Егоров В. (2018.10.03) - О российской и зарубежной космонавтике (разведопрос Д. Пучкова)

Политика, СССР, Естественные науки, Видео, Аудио, Личное

Из всего ролика запомнилось:
  • русские космонавты выполняют на МКС роль обслуживающего персонала для проводящих научные эксперименты иностранцев;
  • современное человечество не может придумать что ему делать в космосе;
  • оба товарища на видео не верят что советские и американские руководители могли сговориться для сокрытия лунной аферы.
Ролик снят до аварии «Союза» 11 октября 2018 года.
Д.Ю. Я вас категорически приветствую. Виталий, добрый день. 

Виталий Егоров. Добрый. 

Д.Ю. Представьтесь, пожалуйста. 

Виталий Егоров. Виталий Егоров. Блогер, Зеленый Кот, популяризатор космонавтики. 

Д.Ю. Как там наша космонавтика поживает в ”просверленной” станции? 

Виталий Егоров. Ну, поживает, заклеили. Работает, летает пока. 

Д.Ю. А дырка не фатальная? 

Виталий Егоров. Нет, с этим делом летать можно. Во-первых, она заклеена. Во-вторых, даже если бы она осталась, там есть переборки, которые можно закрыть. В этом корабле можно спокойно лететь домой. Потому, что возвращение происходит не в просверленном отсеке, а в соседнем. Там есть люки, есть скафандры. Так что, в целом, жить можно. 

Д.Ю. А в целом что говорят? Диверсия или дурь какая-то? 

Виталий Егоров. Уже столько всего наслышались. И про коварного американца, который ночью прокрался. И про русского космонавта, который вышел в туалет покурить и вытяжку себе обеспечил. Тут фантазия неуемная. Но я думаю, что заводской... В общем, брак. Кто-то случайно не туда дрелью ”сунул”. Потом заклеили и отправили, а она там расклеилась. По крайней мере, наиболее реальное из того, что было. Скорее всего, просто ошибка. 

Д.Ю. Как говорили в известном фильме: ”Всегда следует помнить о предсказуемости тупизны”. А какие вообще перспективы у нашей программы? Мы только вокруг Земли болтаемся или на Луну пора, на Марс? 

Виталий Егоров. С Марсом сложно. Людей туда не скоро отправят. 

Д.Ю. А как же фильм ”Марсианин”? 

Виталий Егоров. Это фильм. Причем не про настоящее был снят. Если всем собраться, Америке, Китаю, России, Европе, может быть, лет за 10 могли бы организовать. Дело даже не в дороговизне. Реальной мотивации нет. Во-первых, риски. Никто не решается пожертвовать людьми, а там вероятность сбоя высока. И непонятна благородная цель, ради которой все это. Ну, полетели они, поставили флаг, или несколько флагов, сказали пафосные слова, набрали камней. С Луной, в общем-то, точно также. Всем понятно, что она здесь, всем надоело летать вокруг Земли, а достаточной мотивации... Кто-то гелий-3 придумывает. Он там конечно есть, он и на Земле есть. И все остальные лунные ресурсы нужно только если мы живем на Луне. На Землю их таскать нет никакого смысла. А если для науки, их несколько граммов хватает. Если не хватает того, что в 1970-е набрали, можно привезти еще роботизированными станциями. И проблема мотивации, она сложнее даже, чем проблема денег. Здесь проблема не в том, то нет денег, а в том, что всегда есть идеи, куда их потратить интереснее. Для тех, кому дают возможность распоряжаться этими расходами. 

Д.Ю. Немедленно вспоминается известный анекдот. ”Доктор, я буду жить?” - ”А смысл?” 

Виталий Егоров. Примерно также с полетами на Луну. 

Д.Ю. То есть, роботами вполне можно обойтись? 

Виталий Егоров. Для науки. Если нам нужно что-нибудь изучить, заглянуть в пещеру, пробурить скважину, это можно роботами. Люди для этого не нужны. Про Марс раньше говорили: ”Люди могут искать марсианскую жизнь”. Сейчас и роботы неплохо с этим справляются. В 2020 году еще два полетят, может, три. Если Китай соберет свой марсоход. Один специальный ”Экзомарс”, который Россия с Европой вместе делает. У него задача искать жизнь. Двухметровый бур. Если не найдет, тогда и людей незачем посылать. Задача полета человека, хоть в космос, хоть на Луну, хоть на Марс, она должна быть шире научной. Научная работа занимает процентов 30-40 их времени. 

Д.Ю. Остальное - война? 

Виталий Егоров. Остальное – поддержание работоспособности всей этой довольно сложной системы. Все думают, что космонавты, это покорители космоса. В лучшем случае пилоты. По большей части они выполняют задачи сантехника, электрика, сисадмина, лаборанта научного. Когда они более важные задачи выполнили, тогда они могут занять наукой. 

Д.Ю. Однако. Никогда с этой стороны не смотрел. Я тут третьего дня закончил прослушивание любимой книги детства ”Страна багровых туч” братьев Стругацких. В машине слушаю. Там такой яростный штурм Венеры идет. Но они там какие-то радиоактивные элементы... Совершенно понятно, что это что-то такое, чего на Земле нет, и экономически выгодно добыть где-то и привезти. 

Виталий Егоров. С этим Солнечная система нас конечно сильно ”обломала”. Результаты исследования Солнечной системы, все эти зонды на Марс, на Луну, и поняли, что у нас все есть. В Солнечной системе, на каменных планетах, та же Венера, Марс, Луна, мы состоим из одного и того же. Наши планеты формировались из одного протопланетного облака примерно в одном месте в Солнечной системе. И на Земле все есть. На Марс полетим что-то добывать только тогда, когда копать вглубь станет дороже, чем лететь на Марс или на Луну. И пока перспективы использования космических ресурсов, они есть, если мы эти ресурсы используем там же в космосе. Тогда экономический смысл в этом появляется. Таскать их на Землю можно только в качестве сувениров. Но они и сами падают, те же самые метеориты. Даже с Марса к нам прилетает и идет по курсу, примерно, 500 долларов за грамм. То есть, нам даже за камнями на Марс не надо лететь. В Марокко их каждый год находят. Они валяются равномерно по всей поверхности, но в Марокко и природа хорошая, и законодательство позволяет. Местные пастухи давно уже не выращивают верблюдов, а на этих верблюдах ”колесят” по пустыне и собирают камни и продают их иностранцам. 

