Валерий Пякин. Вопрос-Ответ от 13 сентября 2021 г. [Фонд Концептуальных Технологий]

Хронометраж 

00:00:21 Почему Александр Лукашенко приехал на переговоры с Владимиром Путиным по вопросу интеграции России и Белоруссии. «Богатовекторность» и хуторское мышление Лукашенко.

00:11:53 В Афганистане сформировано новое правительство. О ситуации в Афганистане. Как «Талибан» решил проблему сопротивления в Панджшере. Об аналитике и работе с информацией. Публикация «Нью-Йорк таймс» о том, что США нанесли ракетный удар в Кабуле не по террористу, а по инженеру благотворительной организации.

00:43:43 Не обглодает ли планету Китай в качестве центра концентрации управления? Изучайте КОБ и ДОТУ.

Рубрика «Вопрос-Ответ» ( https://fct-altai.ru/qa/question 
) на сайте «ФКТ». 

00:00:21 Переговоры Путина с Лукашенко (09-10 сентября 2021 года) 
00:11:53 В Афганистане сформировано новое правительство 
00:43:43 Китай в качестве ЦКУ – не «обглодает» ли планету? 

Поддержка проекта: 
Сберкарта 4276020655049556 
Юmoney 410012141177441 
PayPal: fct-altai22@yandex.ru 
WebMoney RUR: Р731271274986 
WebMoney EUR: E183132214214 
WebMoney USD: Z229065443747 
QIWI 79236556188 

Альтернативные источники: 
RUTUBE https://rutube.ru/channel/483656/ 
Vimeo https://vimeo.com/user127131573

Стенограмма 

Ведущий: Здравствуйте, Валерий Викторович!

Пякин Валерий Викторович:Здравствуйте!

Ведущий: Здравствуйте, уважаемые телезрители, аудиослушатели и товарищи в студии! Сегодня 13 сентября 2021 года. И Вас, Валерий Викторович, просят прокомментировать состоявшуюся 9 сентября встречу Путина и Лукашенко собственно саму встречу, а такжеопубликованные 28 программ по интеграции России и Белоруссии в рамках Союзного государства. Является ли это преддверием полной интеграции государств и восстановлением большой страны? Послужит ли это примером для других постсоветских республик? 

Пякин Валерий Викторович: Каксказал Владимир Владимирович, «наши белорусские партнёры – сложные [переговорщики]».

Понимаете, программ можно принять и больше. Их принималось уже огромное количество: таких, [сяких], с разных аспектов заходили. Да, как сказал Владимир Владимирович, надо было заходить вот с этого, и это нужно было делать в первую очередь, безусловно. Можно это делать. Но вопрос: будет ли это делать Белоруссия? Будет ли это делать Лукашенко? Ведь проблема объединения России и Белоруссии, союзного государства из России и Белоруссии и присоединения к нему остальных республик бывшего Советского Союза заключается не в том, что невозможно совместить экономики Белоруссии и России, что Лукашенко мешают какие-то олигархи, – ничего подобного, он сам с олигархами работает очень даже хорошо. Мешает только одно – позиция Лукашенко «Кем я буду?». «Вот если я буду царь всея Руси или генеральным секретарём, который будет объединять всю страну, [то] я согласен. А если я не буду главным царём, [то] я делать этого не буду». Он и не делал. Он всё время этим шантажировал, приезжал, [говорил]: «Братские народы, тыры-пыры», всё получал от России, и в ответ мы видели только подлость и мерзость. Всегда. Сначала Лукашенко…

Что, он не знал, что провокация с этими ребятами (которая, как сейчас выясняется, подтверждается и самериканской стороны, и сукраинской стороны, и отроссийских спецслужб) направлена против России? Но ведь Лукашенко же с удовольствием поучаствовал [в ней]. С каким удовольствием онврал на Россию, поливал её грязью. Он принял Гордона! «Вот какой ведущий специалист, вот достойное лицо, с которым я буду разговаривать. А в России что? Разве есть такие люди, как Гордон, чтобы я с ними общался». Он всегда… Ну нет такой подлости, на которую не пойдёт Лукашенко, чтобы отплатить за всё добро, которое ему сделают. Он всегда себя так вёл, никогда он по-другому не действовал.

Его заставляют двигаться в рамках интеграционного процесса только бо́льше угрозы со стороны тех, кому Лукашенко ну просто мечтает служить, от кого он хочет получить легитимацию своего положения, то есть американцев.

Но у вашингтонского обкома проблема. Огромная проблема. Но Лукашенко, поставивший в заговоре против Путина и в государственном перевороте, который сейчас в России происходит, против Путина, вдруг выяснил: он поставил на проигравшую сторону. И вот тут-то ему [стал] нужен манёвр. Вот тут-то [стало] нужно встречаться с Путиным. Вот тут-то надо прыгать, принимать какие-то решения, соглашаться на какие-то программы.

