видят и другое: Путин опирается на народ, и два главных силовых министерства – министерство иностранных дел и министерство обороны – полностью подчинены Путину. Ну и попробуйте дёрнуться. А дёргаться – себе дороже. Просто себе дороже.

И начинается игра. «Давайте, Украину разделим на зоны ответственности». Да? Кто-то к тебе в дом заходит и говорит: «А давай-ка твою комнату разделим на зоны ответственности». Извините, это наша одна большая страна. Мы сами разберёмся, что у нас и как у нас. Нечего к нам в дом соваться. Со своими братьями мы разбираемся сами. Это нам с ними жить, это наши люди. И поэтому, если вышла какая-то непонятка, мы её ликвидируем сами на договорной основе, в обычном режиме. И нечего сюда приходить и притаскивать за этим войну.

Но Соединённым Штатам нужна война, во что бы то ни стало. Я уже неоднократно это говорю с 2014 года: развязав войну на Украине, они мечтают перенести войну в Россию и войну в Европу. А не получится. Уже не получится у них это сделать, поезд уже ушёл. Но им-то этого хочется. Потому-то они и работают на развязывание войны на Украине. Им нужна война на Украине.

А когда [призывают] разделить Украину, то это означает только одно: сохранить бандеровский питомник, который зальёт кровью прежде всего оставшуюся часть Украины, не включённую в Россию, и всю Россию. Они уже сейчастеррористов по всей Россиирассылают. Вы что, думаете, когда произойдёт раздел Украины, будет лучше что ли? Вспомните, чем обернулись разделы Польши. Мы проиграли информационную войну. И хотя полякам внутри Российской империи было лучше всего, но, проиграв «холодную» (информационную) войну, мы получили в лице поляков полное противостояние с Россией. То есть, что называется, нашим же салом нам же по мусалам. Теперь же пытаются [такую] ситуацию сделать: разделить Украину, и там будут воспитывать [тех, кто] будет ненавидеть русских и стремиться убивать русских. То есть им во что бы то ни стало нужно сохранить бандеровский питомник.

Любой, кто заикается отдать хоть сантиметр территории бывшего Советского Союза (не только Украины, а всего бывшего Советского Союза) под какое-то иностранное управление, Грузию или Азербайджан с кем-то поделить или ещё что-то, – это враг России. Этот человек прямо заявляет, что он на стороне Пятого рейха, который идёт войной на Россию и мечтает уничтожить Россию и её население. Ни сантиметра! Вообще [никто] не должен даже заикаться о том, что где-то [необходимо разделить территорию или] отдать кому-то под какое-то управление. Это наш дом, и мы разберёмся сами.

И здесь спешить не надо. Нужна спокойная работа. Каждое сложившееся сувенирное государство на территории Советского Союза должно выработать свой потенциал, чтобы ни у кого больше мысли не было: «А нам не дали состояться в качестве национального государства и включили насильно». Нет, не купите на это. Мы, что называется, это насквозь видим. Мы знаем, как эти процессы должны выгореть сами. Мы не собираемся подкидывать туда топливо, которое потом обернётся бедой для русского государства. Нет, народы должны сами [определиться]. Вот хотят эту сувенирную самостийность – ну пусть получат и пусть ею живут. Вернее они её уже получили, но сейчас пока они живут на ресурсы России, [и] это одно. Потому что, как всегда… Вон Россия кормит Турцию для того, чтобы Турция воевала против России, [и] ничего, такова задумка надгосударственного управления.

Так что не будет Запад признавать за Россией право России на суверенитет и на какую-то сферу интересов России. Только сила России может этот Запад обязать [признать это]. И в данной ситуации речь идёт не столько о военной силе, хотя она ОБЯЗАТЕЛЬНЫЙ сегмент, это основа, без которой… Ну, [если] бы не было у нас сильной армии, [то] сюда завели бы [войска], провели военно-полицейскую операцию. И что [получилось бы]? Безоружное население, встречающее агрессора. Это как [на] Украине: выпустили преступников из тюрем, из них сформировали карательные батальоны и бросили на безоружное население. Какой кровью пришлось отбивать это наступление и какой бедой (до сих пор) всё это [оборачивается] для Украины. Всей Украины! А [на] Донбассе это особенно отзывается.