Д.Ю. Очень мне такое нравится, когда фантастические бредни заменяются суровым прагматизмом и здравым смыслом. 

Виталий Егоров. По поводу ”Багровых туч”. Мне нравится, что они, когда писали, они делали это до реальных результатов с поверхности. Они не знали что там. Они, рисуя суровые условия другой планеты, нарисовали их в десять раз мягче и комфортнее, чем они оказались на самом деле. Это пример того, насколько космос отличается от наших ожиданий. Даже когда они что-то страшное хотели сделать, они все равно сделали не таким страшным, как оно оказалось на самом деле. 

Д.Ю. А что же там на самом деле? 

Виталий Егоров. 500 градусов температура, 95 атмосфер давление, как на глубине 1 километр под водой. 

Д.Ю. Она же меньше нас, Венера. 

Виталий Егоров. Она на чуть-чуть, на 5 процентов. По размеру она почти как Земля. Там очень плотная атмосфера. Из-за нее парниковый эффект, давление, температура. На Меркурии холоднее, чем на Венере, хотя он к Солнцу ближе. И те аппараты, которые туда опускались, хоть они имели вот такую теплозащиту, они работали до двух часов. 

Д.Ю. Пятьсот градусов, это серьезно. 

Виталий Егоров. И сейчас есть проект ”Венера-Д”, долгоживущая. Если на Марсе марсоход может 15 лет проработать, долгоживущая станция на Венере предполагается, что месяц. И даже это на сегодня технически невыполнимо. В проекте есть. Даже русские с американцами пытаются что-то делать, но все понимают, что полетит она лет через 10, когда будет термостойкая электроника, системы теплозащиты. Это реально сложно. Венера совсем всех разочаровала. На Марс еще более-менее. Издалека было видно, что там пустыня. Когда прилетели, было ясно, что оно так и есть. А вот с Венерой совсем расстройство. 

Д.Ю. Как в другом анекдоте. ”Ну, не очень-то и хотелось”. 

Виталий Егоров. Да. 

Д.Ю. А вообще сильно все поменялось, когда зонды начали прилетать? Они действительно научный результат небывалый дают? 

Виталий Егоров. Небывалый вряд ли. Мне кажется, самым значимым, с точки зрения вообще человечества, результат исследования Солнечной системы, что с Земли некуда свалить. Мы бы, может быть, хотели... Как у Брэдбери, на дворе за домом построил ракету и полетел на Марс. Даже если бы это было возможно, там будут условия хуже, чем в Антарктиде. А мы и Антарктиду не торопимся заселять. И все, учимся жить на этой планете. Валить некуда. По крайней мере, в окрестностях нашей звезды некуда. Так что учимся и строим жизнь здесь. При этом возможности летать в космос есть, но мы полетим, когда поймем зачем это. В этом плане у меня есть надежда на туризм. Сейчас авиатуризм... В авиаперелетах туризм составляет серьезную долю. Когда-то эти отдыхающие, накатавшись по Земле, захотят полететь куда-то еще. Тогда, может быть, этот поток сможет добавить денег в космонавтику. Туристы знают, зачем им лететь в ту же самую пустыню. Посмотреть, погулять. Вот пусть с теми же целями летят на Луну. Это, по крайней мере, более понятно, чем попытки выдумать мотивы полета на Луну, которые пытаются придумывать те же самые государственные агентства. 

Д.Ю. Да оно и раньше-то было... Поскольку Советский Союз первым выбрался в космос, американцы вынуждены были как-то престиж отстоять. 

Виталий Егоров. У меня тоже спрашивают: ”Почему сейчас не летают на Луну?” Американцы полетели на Луну благодаря Юрию Гагарину. Они были настолько шокированы победой в космосе русских, что им нужно было придумать что-то на порядок более важное. Они достигли, и с тех пор реального мотива лететь куда-то дальше просто не возникало. Сейчас похожий мотив только у Китая. Они активно развиваются. И в экономике, и в технике, и в космонавтике в том числе. Но они понимают, что развиваются догоняющими. Сейчас, в 2020-е годы, готовятся запустить свой, по сути, ”Мир”. Свою космическую станцию, из нескольких модулей собранную, похожую на советский ”Мир”. Их космонавтика где-то уровня 1980-х. И они хотят показать, что не хуже всех. И здесь у них лунная программа для этой цели отлично служит. Но даже они не ставят четких сроков. Видно, что они постепенно в ту сторону движутся. Но им не меньше 10 лет, а может быть даже больше. И вот у Китая с Индией такая космическая гонка. Индия конечно отстает, и по бюджету, и по возможностям, но все равно они активно движутся. Даже интересно было, когда индийцы закинули к Марсу свой зонд. Он там летает, фотографирует. Для науки немного полезного делает, но фотографии неплохие. И китайцы: ”Мы запускаем марсоход”. Ну, может быть, не в 2020, а в 2022 году запустят. И мериться длиной ракет, с индийцами, и со всеми остальными, это для них важный вопрос. 

Д.Ю. Ну, это на определенной стадии развития. 

Виталий Егоров. Да. Когда они достигнут нужной длины, толщины своих ракет, тогда тоже выйдут на это плато и у них будет вопрос: ”А что дальше?” Развитые космонавтики, Россия, США, они уже попробовали все, до чего смогли дотянуться. Что-то новое очень сложно сделать. Чтобы сделать один маленький шаг вперед, нужны усилия на порядок больше. 