Но он «богатовекторный», он всё равно остаётся «богатовекторным». Он может пользоватьсяроссийскими портами, но онпродолжает работать через Литву. А у него там экспортный контракттормозят: 18 контейнеров с запчастями для «БелАЗа» тормознули. Ну хорошо, если это условие принимающей стороны, они тогда пострадавшие. А если исполнение контракта должно ложиться на белорусскую сторону?

И ведь проблема-то в чём? Вся белорусская экономика, её структура, объёмы промышленности – запредельны для возможностей Белоруссии. Просто запределен! Без участия в экономике России, без интеграционных процессов с экономикой России Белоруссия не может и не сможет поддерживать функционирование своей экономики, своей промышленности. Лукашенко это знает. И он на основе этого постоянно выговаривает себе какие-то преференции, потому что он шантажирует фактически Путина: «А что будет с людьми в Белоруссии, если вы откажетесь меня содержать? А я весь такой богатовекторный, всегда предам. Я предавал, предаю и буду предавать». Лукашенко всегда так действовал.

И ведь смотрите, [если] бы Россия была полностью суверенна, была бы в спокойной обстановке, не было бы попытки государственного переворота в стране, [то] с Лукашенко можно было бы по-другому поступить. Просто по-другому. Но он же это понимает. И он, участвуя в заговоре против Путина, с целью свержения Путина, с целью развязывания гражданской войны в России приезжает и говорит: «А я вот такой вот, и если чего, я могу и тебя пустить, а нет, так я американцев на территорию Белоруссии пущу». И весь он из себя вот такой.

И поэтому-то, действительно, приходится ему просто объяснять, какая проблема для него будет, что он заиграется с американцами. Ну когда и кого американцы не бросали? Всегда бросали. Но, между прочим, это идеологически понятно для Лукашенко, это ему нравственно приемлемо, поэтому-то афганский опыт его ничему и не научил. Его тревожит только одно… Какую проблему он сейчас вдруг осознал? Если удастся заговор против Путина, тогда те события прошлого года, которые удалось погасить при помощи России в Белоруссии, вернутся. И он с автоматиком пустьбегает сколько угодно. Он может просто пулю от охранников в затылок получить. Он это осознал, и вот теперь он начинает ипрограммы, и всё прочее.

Но если ты такой честный и порядочный [и] у тебя [в приоритете] забота о Белоруссии, [то] зачем тебесемь часов нужно разговаривать? Сначала ты разговариваешь несколько часов до пресс-конференции, потом после пресс-конференции. А вот она, эта хуторская хитрость. Он сам себя перехитрил уже, но всё равно пытается хитрить, всё равно пытается в богатовекторность играть.

И посмотрим на честность Лукашенко, как он будет выполнять эти 28 программ. Поэтому сейчас говорить что-то [на]перёд просто невозможно. А выполнять он будет ровно настолько, насколько его прижало. Как только чуть отпустит, он обязательно тут же отплатит России подлостью, сразу же, как только [давление на него ослабнет]. Как это [уже не раз] было: помогла Россия ему перед выборами – подлость в отношении России, потом Россия помогла стабилизировать положение в Белоруссии – и снова начал подличать. Ну это Лукашенко!

Если бы он хотел добра для народа, хотел, чтобы мир и порядок наступили, он уже давно бы стал партнёром Путина по восстановлению государства. Единого государства. Но Лукашенко не нужно единое государство, если не он во главе. А вот любой хутор, где он будет царствовать и всем владеть, это его устраивает. «Не будет экономики, не будет промышленности у Белоруссии? Ну и ладно. Главное, чтобы меня кто-то легитимировал в качестве п-резидента Белоруссии». Поэтому он и заигрывает со всеми нациками, поэтому он искореняет русский язык, хотя везде понтуется: «Вот смотрите, у нас же на русском языке». Он насаждает абсолютно искусственный язык в те области, где он функционировать просто не может. Он занимается тем же самым, [чем занимаются] майданутые, бандеровцы на Украине. Тем же самым. Людей, которые поехали на Донбасс защищать женщин и детей от бандеровских убийц, Лукашенкопосадил. А убийцу, который воевал среди карателей, он облизал, просто облизал; их много, и он их всех облизывал. Холит и лелеет [их], потому что это для него родное.

Поэтому он с Киевом всё время находит общий язык. Почему? А потому что это залог легитимации перед Соединёнными Штатами, это залог лояльного отношения олигархов из России, которые выступают против Путина, это залог хорошего отношения бандеровских карателей… Ну, это на время, конечно, – не забываем, кто сжёг Хатынь. Но Лукашенко же не интересует народ. Его интересует [то], чтобы он до конца своих дней был царём, а потом передал трон по наследству – наследника-то он уже вон как долго воспитывал в надежде, что всей Россией владеть будет.