И здесь нужно понять суть Минских соглашений. Минские соглашения – это изначально… Вот находятся люди, которые против Минских соглашений, а прочитать их по существу, с управленческой точки зрения они не могут. Минские соглашения – это изначально приговор любой киевской банде. Любой! Минские соглашения – это полная зачистка бандеровцев и фашистов на Украине. Потому-то так и пытаются [нас убедить], чтобы мы отказались от Минских соглашений. Потому что для нас, я повторяю, [Минские соглашения] – это ещё один такой международный документ, на основе которого мы можем решать проблемы не только на Украине, но и во всём мiре. Это тоже определённый подход. И нас заставляют отказаться.

[К этому] стремятся и все подпиндосные «элиты» в России. А мы – нет. И государь нет. И он выставил параметры, на [основе] которых действовать. Вот отсюда-то подпиндосная шваль и вопит. Поэтому-то они и поставили [на то], что все вакцинаторские мероприятия должны привести к государственному перевороту и к гражданской войне, и они давят на это. Установление фашизма – это уже вторично. Им сейчас срочно нужна гражданская война, иначе рухнут Соединённые Штаты. Но они хотят, чтобы беда пришла сюда в Россию, [чтобы] здесь умирали дети, чтобы там хозяину было хорошо.

Ведущий: Кстати, Шойгу заявил об американских ЧВК на Донбассе.

Пякин Валерий Викторович: Да, они там готовят войну. Но надо понять простую вещь: если мы не сморгнём, если они не будут уверены в том, что государственный переворот в России состоится, [то] они не начнут эту войну. Не начнут. Всё, что они делают, это вопрос того, что в России должен произойти государственный переворот, и Путина скинуть. Вот ради этого они готовы начать. Мы типа начнём на Украине, а вы в Москве давайте Путина свергайте, и тогда [начнётся] гражданская война по всей территории России, мы вводим военно-полицейские силы, которые обеспечивают переток ресурсов на Запад. Вот ради чего идёт нагнетание на Украине в первую очередь.

Ни одна агрессия [против] России не была успешной по одной простой причине: ту «элиту», на поддержку которой надеялся агрессор, народ скидывал. Наполеон пошёл на Москву и надеялся, что его поддержит русское боярство, которое в оппозиции к династии Романовых. Оказалось, нет. Но в результате были блокированы собственно пронаполеоновские интересы в питерской группировке. Гитлер надеялся, что военно-фашистский заговор в Красной Армии до конца не вычищен. Так это и было, и это объясняет поражение 1941-1942 годов. Но и с ними разобрались, и вошли в 1945 году в Берлин. То есть всегда агрессор идёт, надеясь на помощь внутренних предателей, но всегда сталкивается с противодействием народа.

И они этого никак понять не могут. Они думают, что [у нас будет так же], как на Западе. Было в оккупированной Франции партизанское сопротивление «маки́». Да так, штучно. А у нас в Белоруссии? А на Украине? Разве это можно сравнить? Нет. На Западе [привыкли, что] господа между собой договорились, а этим – ладно. Когда начались карьеры таких знаменитых артистов, как Эдит Пиаф, Жан Маре, Фернандель, Луи де Фюнес (да неважно, их там много)? Да они все в это время в оккупированной Франции были уже достаточно популярными. Они все работали с оккупационным режимом («какая разница») и ни в каком сопротивлении не участвовали. Есть комедийный фильм «Большая прогулка» с Луи де Фюнесом в главной роли. По сути, всё французское сопротивление описано в этом фильме. И сравните, как это шло у нас, как мы сопротивлялись агрессору. То есть не понимают они этого. Они думают, что [если] предательство «элит» состоится, [то] всё получится и тогда можно. Вот [если мы] здесь не сморгнём, [то] не будет никакой войны. Будут уверены, что подпиндосная «россионская элита» сможет совершить государственный переворот, – пойдут на это. Но, повторю, не получится у них. Всё равно у них ничего не получится. Они только свой конец приблизят, если рискнут [пойти] на эту авантюру.