Д.Ю. Это примерно как изучение иностранных языков. Если выучить 10 тысяч слов, то ты будешь понимать, грубо говоря, 90 процентов любого текста. Если выучишь еще 10 тысяч слов, то будешь понимать 93 процента. Не могу не задать вопрос. Вот в детстве, читая фантастику... Вот Луна отражает три, по-моему, процента... 

Виталий Егоров. Шесть. 

Д.Ю. Шесть, надо запомнить, процентов падающего солнечного света, а так ярко светит. А вот есть Воркута, Мурманск, где полярная ночь... 

Виталий Егоров. Кстати, соврал, 12 процентов все-таки отражает. 

Д.Ю. Много. А я думал, что три. 

Виталий Егоров. Она черная, как асфальт, но асфальт тоже неплохо отражает. 

Д.Ю. И города за полярным кругом, а над ними советская власть повесила отражатели. В результате, вот Луна 12 процентов, а если зеркало, то светить будет со страшной силой. И у людей какие-то жизненные циклы сбиваться не будут. Я помню, что на закате советской власти какая-то наша штука пыталась развернуться. 

Виталий Егоров. Да, было такое. 

Д.Ю. И что с ней стало? 

Виталий Егоров. Изначально она появилась, как ответ... Это было в 1980-х еще. Был такой проект международный ”Космическая регата”. Предполагалось, что разные космические агентства сделают свои космические парусники, то есть, отражатели. И можно будет устроить соревнование между ними. 

Д.Ю. Предполагалось, что солнечный свет будет их толкать? 

Виталий Егоров. Да. Потом уже японцы запустили небольшой экспериментальный парусник. Когда к Венере летели несколько лет назад. Но тогда к старту пришла одна советская космонавтика. И уже начинающая российская, это был 1992 или 1993 год. Только они сделали рабочий прототип, запустили его в космос. Они его испытали на космическом корабле грузовом, давление не хватило. Но, говорят, ”зайчик” по Европе пустили нехилый. Развернули отражатель диаметром... Не хочется врать, метров 12-16, такой приличный. С низкой орбиты. Но, к сожалению, в это время в Европе была пасмурная погода и никто его не увидел. Есть даже видео, где летит этот грузовой корабль ”Прогресс” и у него такой развернутый... Там не сплошное полотно, из таких лучей. Проект ”Знамя-2” он назывался, можно найти на youtube записи. То, что было сделано, это, по сути, была работа молодых инженеров на РКК ”Энергия”, которая в Советском Союзе, теперь в России занимается пилотируемой космонавтикой. Они показали хорошую работу, и свои возможности. Но с точки зрения практики освещения... Во-первых, мне встречались комментарии жителей полярных регионов о том, что: ”Мы от солнца устаем еще во время полярного дня. Еще не хватало зимой такое же”. Там технические проблемы есть. Очень сложно удержать стабильно, чтобы светило в одну точку. За счет большой площади сильное давление солнечного света. Если оно будет ниже 800 километров летать над Землей, то скажется тормозящее воздействие атмосферы. Гравитационное воздействие Луны, Солнца. И чтобы оно в определенное место светило, придется потратить много топлива. Короче, такое гигантское зеркало развернуть можно. Сложности в том, чтобы удержать его в нужном положении. Тут столько проблем вылезает, что даже в принципе с солнечными парусами никто ничего подобного не делает. Летали на химии и продолжают летать. 

Д.Ю. Дешевле поставить рядом, наверное, небольшую атомную электростанцию, которая этот город снабжала бы электричеством? 

Виталий Егоров. По сути, да. Практика космонавтики показала, что простейшее решение оказывается экономически эффективным. То же самое идеи с разными способами старта. Воздушный старт, морской старт, на тросе, космический лифт. Все эти дискуссии решились простотой обычно ракеты. Можем сделать ракету меньше, повесить ее на самолет, запускать с аэродрома. Либо просто можем сделать ракету побольше. И она сделает те же самые задачи. И никакой самолет не нужен. И эта простота решения убила всю экзотику. Сейчас проект ”Морской старт” есть, но там экономия не столько в том, что вытащили на экватор, самое эффективное место запуска. Реальная выгода в том, что они очень дешево получили целый космодром. А космодром гораздо дороже, любой пусковой стол гораздо дороже отдельной ракеты. Они его получили процентов за 5 от его реальной стоимости. 

Д.Ю. Про кого речь-то? Не все поймут. Про нас? 

Виталий Егоров. Да. Российская компания “S7”. Все их знают как перевозчиков, зелененькие самолетики. Они решили пойти в космонавтику, купили у Рокосмоса этот “Морской старт”. Ракеты пока нет, зато есть свой космодром. 

Д.Ю. Это они глядя на Илона Маска или нет? 

Виталий Егоров. Наверное. Но пока у них только модная яхта гигантская. 

Д.Ю. А что можно сказать про этого Илона Маска? Это вообще разумное предприятие? Ракету посадить на баржу, второй раз использовать? 

Виталий Егоров. Идея в принципе понятна, на ней можно сэкономить. Но когда смотрят, он это делает, остальные не делают, возникает вопрос: “Нельзя было сделать такого? Он что-то гениальное изобрел?” 

Д.Ю. Дети сразу скажут: “Прорывная технология. Вы, дебилы, не додумались, а он додумался”. 

Виталий Егоров. Все, в Роскосмосе, в Европейском космическом агентстве, конечно, там не дебилы работают. Там работают люди, умеющие считать. Они считают очень хорошо. Например: “Мы запускаем в год 10 ракет. Они изготавливаются, примерно, по штуке в месяц на нашем заводе и запускаются. Если мы сделаем ракету, способную слетать 10 раз, то у нас завод работает месяц, делает эту ракету. Потом мы всех отпускаем на 11 месяцев”. Естественно, никто так делать не будет. Все понимают, что нерентабельное, бессмысленное дело. Маску помогло в этом деле отсутствие опыта в космонавтике. Он пришел: “Давайте сделаем многоразовую ракету. Придумаем потом как мы ее будем запускать не 10 раз в год, а 100 раз в год”. Он думает, что сможет ей дать работу. Придумал гигантскую спутниковую группировку, которая будет космический Wi-Fi раздавать на 15 тысяч спутников. Придумал туристов возить. В чем проблема с ракетами? Можно сделать дешевую ракету. Но спутники все равно останутся дорогие, все равно они будут производиться по 20 штук в год. Идея с туристами хороша тем, что люди дешевле и быстрее производятся. Производство людей в мире налажено лучше, чем производство спутников. Фантастикой будет загрузить работой все эти многоразовые ракеты. В этом плане он пока движется. Ему американское правительство активно помогает. Заказы подкидывает. 