Так что рановато про Лукашенко что-то говорить. Про Лукашенко [можно сказать словами Крылова]: «Ты сер, а я, приятель, сед, и [волчью вашу я давно] натуру знаю». Это про Лукашенко.

Ведущий: Афганистан опять.

Пякин Валерий Викторович: Да, Афганистан – это надолго, надолго, надолго. И пока [ситуация] там не успокоится, туда нужно [направлять] очень пристальное внимание, потому что небольшой качок там может обернуться очень большими проблемами внутри России, просто ОЧЕНЬ большими проблемами.

Ведущий: Собственно, вопрос: «Как стало известно, сформировано новое правительство, и оно уже приступило к работе. Как Вы это прокомментируете?»

Пякин Валерий Викторович:Правительство… Я уже на прошлом «Вопросе-Ответе» задавал вопрос: «Вот талибы объявили то, талибы объявили сё… А кто несёт персональную ответственность за какое-то объявление, за какие-то действия? И что вообще это означает? Где тот персонализированный человек, который отвечает за ту или другую сферу деятельности?». Ведь пока не было предъявлено правительство, можно было говорить только о том, что кто-то что-то там объявил, и всегда это [был] «коварный Никто». То есть было объявление, не было объявления… Одни гарантируют, что ничего не будет происходить, а другие запрещают музыку, рвутдетские книжки… Неважно, что [это за книги]. Я тоже не в восторге от тех детских книжек, которые издают на Западе, но эти показательные акции совершенно излишни. Если вы собираетесь наводить порядок в стране, то вам нужно прийти к какому-то согласию.

Вот в Афганистане – катастрофа во всех сферах деятельности. Талибов боятся. На Западе «Евроньюс», по моему, репортаж дал: «Талибов боятся больше, чем коронавируса». Да о коронавирусе в Афганистане не слышали, пока к нему внимание не было обращено. На Гаити, пока непроизошло убийство президента, тоже коронавируса не было, а потом: «Ах, как это не досмотрели. Мiр-то теперь сюда смотрит, значит, и коронавирус должен быть». И моментально появился [коронавирус], все сразу одели масочки, все стали говорить: «Ах, какая проблема, ах, какая проблема! Коронавирус, коронавирус». А что там дальше, какое положение в том же Афганистане, сейчас даже до конца не выяснено, и даже не пытаются как-то определиться: то есть кто-то играет в коронавирус, кто-то живёт обычной жизнью, и всё это продолжается.

Но в Афганистане огромная катастрофа в плане профессионального обеспечения. Правительство талибов теперьобращается (уже персонализировано) ко всем: «Военные, вы нам нужны! У нас осталось столько техники американской, но пользоваться мы ей не умеем. Военные, вас обучали пользоваться американской техникой, давайте приходите к нам, работайте. У нас сейчас уже есть хоть какая-никакая, а государственная система здравоохранения, но врачей нет, врачи убегают. Врачи, возвращайтесь, вы нам нужны! Преподаватели, учителя, вы нам нужны! Другие специалисты, все возвращайтесь! Лётчики, летать на самолетах некому, возвращайтесь!»

Вот была решена проблема с Панджшером. И решена она была двумя интересными способами:

Первый способ – чисто военный… Я повторю, было две возможности: решить политико-дипломатическим путём (путём переговоров) и решить военным путём. Военным путём у талибов возможности решить проблему Панджшера не было – просто не хватало ресурсов. Но они её решили военным путём. Каким же образом? Вдруг погибло сразу несколько полевых командиров (знаковых!), и боевые подразделения остались без управления. Дальше, самолёты откуда-топоявились. Но самолёты какие? Реактивные! А они на вооружении у Афганистана не стояли. И ближайший сосед, у кого такие самолёты есть, это Пакистан. Кто помог решать [вопрос Панджшера] военным путём?.. Подавили таким способом сопротивление.

А дальше что они сделали? Они дали каждому бойцу по 5 тысяч афгани и сказали: «Ну что же вы здесь в долине-то? Давайте [идите] к семьям, в места своего обитания, откуда вы происходите. Давайте к родным, к родственникам. Вы же сюда боевыми подразделениями пришли, а теперь давайте по домам». И вот каждому кто уходит, [вручали] денежку, денежку… И [чего] они добились? Они сразу же резко снизили боевой потенциал своих противников – ушли люди.

Те, которые под огнём рассеяны… Это конфликт, отложенный во времени, он просто отложен во времени. Сейчас будут перегруппировываться, находиться новые командиры, а самое главное – местное население никуда не уйдёт, а оно с талибами идеологически несовместимо. И здесь была бы очень нужна посредническая помощь, которую может оказать ТОЛЬКО Россия. Россия могла бы и дипломатическим путём решать [этот вопрос ещё] до [проведения] военной операции, в ходе которой погибли командиры антиталибской коалиции, сгруппировавшейся в Панджшере.