Ведущий: Кстати, стало известно, что и посол США Салливан, и Столтенберг заявили о готовности к переговорам…

Пякин Валерий Викторович: Я уже об этом как раз сказал, да.

Ведущий: В частности, готовы провести совет в следующем году. Но Столтенберг (в лице НАТО) всё-таки сказал, что не пойдёт на компромисс с Россией.

Пякин Валерий Викторович: [На компромисс] по Украине. Они не хотят идти на какие-то там компромиссы. А мы от них компромиссов-то не ждём – мы позицию огласили. Не надо здесь [ставить] на ту «элиту», которая предлагает сдаться. Да, мы знаем, они регулярно на телевидении появляются и предлагают сдаться. «Да как же мы НАТО можем обидеть?, – выступает представитель НАТО. – Мы же должны выполнить все их условия». «От Черноморского флота отказаться? От Балтийского флота?». «Надо отказаться, это же НАТО».

Ведущий: Это все вопросы на сегодня.

Пякин Валерий Викторович: Ну, а мне остаётся только попрощаться. И напомнить, что многие вещи нам непонятны не потому, что наши понятия слабы, но потому, что сии вещи не входят в круг наших понятий. Вот для того, чтобы каждодневно, каждосекундно вы могли эффективно защищать интересы свои и своей семьи, вы должны знать, как управляются сложные социальные суперсистемы. Вы должны стать концептуально властными.

Знания об управлении сложными социальными суперсистемами изложены в работах Внутреннего Предиктора СССР, опубликованных до июня 2018 года. [А] работы ФКТ из серии «О мiре кривых зеркал» как раз описывают необходимую теоретическую основу для понимания процессов, которые протекают сейчас; там [же] показывается и выход [из сложившейся ситуации]. Это работы«Запад и СССР», «Государство» ,«Война» и «Большевизм» (в работе показан выход из сложившейся катастрофичной ситуации).

Поэтому изучайте эти работы, будьте концептуально властными, защищайте интересы свои и своей семьи. Помните, нельзя дать универсального рецепта, как действовать в той или иной обстановке. Вы сами должны обладать теми знаниями, которые позволят вам разобраться в обстановке и принять решение [о том], как действовать. Любая общая рекомендация может только запутать и внести диссонанс, потому что у вас одно формационное содержание, а у человека, который даёт общий совет, – другое информационное содержание, и соответственно этому уже сбой. Поэтому изучайте работы Внутреннего Предиктора СССР, будьте концептуально властными, защищайте интересы свои и своей семьи.

Мирного неба вам над головой! Счастья! До следующих встреч!

Сбербанк: 4274 3200 4914 7294.
Яндекс.Деньги/Юmoney: 410011599043498.
WebMoney: P150000215353.

4 комментария

Валерий Пякин. Вопрос-Ответ от 27 декабря 2021 г. - ФКТ МЕДИА

Сергей Ефимов 22 минуты назад

00:20 17-я Большая пресс-конференция В.В.Путина 20:45 Козлов (ВВС) авторитарная власть, война, Путин 35:30 Диалог России с СГА и с ОСАД (NATO) приведёт к войне или Договору 1:03:00 Столтенберг: ОСАД не пойдёт на компромисс по Украине 1:04:00 Заключение

Марионеточные СМИ?

-не думаю!

видимо они действительно ничего не понимают и не ощущают «дух времени»