Но все равно, он действует как слон в посудной лавке. Он весь рынок переворачивает. Все вот так работали, 10 ракет в год, а он: “Я смогу 100 ракет в год запускать”. - “Где ты их возьмешь?” - “У вас отниму заказы”. С коммерческой точки зрения он Роскосмос серьезно просадил. Практически отжал весь рынок. Спутники, которые раньше летали на “Протонах”, теперь летают на “Falcon”. Когда говорят о его успехе коммерческом, что все заказчики к нему пришли, многим кажется, что сейчас это связано с многоразовыми ракетами. Что многоразовые ракеты, сделали ракеты дешевле, все пошли к нему. Нет, заслуга Маска в том, что он сделал одноразовые ракеты дешевле, чем русские одноразовые ракеты. И это была его главная победа. Его одноразовые ракеты были дешевле российских одноразовых ракет. И вот тут уже народ к нему и пошел. И только потом он стал “играть“ с многоразовыми. 

Д.Ю. А наши чего смотрят? 

Виталий Егоров. Такое чувство, что они бросили попытки конкурировать. Придумали, как сэкономить еще. Они просто убрали одну ступень из “Протона”, там нагрузка уменьшилась. В целом, и цена уменьшилась. А спутники сейчас все равно становятся легче потому, что электроника улучшается. Вроде бы все. Бери и запускай эти облегченные “Протоны”, конкурируй с Маском. Потом оказалось, что нужно стартовый стол на Байконуре модернизировать потому, что он под длинный “Протон”, а под короткий уже нужно переделывать, а на это денег нет. 

Д.Ю. Толково. А деньги пусть достанутся Маску. 

Виталий Егоров. Да. По сути отдал Маску весь рынок. Я сам не понимаю. Видимо, по-прежнему, и для советской космонавтики, и для российской главным источником дохода был госзаказ. Минобороны, пилотируемая программа, гражданские спутники. И сейчас Роскосмос настолько внимательно следит за госзаказом, что: “Всякие коммерсанты, отвалите. Мы будем сами по себе“. У них тоже есть и санкционная война, и политические риски, и давление есть из-за рубежа, со стороны США прежде всего. Но государство американское не предпринимало никаких реальных попыток обрубить бизнес России на запусках. Например, Китай четко под санкциями. Американские спутники на китайских ракетах возить нельзя, это запрет Госдепа. На Россию подобное не распространяется. То есть, спокойно можно брать американский спутник, везти на Байконур и запускать. Но коммерсанты, которые спутники создают, они напрягаются, а вдруг такой запрет возникнет. И это мешает бизнесу. Внешние причины тоже есть. И это внутреннее решение уйти с международной конкуренции, на мой взгляд, оно странно смотрится. 

Д.Ю. А зачем мы космодром построили на Дальнем Востоке? Чтобы китайские спутники сподручнее было подвозить? 

Виталий Егоров. Была такая идея, что Китай рядом, будем и их спутники запускать. Китаю это не очень интересно, у него своих 3-4 космодрома, навалом ракет. Им российские ракеты не очень нужны. Главная задача “Восточного” показать Казахстану, что давить на “Байконур” нам не больно. Потому, что в Казахстане были попытки... Их не устраивает, что, не смотря на количество запущенных ракет, Россия каждый год платит фиксированную сумму. И то, что российские ракеты “Протон” летают с ядовитым топливом. 

Д.Ю. А есть неядовитое? 

Виталий Егоров. Есть керосин. Это считается экологически чистое топливо. И под “Восточный” сделали “Ангару”. Они параллельно развивались, “Ангара” на керосине, ее как раз готовят с “Восточного” запускать. Пока есть “Байконур”, “Восточный” не нужен. “Восточный” нужен, чтобы нас не выдавливали с “Байконура”. Хотя сейчас так я смотрю, Роскосмос убедился, что “Восточный” у него есть и, в общем-то, “Байконур” и не нужен. Сейчас собираются Гагаринский старт, главную пусковую площадку, с которой еще Гагарин полетел, спутник полетел... Практически все пилотируемые пуски до сегодняшнего дня совершались с Гагаринского старта. Там есть вторая похожая пусковая площадка на “Байконуре”, ее сейчас собираются использовать, а Гагаринскую собираются закрывать. Пусковую площадку “Зенитов” отдают казахам. “Протоны” тоже последние годы летают потому, что у нас же “Ангара”. То есть, у нас на Байконуре остается одна рабочая площадка под “Союз”, тридцать первая площадка. А пусковая площадка для “Союза” есть и на “Восточном”. Получается, что Байконур становится не нужен. И когда на “Восточном” построят пусковую площадку под “Ангару”, тогда Роскосмос сможет со спокойной душой от него избавиться и сказать: “Казахи, забирайте, делайте с ним что хотите”. 

Д.Ю. Запускайте свои ракеты. И за каждый запуск сами себе платите. А это же получается, что, по всей видимости, львиную часть ракетостроительной промышленности надо перенести на Дальний Восток? Или по Байкало-Амурской магистрали ракеты таскать из Москвы? 

Виталий Егоров. Придется. Сейчас часть того же самого “Хруничева“ перевозят в Омск. Собираются “Ангару” там собирать. С логистикой как-то странно. Вплоть до того, что: “Мы сделаем компоненты “Ангары” в Омске. Отвезем в Москву, соберем. Потом отвезем на “Восточный” и оттуда запустим”. Сейчас пусковая площадка “Ангары” только на Плесецке. Но реально с этим делом сложно. “Байконур” выгоднее. С него проще, все наработано. Но эта уязвимость, что он не наш. Непонятно, что в будущем в Казахстане будет по отношению взаимоотношений с Россией. 