И встаёт вопрос: а что же происходит в Афганистане? Опять же, этот вопрос многие не понимают. Всё это феноменально быстрое [бегство] американцев и вообще натовской коалиции (а ведь это НАТО, это весь Запад оттуда бежит) было связано с одним – нужно было организовать давление на север.

Мы говорили сейчас о двурушничестве Лукашенко. Лукашенко и здесь проявил двурушничество. Американцы давятна [среднеазиатские] республики – на Туркмению, Узбекистан, Таджикистан: «Примите беженцев из Афганистана, примите!» А что Лукашенко говорит? «Я бы сказал, давайте сюда перевозите, технику перегоняйте, переводите военных, всё прочее». А что же тогда Узбекистан?.. Вот Лукашенко такой умный, да? А в Узбекистане все сразу… К ним перелетают афганские лётчики с семьями, они говорят: «Всё, интернируем, всё, договариваемся. Нет, нет, нет! Маршал Дустум? Нет! Афганистан – там. Нам сюда [никого] не надо». Почему? А потому что любым способом – перебазированием ли войск НАТО в Среднюю Азию, перебазированием ли беженцев в Среднюю Азию (в Туркмению, Узбекистан, Таджикистан) – тем самым война из Афганистана автоматически переходит в Среднюю Азию и сносит эти республики. Лукашенко этого не понимает? Понимает прекрасно. Понимают это руководители Узбекистана, Туркмении и Таджикистана? Понимают. И поэтому говорят: «Нет! Наводите порядок в своей стране, поможем. Но мы в [вашу ситуацию] ввязываться на ваших условиях не будем».

То есть Соединённым Штатам необходимо было организовать людской поток: зверства талибов (я уже говорил, как они за лётчикамиохотились, вырезая их вместе с семьями, за другими специалистами) должны были способствовать тому, чтобы народ в панике бросился от них и побежал. Вот в Пакистан очень серьёзнопобежали. В Иран поменьше. А в республики Средней Азии ещё меньше. Но тем не менее задача была, чтобы они везде побежали и чтобы за ними приходила война.

И вдруг талибы раз – и стали «белыми и пушистыми». И сразу изменилось информационное содержание, говорят: «Всё, они уже другие. Двадцать лет назад это были одни талибы, сейчас это другие талибы, надо с ними по-другому разговаривать» и прочее. И когда талибы изменили своё поведение внутри Афганистана, когда они [стали] работать на то, чтобы ситуация в Афганистане максимально успокоилась, то они работают на срыв планов американской страновой «элиты» [по] организации людского потока с переносом гражданской войны (и вообще войны) на территорию среднеазиатских республик бывшего Советского Союза и с переносом этой войны на территорию России.

Выгодно это России – чтобы война не пришла ни в Среднюю Азию, ни в Россию? Выгодно. В этом плане мы и работаем.

А Лукашенко работает сразу по оглашению на то, чтобы война пришла в Россию. И, заявив такое, он сразу же показывает, с кем он договаривается, на каких условиях договаривается. А ведь эти 28 программ-то уже разрабатывались, уже было понятно, что встреча будет, что будут договариваться. Зачем ты такое заявление делаешь? А это чтобы Путину показать и получить определённую реакцию с Запада, чтобы на основе этого Путина чем-то шантажировать. Ну, он же ведёт себя, как… Понимаете, ну нет у него государственного мышления, у него хуторское мышление, никуда здесь не денешься. Он не воспринимает сложную социальную суперсистему «государство» как таковую. Он воспринимает эту суперсистему как обычный хутор, которым он может управлять: вот вышел курей покормил, поросят покормил и в садочке посидел, вареники с вишней сделал – вот его понимание государства. Он выше не может прыгнуть. Узость кругозора. Да, он хитрый, на уровне хуторянина. Но как государственный деятель он никто. Поэтому-то он и проговаривается подобным [образом], когда он явным способом посылает сигналы: «Ау, дядя Сэм! Да я же весь твойский. Давай договоримся. Чтобы война пришла».

А нам необходимо, чтобы не было войны в Афганистане, чтобы там всё произошло спокойно. Да, там теперь надолго колыхнули, и там долго ещё будет устаканиваться. Это «лоскутное одеяло» – разноплеменное состояние Афганистана – ещё долго-долго не сможет успокоиться, ещё долго нужно будет договариваться. Современное государство они выстроить не могут и поэтому говорят: «Давайте, специалисты, к нам приезжайте и скажите, какое у нас государство будет». Но мы уже слышали [подобное], был у нас такой министр иностранных дел Козырев, который сейчас в Соединённых Штатах живёт, он же говорил: «Господин бывший президент! Ну скажите, какие у России должны быть приоритеты внешней политики, внутренней? Скажите, какая политика должна быть у России. У России нет своей политики». Вот примерно то же самое и прозвучало от некоего талибского руководства, когда правительства не было. А сейчас уже правительство начинает призывать: «Специалисты всех отраслей, давайте, нам нужно поддерживать и энергетику, и дорожное хозяйство, государство должно функционировать». А если все чиновники убежали? Если придётся снова возвращаться к XIV веку? К XIV веку им придётся возвращаться, к государственности – [это] всё, что они могут. Ситуация такая.

В этом отношении нужно отметить следующую вещь. Когда совершился теракт в аэропорту Кабула… Это об отношении внешних игроков, которые играют Афганистаном так, что ни ниточки не видны, ни руки не видны тем, кто не разбирается в управлении. И вот в аэропорту Кабула был совершён теракт. «Храбрые» американские солдаты тут же открыли ответный огонь по тому населению Афганистана, которое мечтало сбежать в Соединённые Штаты, американские солдаты их из автоматов огнём поливали, убили множество людей. Американцы нанесли ответный удар по террористу. И когда [я] комментировал этот ответный удар, я сказал примерно такую фразу: «А кто теперь выяснит, была там взрывчатка, не была там взрывчатка и что там вообще произошло?» И вот оказалось, что такой заинтересованный субъект нашёлся, и он через «Нью-Йорк таймс» опубликовал расследование.

Вообще, в аналитике надо исходить из того, что любая информация, которая поступает, является ложной. [Это] к вопросу «фейк-ньюс, не фейк-ньюс». В аналитике любая информация до её подтверждения является ложной. Аналитика – это определённое собирание пазлов. И определение достоверности одной информации происходит мгновенно, другую приходится проверять годами, а к некоторой вообще возвращаться: «А! Вот к чему это событие было». Аналитика… Представьте себе обычный детский пазл. Там [есть] фрагменты рисунка, и по контуру [фрагмента] у рисунка [есть] различные элементы, детали общего рисунка – так вот это исходящий информационный модуль, рисунок [на] границе [фрагмента]. А входящий информационный модуль находится на других фрагментах пазла, которые составляют этот общий рисунок. И вот их нужно постоянно совмещать. Повторю, одно совмещение происходит мгновенно, потому что у вас информационного содержания хватает, а определение достоверности или приемлемости другой информации у вас происходит более или менее в длительном времени. При этом сам источник информации никогда не должен являться ОПРЕДЕЛЯЮЩИМ достоверность информации. Потому что вы можете ошибаться в надёжности этого источника информации, этот источник информации может быть добросовестно заблуждающимся, а [также] этот источник информации может быть специальной разработкой, которая в конце концов вам принесёт дезинформацию. Тут очень и очень много факторов.

В этом отношении я рекомендую посмотреть советский фильм«Вариант “Омега”» о противостоянии советской разведки и абвера во время Великой Отечественной войны. Очень интересный фильм именно в качестве [примера] по работе с информацией, как выстраиваются информационные модули, как они совмещаются.

Я к чему всё это заранее рассказываю? Всё, что к нам приходит, и всё, чем мы оперируем, это открытые источники, и они сообщают ту информацию, которая необходима им для проведения своего управления.

Если «Нью-Йорк таймс» публикует информацию о том, что американские военные нанесли ракетный удар и уничтожили целую семью (семь детей), а террориста не было, значит, на эту информацию был определённый заказ. И то, что «Нью-Йорк таймс» работает по заказу… Ну вспомните, как «Нью-Йорк таймс» работало против того же Трампа: одну информацию замалчивали, другую раскручивали. Сейчас по Байдену одну [информацию] замалчивают, другую раскручивают. Это же видно, как работают по определённым правилам. И всегда присутствует что? Если клан конкурирующий, то его нужно мочить. Если клан свой, родной, то пусть сын Байдена теряетноутбуки, в которых сверхсекретная информация, это вообще никого никак не волнует.

Так вот возвращаемся к этому событию. Итак, нам сообщают, что в результате ракетного удара была не просто уничтожена какая-то (неважно какая) семья, но был уничтожен инженер, работающий в американской благотворительной организации, который весь день курсировал по Кабулу по разным делам для своих сотрудников, потом увозил ноутбук своему начальнику, а в конце другие сотрудники организации, в которой он работал, помогли ему набрать воды в канистры, загрузили в машину, и она поехала. Параметры взрыва показывают, что никакой взрывчатки не было. Её не было, потому что она не сдетонировала и мощность взрыва составила ровно столько взрывчатки, сколько несёт боеголовка ракеты. Если бы детонации не произошло, а её просто бы раскидало, то она всё равно была бы, эта взрывчатка, такой вариант тоже возможен. Но [детонации] не было, был только нанесён ракетный удар. Плохо, что уничтожена семья, очень плохо. Ещё раз повторю, американцы, нанёсшие этот ракетный удар, ПРЕСТУПНИКИ. Даже имея достоверную информацию о том, что это террорист, они должны были предпринять усилия для того, чтобы ликвидировать террориста другим способом, не опасным для окружающих. Ведь они же его почти целый день вели, это было известно и до расследования «Нью-Йорк таймс».