Д.Ю. Уже понятно, что ничего хорошего. 

Виталий Егоров. С этими соображениями все постепенно на “Восточный” и переводится. 

Д.Ю. Выглядит предельно идиотично: “Сейчас мы встроимся в мировой рынок. Потому, что глупый Советский Союз от всего огораживался, и у него все было свое”. А оказывается, он был не глупый. Оказывается надо иметь все свое. 

Виталий Егоров. Встраивалась, кстати, космонавтика наша неплохо в 1990-е, в 2000-е. Реально на 2010 год 60 процентов коммерческих спутников запускались нашими ракетами. Как раз российские ракеты хорошо встроились в международный рынок потому, что они были дешевые. Они реально пользовались спросом. У меня такое ощущение, что во многом благодаря нашим дешевым ракетам рынок космический в принципе развился. Рынок стал, условно, прибыльным. То есть, доходы от услуг, предоставляемых при помощи космоса... Телевещание, спутниковый интернет. Он превысил государственные расходы на космос. Доходы космоса превысили затраты на космос где-то в середине 2000-х. Сейчас там постепенно растущие... Уже рост такой, что коммерческая космонавтика окупила всю гражданскую космонавтику. Преодоление этого психологического рубежа, превышение дохода над расходом, он произошел, когда вышли на рынок российские ракеты. И спутники стало дешевле запускать, соответственно, доходность их выросла. Не видел нормального анализа, но все выглядит так, что действительно наши ракеты помогли мировому космическому рынку добиться успеха, выйти в прибыль. И потом на хорошо подготовленную почву пришел Маск. 

Д.Ю. То есть, если бы ракеты были дорогие, вывод спутников был бы дорогой, спутников было бы гораздо меньше. Стоили бы они гораздо больше. А через это интернет, телефония и прочее так быстро не развивалось бы. 

Виталий Егоров. Как в фильме “Гравитация” показали спутники попадали, связь на Земле прекратилась. Нет, все не так. Через космос идет примерно 10 процентов всей связи мировой. Все остальное по кабелю. Тем более оптоволокно сейчас. Я три года назад был в Норильске, реально они ото всего отрезаны, снабжение только авиацией и морем. И связь через космос. Недавно им все-таки дотянули по дну Енисея оптоволокно, они все-таки подключились к мировой сети. Любой, кто ехал на большую землю брал жесткие диски, загружал кучу всего, вез домой. Сейчас цивилизация и до них добралась. Человечество без космоса, популяризатор космонавтики не должен этого говорить, спокойно проживет. Он не необходим нам, просто с ним немного лучше. Для экономики больше пользы навигация делает. Все пользуются такси через приложения. Это действительно гигантский вклад космонавтики в мировую экономику. Связь можно заменить земными средствами. А что-то дальше... Геостационарные спутники, которые телевидение раздают, это орбита высотой 36 тысяч километров над Землей, в плоскости экватора. Дальше этой орбиты нам ничего не нужно. По крайней мере, не придумали ничего экономически выгодного, кроме туризма и рекламы. Недавно один частный японский startup набрал 90 миллионов инвестиций для организации рекламных кампаний на Луне. В принципе у меня были идеи, я предложил собрать маленький спутник с большой камерой, чтобы он следы американцев сфотографировал. Не было понимания, как деньги на него собрать. Была идея обклеить его баннерами, как гоночные машины. Но я так понимаю, что на рекламе он бы все равно не улетел и нужно что-то еще. Как бизнес такой пока не получается. 

Д.Ю. Про следы американцев. Есть недоверие к тому, что они были на Луне? Я был на предпоследнем “Ученые против мифов”, где рассказывали про высадку на Луну. Есть подозрение, что не были? 

Виталий Егоров. Подозрений много. По последним данным Росстата 53 процента россиян подозревают, были они или не были. Если мы предполагаем, что они летали, то следы там есть. И они там еще пробудут, как минимум, 80 тысяч лет. Потом там микрометеориты сотрут. Время полететь и проверить у нас есть. Здесь можно прочитать миллион аргументов, миллион книг, разоблачающих фильмов и все остальное. Все, что нужно сделать, чтобы разоблачить или подтвердить, просто слетать и посмотреть на эти следы. В принципе это можно и со спутника сделать. 

Д.Ю. Телескоп “Хаббл“? 

Виталий Егоров. Нет, не возьмет. У него детализация на Луне где-то 100 метров. А там нужна хотя бы в 100 раз лучше, чтобы увидеть сам модуль. Европейцы строят в Чили гигантский телескоп, зеркало 40-метровое. Технически в виде точки или четырех пикселей он этот лунный модуль сможет увидеть. 

Д.Ю. Лунный модуль это что такое? 

Виталий Егоров. Ступень нижняя, на которой они садились. Следы он увидеть не сможет. Сейчас у Роскосмоса в планах есть спутник, который будет снимать. Но они не говорят какая у него оптика будет. Но по слухам сам модуль увидеть он должен. А вот следы рассмотреть не сможет. У индийцев “Чандраян-2” в следующем году должен полететь. У него камера неплохая. Сейчас лучшая съемка следов американцев на Луне выполнена американским спутником. Понятно, все не особо этому доверяют. Я ради интереса брал эти снимки, брал то, что они там наснимали, одно с другим сравнивал. В целом сходится. Если они делали студию, то она была очень приближена к тому, что есть на самом деле в том месте, где их следы наблюдаются. Есть даже немецкая команда, которая собирается сделать маленький луноходик. Я встречался с их основателем, они неплохо движутся, уже 9 лет их команда существует. Неплохие у них луноходики, посадочную ступень они тоже делают, с Европейским космическим агентством сотрудничают. У них задача полететь и посмотреть на “Аполлон-17”. Где-то в 2007 году появился конкурс о том, что Google даст 25 миллионов той частной компании, которая сможет запустить на Луну луноходик. Куча команд сначала вызвалась в этом поучаствовать. NASA испугалась, что толпы маленьких роботов ринутся на места посадок и затопчут исторические следы. 