А теперь посмотрим на ситуацию внутри Америки. Итак, как я уже говорил, одни американские силы, подконтрольные Глобальному Предиктору, не заинтересованы сейчас в том, чтобы в Афганистане произошёл взрыв, который бы вызвал миграционный поток в разные страны и в конечном счёте принёс бы войну в Россию. (Я про Пакистан и Иран не говорю, хотя это тоже интересные аспекты.) А американской страновой «элите» для того, чтобы усидеть и контролировать как бы весь мiр, и быть «главнюками» во всём мiре, во что бы то ни стало нужно смести Россию, чтобы воспользоваться её ресурсами и снова спасти Соединённые Штаты. Они не понимают, что тем самым они, в общем-то, ставят под удар всю глобальную систему, всё мiроустройство, всю цивилизацию. Поэтому глобальщики этот план максимально гасят. Американцы задумали максимальную жестокость талибов, большие толпы беженцев, перенос напряжённости и боевых действий сначала в республики Средней Азии, а потом и в Россию. Глобальщики тут же: «Успокойтесь, берите Кабул, мы с этими договоримся. Ах, в Панджшере проблемы? Решим мы эту проблему». Решили. И начали проводить всю политику умиротворения.

В этом отношении… Вот сделали они это правительство. Что это правительство первым же деломзаявило Соединённым Штатам? «Вы не выполнили договорённость, [достигнутую] в Дохе в феврале прошлого года. То есть вы должны были очистить их процессуально, уже члены правительства не должны являться у вас террористами. А вы объявили о том, что они по-прежнему являются законной целью. Так дела не делаются, договаривайтесь». Но это показатель того, что договаривались с одними, решают другие, и эти вот кланы… кто когда успеет перехватить [управление].

Это я всё к тому, что был нанесён удар по инженеру (инженеру американской благотворительной фирмы и всё прочее). Если мы берём за чистую правду то, что произошло, тогда американцы просто отмороженные, им лишь бы куда-нибудь ракетой запустить, чтобы кого-то убить, а потом чего-то объявить. Но тем не менее даже в этом случае у них должна быть какая-то мотивировка, они же должны как-то объяснить, почему именно эту машину они уничтожили. Да, если… Как я говорил, а есть ли тот, кто разберётся с этим? [Если] бы никто не разобрался, [то] всё бы получилось – «вот террориста убили» и всё прочее. Но здесь кто-то разобрался и предъявил. Но что он предъявил? Он предъявил убийство обычного инженера, работающего на американскую фирму, который вместе со своей семьёй ожидал решения правительства Соединённых Штатов на выезд в Соединённые Штаты. И здесь уже несколько иная ситуация.

Если посмотреть, когда в присутствии американцев в Кабуле чуть ли не ежедневно происходили теракты, кто-то же их устраивал. Ну кто-то же их устраивал. А мы знаем, что одна из американских сторон направлена на дестабилизацию по полной программе, чтобы там не было никакого мира, чтобы оттуда напряжённость выплеснулась за пределы Афганистана. Американцы же тоже знают, кто занимался организацией взрыва. И мы знаем, что во всей разведывательной и диверсионной деятельности для прикрытия каких-то действий всегда существуют какие-то фирмы-вывески. И где гарантия, что взрывы в том же Кабуле не организовывали сами американцы под вывеской этой самой благотворительной фирмы, в который работал этот афганец. Нет такой [гарантии] вообще. У спецслужб, может быть, есть какие-то данные, так это или не так, но у нас такой информации нет. И если одни американцы знают, что эта гуманитарная организация под прикрытием занимается организацией взрывов, то тогда, естественно, крейсирование этого автомобиля [у] другой группы американцев вызывает определённое опасение. И тогда уже обычные канистры с водой могут послужить (определяются же объёмы загружаемого) каким-то обоснованием для нанесения ракетного удара.

Повторю, они не имели права даже в этом случае наносить какой-либо удар. Они должны были это решить другим способом и постараться, естественно, террориста не убить, а взять живьём, чтобы узнать что к чему. А если, тем более, вы ошиблись в выводах, то [необходимо] извиниться перед человеком за доставленные неприятности.

Но! Здесь ключевое другое: даже если он террорист, зачем направлять на него ракету? А вот если мы знаем ([есть] огромное количество фильмов, огромное количество различной специальной литературы по деятельности спецслужб, мемуаров профессиональных), что очень часто американцы, создав какую-либо организацию для решения каких-либо задач (особенно террористического плана), затем, по выполнении этой организацией этих задач, ликвидируют всех сотрудников полностью, то тогда всё встаёт на свои места.

Сотрудник организации, обладая какими-то знаниями, которые позволяли ему претендовать на то, что американцы его вывезут, не волновался, [считая], что не надо ему в аэропорт бежать: «Меня американцы вывезут, потому что у меня есть некое знание, которое американцам будет служить стимулом для того, чтобы они меня с семьёй вывезли. Ведь вывозят же они вертолётами кого-то, и меня вывезут». А нужен ли он американцам там? А зачем он там нужен? А что, он в общих параметрах не рассказывал своим родственникам о том, что он делает, с какой организацией он работает? Нет, он не посвящал их в профессиональной тайны, если даже, например, он организовал какие-то взрывы или какую-то другую деятельность. Но тем не менее общие параметры работы с организацией, которая будет выявлена как организация прикрытия… Ну вспомните скандал«Иран – контрас», когда организовывали различные авиакомпании и всё прочее, как потом лётчики умирали. Семья [ведь] может что-то рассказать кому-то, и какая-то информация может всплыть. И вот тогда встаёт вопрос: «Ну, а зачем? Нам нужно нанести удар, который покажет, что мы с террористами боремся? Нужно. Мы нанесём. А потом [скажем] – извините, ошибочка вышла. А рассказывать [о деятельности организации] уже и некому. И нести обязательства перед кем-то, кого нужно вывозить Соединённые Штаты, тоже не [надо]». Ну бросили же сотрудников, работавших на посольство Соединённых Штатов? Бросили. А уж зачистить носителя каких-то секретов для американцев всегда было святым делом. Вместе с семьёй? Так и вместе с семьёй это сделали.

Это событие показывает, что этого инженера могли уничтожить как две конкурирующие группы (то есть те, которые ошиблись, приняв решение, что это террорист), а могли ликвидировать и те, кто был обязан перед ним его вывезти, потому что он носитель каких-то секретов, и поэтому ликвидировать его нужно было именно тогда, когда он был дома вместе с членами его семьи, что было сделано.

Вот такая ситуация. Здесь далеко не всё так просто. И вообще, всё, что происходит в Афганистане, очень даже непросто. Нет ни одного простого аспекта. Но со всем этим [можно будет] разобраться. Так или иначе информация всё равно придёт, и она, как пазл, соберётся в общую картиночку.

Ведущий: Ещё один вопрос: «Хотелось бы услышать Ваше мнение насчёт передачи функции мiрового жандарма от США к Китаю и ликвидации США с последующим переформатированием. Ведь для осуществления функций мiрового жандарма Китаю потребуются ещё большие ресурсы, чем США, так как его население в разы больше. Уровень потребления в Китае быстро растёт уже сейчас. Не получится ли в результате чудовище, обгладывающее планету ещё быстрее, чем США?»

Пякин Валерий Викторович: Этот вопрос – это просто экстраполяция «Пакс Американа» на новый центр концентрации управления. А ведь на самом-то деле всё происходит совершенно по иному. Обратите внимание как идёт свёртывание потребления в мiре вообще. Куда девался массовый туризм? Ах, коронавирус съел. Куда подевались многие сферы деятельности, отвечающие за зону комфорта? Ах, коронавирус съел. То есть идёт переформатирование вообще всей мiровой экономики, и идёт на предмет понижения потребления – отказ от «Пакс Американа». По таким параметрам, [по которым существует «Пакс Американа»], планета не выдержит. Именно поэтому Соединённые Штаты поставлены на переформатирование, а новые центры концентрации управления построены на культурах, где в принципе есть основа сведения потребления до минимума, – это и Китай, и Иран.

[Говорят]: «Китай такой весь из себя, он всё сожрёт». Если бы Китай действовал именно в этой логике, то сибирских лесов бы уже не осталось. Китай, безусловно, хищнически вывозит с территории России леса (я про другие ресурсы не говорю, но вот в данном случае леса). Но тем не менее определённый заслон этому бизнесу ставят именно в Китае, потому что им пустыня на севере не нужна, потому что ресурсы должны быть сохранены на планете Земля как можно больше. И выстраивание потребительского поведения по принципу «Пакс Американа» в Китае блокируется всеми возможными способами, и коронавирус это опять же показывает, когда всё это сокращается.