Д.Ю. Потом будут говорить, что ничего не было. 

Виталий Егоров. И NASA выпустила рекомендации с просьбой слишком низко не пролетать, слишком близко не садиться, слишком близко не подходить. Но там внимание к деталям. О чем я на форуме говорил. Они попросили к “Аполлону-11” не подходить ближе, чем на 70 метров. В том радиусе, где больше всего следов. И к “Аполлону-17” не приближаться ближе, чем на 200 метров. При этом, если посмотреть “Аполлон-12”, “Аполлон-14”, “Аполлон-15”, “Аполлон-16”, там можно спокойно до метра. Только детали скручивать нельзя. По сути, запретить-то они все равно не смогут. Даже здесь не скажешь, что они скрывают. 

Д.Ю. Почему такая избирательность? 

Виталий Егоров. Первый и последний сохранить для истории, а остальные как туристические объекты. Так что можно спокойно лететь и смотреть. 

Д.Ю. Вообще конечно потрясающе. Я когда такое слушаю, я даже не знаю, что сказать. Две конкурирующие сверхдержавы, США и Советский Союз, которые друг за другом смотрят, как только могут. Это же военные приборы. Кого вы там как обогнали, кого вы куда послали. Что вы завтра нам пришлете. Все прослушивают, смотрят, сигналы ловят. Станции наземного слежения. И вдруг оказывается, что никто никуда не летал. Это большевики недоглядели? 

Виталий Егоров. Есть гипотеза, что договорились. В это время пошла политика разрядки, когда Хрущев к ним летал, Никсон, по-моему, к нам приезжал. 

Д.Ю. А в чем смысл договоренности? Я понять не могу. 

Виталий Егоров. Я думаю, что если бы такие договоренности были, они бы давно уже вскрылись. Там много всех этих обстоятельств. Если подумать как это было организовано тогда... По сути, даже подделать нельзя было. Потому, что тупо не было бобин с пленкой такого размера, чтобы четыре часа в прямом эфире гнать без единой склейки запись. Реально было проще слетать. 

Д.Ю. Бобины можно построить. Смотря на какой скорости воспроизведение и прочее. 

Виталий Егоров. Там говорят, что несколько десятков километров эта пленка должна была быть. И действительно, проще слетать. Нам сегодня трудно в это проверить потому, что мы не видим такого движения. На тот момент, что в Советском Союзе, что там, люди были, с одной стороны, окрылены возможностью выбираться в космос. С другой стороны только что прошла война и, в принципе, ценность человеческой жизни была не столь высока как сейчас. По крайней мере отношение к этому. Люди понимали, что такое героизм, самопожертвование. И Гагарин знал, что есть немалая вероятность того, что он не вернется. И Леонов знал, когда выходил. И они, когда летали на Луну, точно так же понимали, что могут остаться там. Они осознанно шли на этот шаг. По-разному можно на это смотреть, у каждого свои мотивы были. Но они понимали, что есть высокий риск. Те же самые люди, которые их запускали, они тоже это понимали. Сейчас все настолько требует высочайшей надежности, что с 99 процентов повысить надежность до 99,1 нужно потратить в 10 раз больше усилий. И все сейчас в это упираются. Мотивов для этого героизма просто нет. 

Д.Ю. Вот книжка “Страна багровых туч”, она как раз такая. Там такие все герои. Бросаются в бездны венерианские, волосы выпадают, зубы выпадают, все еле живые, но задача выполнена. Мне видно сейчас, что это военные люди все. Беспрекословное выполнение приказов. “Сейчас мы тебя арестуем”. - “Арестуйте, но дайте я на ракете взлечу, лучше меня никто не умеет”. 

Виталий Егоров. Для них, для героев Стругацких нет вопроса “зачем?”. Они абсолютно уверены, что лететь надо. Хотим лететь и летим. 

Д.Ю. Но заканчивается книга очень странно, эпилог там непонятный. Что когда село пять звездолетов, а из них посыпались роботы, которые будут сверлить, копать, еще чего-то. А до этого их нельзя было? Задача была прилететь, поставить маяки и улететь. 

Виталий Егоров. Так в результате и получилось. Та самая лунная программа, высадка на Луне людей, показала, что люди не особо нужны. Если сравнивать научные эксперименты, которые были проведены там... Изучение солнечного ветра, биологические эксперименты, бурение на два метра, набор грунта, все эти эксперименты были Советским Союзом практически проведены роботизированными средствами. Роботами 1970-х годов. Тогда стало ясно, что Луна особо не нужна военным. Потому, что ракета летит три дня. И ученым особо люди не нужны. Им нужно спать, им нужно дышать... И риски опять же. Оказалось реально проще решать вопросы роботами. Эти результаты и показали, что человек в космосе особо не нужен. Это серьезный фактор, который остановил нас на низкой околоземной орбите. Здесь им находят чем заняться, эксперименты, все остальное. Но все равно, то, что держит людей в космосе, особенно это касается российских космонавтов, я считаю, что наши космонавты летают на всенародной любви. То есть, там нет никакой экономической необходимости. Нет необходимости у российского народного хозяйства держать россиян в космосе. Но если их убрать оттуда, народ спросит: “Вы чего? Мы жили, мы выросли в той стране, где ребята летали в космос”. 

Д.Ю. Уйти из авиации? Ни за что. 