Более того, смотрите, какая ситуация. Если по отношению к 300 миллионам населения, которое переформатировано через длительные пути: хунвейбины, культурная революция, политика одного ребёнка, потом присоединение Гонконга, потом отмена политики одного ребёнка… То есть сформировали культурную среду, которая наиболее приближена к западноевропейской. Для них это потребление, [скопированное] с американских норм, которые они пытаются там развить… Тем более, что основа-то у тех же китайцев есть, как показывала практика: они приходили, брали хорошую землю, а в результате оставляли пустыню, проработав два-три года на этой земле у нас в России. Это всё ограничилось со стороны собственно китайского центрального руководства. Полностью это прекратить, безусловно, не могли, но тем не менее это сильно блокировалось, потому что ресурсов на планете Земля немного и если таким способом превратить всё в пустыню, то все мы вымрем. То есть они прекрасно [осведомлены] об определённом менталитете [и] действиях своего населения, и это блокируется всегда, чтобы [такого] не было. И этому населению даётся необходимый минимум потребления, но дальше никак не движется. А у тех 300 миллионов [китайцев] из 1,5 миллиардов, кто захвачен этой европейской культурой, идёт перестраивание формата потребления – перестраивание в сторону понижения потребления. Этот процесс идёт.

И перенос центра концентрации управления в Китай и в Иран, в общем-то, связан с тем, чтобы потребление, расход ресурсов на планете Земля всем населением планеты Земля был снижен до минимума. И поэтому в Китае, например, идёт перестройка энергетики: там идёт отказ от угольных электростанций, переводится на другие виды энергетики, в результате чего улучшается экология.

Так что никто бы не стал заморачиваться с переносом центра концентрации управления в Китай, если бы хотели сохранить именно «Пакс Американа» с его нормами потребления, которые были сделаны идеологически (как вывеска такая) для того, чтобы разрушить Советский Союз. Но 5% населения, потребляющие 50% мiровых энергоресурсов, это одно. А если будет седьмая часть населения планеты потреблять, она что, 50% будет потреблять, если экстраполировать американские [нормы потребления]? Ну, это планеты не останется. Не для этого всё это делалось, а наоборот для того, чтобы ввести нормированное потребление. Китайская культура позволяет выстраивать очень жёсткое и структурированное толпо-«элитарное» общество, где [будет] дозированное потребление на каждом уровне. И в современном китайском обществе, в общем-то, это хорошо и наглядно видно.

Ведущий: Это все вопросы на сегодня.

Пякин Валерий Викторович: Ну, а мне остаётся попрощаться и снова пожелать, чтобы вы не были заложниками чьего-либо аналитического расклада. То есть вы сами должны сделать аналитический вывод из любой ситуации. Но это вы сможете сделать, если вы будете обладать знаниями об управлении сложными социальными суперсистемами. Такие знания даются только в одном источнике – в работах Внутреннего Предиктора СССР, опубликованных до июня 2018 года, и в работах, опубликованных ФКТ после 2018 года, [из] серии «О мiре кривых зеркал». Именно в четырёх томах [серии «О мiре кривых зеркал»] описываются все необходимые моменты для того, чтобы разобраться в этом сильном манёвре по перестройке всего мiра, разобраться, как осуществляютсявойны невоенными способами, как функционирует государство и все ли государства являются государствами, что такое империя и как эти империи функционируют. Эти знания даются там. Осваивайте эти знания, становитесь концептуально властными, на основе полученного знания разбирайтесь в текущей ситуации, защищайте интересы свои и своей семьи.

Будьте счастливы! До следующих встреч! Мирного неба вам над головой! До свидания!

4 комментария

Интервью Протасевича восседающего на «золотом» диване лишний раз характеризует Лукашенко как лицемера.

https://colonelcassad.livejournal.com/6931468.html

Обратите внимание, что Пякин обсуждает только личность Лукашенко, подобно либералу хулящему личность Сталина. Ни разу не провел анализ экономической, социальной политики в РБ. Почему на Смоленщине поля поросли лесом, а как въезжаешь в РБ — красота, всё вспахано, засеяно?

Обратили внимание, что проблема не в том, что говорит Пякин или другая говорящая голова, а в том, что слышат их слушающие.

Пякин даже книжку о государстве написал, в которой Белоруссии посвящена целая глава. Но вот не хотят бараны книжки читать. Так Пякин и вслух тысячу раз говорил, что вся Белоруссия это заповедник. А для того, чтобы что-то было заповедником, надо чтобы вокруг был не заповедник, чтобы у баранов именно такие вопросы и возникали.

УПРАВЛЕНИЕ ЭТО ИСКУССТВЕННЫЙ ОТБОР!

Вот поэтому в управлении выигрывает тот, у кого искусство отбора выше!)))

И правильный вопрос тут в том, а почему бараны до сих пор задают вопросы Пякину и с нетерпением ждут его ответов, чтобы высказать свое фи, вместо того, чтобы самим отвечать на возникающие у них вопросы? А ответ прост — баранам легче и приятнее разбирать Пякина, вместо того, чтобы самим разбираться в управлении!