Виталий Егоров. Именно на этом наши космонавты сейчас и летают. Можно понадеяться, что им добавится задач в будущем. У нас научный модуль на Земле лежит. Уже даже наука не может серьезно загрузить работой потому, что им негде проводить эксперименты. У них там модуль один служебный, там куча технических средств, второй, по сути, почти кладовка. Много там экспериментов, в российской части, не развернешь. А у американцев все их модули, это лабораторные модули. Если посмотреть количество времени, проведенного суммарно россиянами на МКС, то они больше всех летают. А если посмотреть количество научных экспериментов, то оказывается, что Япония делает больше научных экспериментов в космосе, чем Россия. Хотя японец раз в два года, может быть, летает. А наши постоянно двое-трое находятся. Как так? Есть обычный космический аппарат, он из нескольких частей состоит. Бытовой отсек, спускаемый отсек, служебный отсек. Бытовой отсек можно считать для станции, это лаборатории, а вот служебная часть, она российская. А у американцев лаборатории. Россияне занимаются тем, что поддерживают полет станции. А американцы в это время заняты тем, что делают эксперименты. Такая у меня сложилась метафора. Большой барский дом, где балы проводят, свет горит. А рядом котельная, где ребята кидают уголь и обеспечивают свет и тепло. С этой точки зрения, когда говорят, что мы отделимся и у нас будет своя станция, я думаю: “Что вы на этой котельной сделаете? Балы на ней не проведешь”. Если уж строить станцию, нужно много чего добавлять, чтобы обеспечить работоспособность ее как научной лаборатории. 

Д.Ю. А наука такого типа что дает? Допустим, какие-то эксперименты в невесомости. Как себя чувствует кузнечик, как прорастают растения. Это все конечно прекрасно... 

Виталий Егоров. Реально для народного хозяйства серьезной отдачи, даже, по-моему, в Америке, нет. Когда изобретают что-нибудь, что применимо в космосе, а потом оказывается, что оно на Земле работает неплохо, таких примеров можно много набрать. Обычно говорят: “Памперсы, тефлоновые сковородки”. 

Д.Ю. А причем здесь космос, что они там жарят на тефлоновых сковородках? 

Виталий Егоров. Тефлон использовали в скафандрах и все остальное. Но это не очень верный пример. Любой автомобилист или инженер знает WD-40. Изначально ее разработали для ракет. Например, технологии, которые в камерах наших смартфонов используются, изначально разработали для исследовательских спутников. Но никто же не вспоминает, что это сделано благодаря космосу. Собственно в космосе, да, экспериментов много делают. Да, научились находиться в космосе долго. Полгода, год. Это действительно достижение медицины. Все равно это получается, что люди в космосе изучали людей в космосе. Получили какой-то результат, который, в общем-то, слабо применим на Земле. Иногда говорят... Недавно выпустили такой фильм короткометражный про то, что космонавт летит в космос, чтобы открыть лекарство для больной жены. Там трагедия, он не успевает это сделать, он открыл лекарство, но не успел вернуться. Не открыли в космосе никакого лекарства, способного вылечить что-нибудь на Земле. 

Д.Ю. А может там какие-нибудь сверхчистые вещества получать можно. 

Виталий Егоров. Там про кристаллы говорили. Про кристаллы кремния, сверхчистые, применимые в электронике. Но получилось так, что пока ты в космосе разработаешь кристалл, довезешь его до Земли, прогресс уже так далеко уйдет, что на Земле разработают 10 технологий, способных заменить или сделать эффективней тот кристалл, который изначально требовался. Причем сверхчистые кристаллы получать не удавалось. Потому, что на станции нет нормальной невесомости. Ее постоянно то двигатели ускоряют, то на беговой дорожке кто-то побежал. Все это не способствует достижению той самой невесомости, в которой можно было бы выращивать сверхчистые кристаллы. Опять-таки, для выращивания кристаллов, если они понадобятся, будет проще запустить спутник, чтобы он без людей летал и там они сами растились. Станция даже для этого не применима. Там фундаментальные исследования ведутся, но какого-то открытия... Даже сказать не о чем. Материалы изучают, но это больше изучение для космоса. Запустить материал, вытащить его “на улицу”, посмотреть, что с ним будет за год. Если все нормально, из этого потом спутники начать делать. Или вытащить камеру “на улицу”, протестировать как она снимает. Такие эксперименты делаются. Это больше технические эксперименты. И еще образовательные. Сейчас кучу образовательных спутников запускают. Пару месяцев назад российские запустили. Придумывают чем заняться, но каких-то открытий не получается. 

Д.Ю. Как известно: “Война – отец всего”. Рональд Рейган орал, что у него “звездные войны”. Они повесят мегалазер с ядерной накачкой, который сожжет половину Советского Союза. И уж точно все баллистические ракеты собьет на взлете. А с этим делом как? Что военные там делают? Бомбы развешивают или ведра с гайками? 

Виталий Егоров. Бомбы и гайки, в общем-то... Миф этот про гайки довольно живучий. Не сработает. Орбиты разные, высоты разные. Китай там свое ведро с гайками взорвал. Они показали всему миру, что у них есть противоспутниковое оружие. Свой спутник на высоте 800 километров сбили ракетой. Получилось облако в 3 тысячи обломков. 

Д.Ю. Разве так можно? 

Виталий Егоров. Как оказалось, можно. 

Д.Ю. Какие-то международные договоренности не загаживать. 

Виталий Егоров. Есть принципы ООН. Общий смысл: “Давайте постараемся сделать такие спутники, которые много мусора не порождают. Если мы запускаем спутник на низкую орбиту, давайте постараемся, чтобы он дольше 25 лет не летал”. Там торможение атмосферой есть, они постепенно падают. Та же станция, она постепенно падает. Ее периодически подгонять приходится, она вообще на высоте 400 километров летает. И площадь у нее большая. А все мелкое постепенно спускается. Было даже столкновение. Американский частный спутник с российским военным столкнулся, уже старым, нерабочим. И то же самое, породили облако в 2 тысячи обломков. Космос большой, спутники маленькие и пока проносит. Хотя примеры столкновений уже часто появляются. Где-то полгода назад европейцы показали фото. У них на спутнике была маленькая камера, которая должна была следить за раскрытием солнечной батареи. Спутник летает, батарея раскрылась нормально, про нее забыли. А потом смотрят, во-первых, у спутника ориентация сменилась. И выдача энергии с этой солнечной батареи снизилась. Снова включили камеру, смотрят – вмятина. В нее что-то врезалось и оставило вмятину. Столкновения бывают с мусором. На сегодня насчитывается где-то 20 тысяч обломков больше 10 сантиметров. Я предлагаю представить, что такое 20 тысяч фрагментов размером 10 сантиметров. Это грузовичок “Газель” с банками “Coca-Cola”. Если его содержимое распространить на площадь Земли, никогда ни одну из этих банок не найдешь. А там же еще высоты разные. Его много, но вероятность столкновения очень низкая. Ну, и оно периодически все сгорает. 

Д.Ю. А большие планеты? Не могу не задать вопрос. Я подписан в instagram на NASA. Там время от времени фотографию какую-нибудь как разместят. 

Виталий Егоров. Там аппараты летают беспилотные. Если говорить про технические возможности наших полетов, тут предел пока еще недостижимый. Но хотя бы технически достижимый, это Марс. Дальше все сложнее. Много говорят про космическую радиацию. До Марса радиация не мешает летать в кораблях современного типа, безо всяких магнитных полей. Просто собрали как умеем и запустили. Летать можно, правда, один раз. Слетав туда и обратно, ты наберешь то, что медики разрешают. 

Д.Ю. Это для человека? 

Виталий Егоров. Да. У каждого космонавта околоземного есть предел, который он может набрать за всю свою карьеру. Слетать на Марс и обратно... Недавно был пресс-релиз европейско-российский. Слетав до Марса и обратно, наберешь 60 процентов от того, что допускается набрать космонавтам за всю свою карьеру. Но если мы летим куда-то дальше... До Юпитера в три раза дальше, чем до Марса. И, слетав туда и обратно, уже наберешь такого, что лучше бы не набирать. И проблема в том, что туда некуда летать. Марс хоть как-то похож на Землю. На Юпитере только спутники. Если очень хочется изучить, запускай зонды. Людей только в туристических интересах. Пока туристическая индустрия не способна это обеспечить. Для людей потенциально достижим Марс. Ну, Венера, конечно. По крайней мере околовенерианская орбита, на поверхности недолго протянешь. И все. Марс и Луна. Все, что можно придумать. Пока дальше некуда. Потом к звездам, но это совсем далеко. 

Д.Ю. Непонятно зачем. 

Виталий Егоров. Из любопытства, наверное. Я почему надеюсь на сумасшедших миллиардеров? У них проблемы с “зачем” тоже может не возникать. Ну, хотят многие, а заплатить за это могут немногие. Но технологии развиваются. Когда-то возможности технологий и возможности денег в мире, они все-таки сойдутся. И дальше полетят не те, кто нашел ответ “зачем”, а те, у кого вообще такой вопрос не возникает. Хотят и летят. Вряд ли мы доживем до этого. Но я надеюсь покорителей Марса отправить, платочком помахать. 

Д.Ю. Нельзя не задать вопрос. В последнее время вышел ряд фильмов. Часть абсолютно идиотских. Вспомненная “Гравитация”, я пока смотрел, чуть башку об стол не разбил. 

Виталий Егоров. Говорят, космонавты ее смотрят как комедию. 

Д.Ю. Я не сомневаюсь. Потом какое-то “Живое”, где монстр по станции бегал. Это даже не комедия. А тут наши, “Салют-7”. Как смотрите на такие произведения? 

Виталий Егоров. В принципе не плохая вещь. Чем больше об этом говорят, показывают, тем больше в обществе интерес. Мне “Интерстеллар” понравился, хотя многие говорят, что там розовые сопли. 

Д.Ю. Граждане не могут абстрагироваться от того, что это все-таки художественное кино. 

Виталий Егоров. У меня такая же проблема с “Салютом” была. Многим он понравился, в прокате был успешнее, чем “Время первых”. Мне “Время первых” больше понравилось. Действительно, они в этот фильм собрали все байки, которые можно собрать об отечественной космонавтике. И бухло спрятали, и покурили, и таракан у них прилетел, и подрались. Все, что можно услышать за рюмкой чая с космонавтом, они все туда собрали. И в конце этот молоток конечно. И космонавты, сами, кто в этом участвовали, Джанибеков, Савиных... Ну, Савиных еще держался. Однажды мне довелось побывать на просмотре, где они присутствовали. Савиных еще более спокойно к этому отнесся. А Джанибеков сказал приветственное слово, встал и ушел перед началом фильма. После речи Джанибекова, пиарщик этого фильма в зале плакала. Потому, что поняла, что она другого, наверное, ожидала от этой работы. Но людям понравилось. И с точки зрения графики, там неплохо показано. У меня есть претензии к постоянно транслируемым во всех фильмах звездам, видимым при дневном свете, при солнечном свете. А потом люди начинают смотреть лунные фотографии: “Звезд нет. Это вранье. Мы в “Звездных войнах” видели как выглядит звездное небо”. Здесь ладно, художественный фильм, не будем уж. Единственно, что можно сказать, был фильм “Интерстеллар”, а был еще “Прибытие”, про осьминогов. Многим понравилось. Но мне на понравилась идея, что такие умные сейчас к нам прилетят, нам нужно быть добрыми к ним, не подбрасывать гранаты, и они нам все дадут, всему научат. И мы бодро вместе с ними полетим осваивать космос. Что-то у индейцев в Мексике не прокатила такая вещь. Они тоже были достаточно добры к испанцам, некоторые племена. 

Д.Ю. Я больше скажу. Если им раздать железные топоры взамен кремниевых, я твердо знаю, что размах резни увеличится на порядок. Если ты такой замечательный, у вас такое общественное устройство, то любые попавшие в руки технологии будут использованы в военных целях. А зачем война? Для того, чтобы мы жили лучше. У вас отнимем, у нас богато будет. Подозреваю больше. Что прилетевшие инопланетяне, глядя на этот бардак, если у них общественное устройство другое, то вам вообще ничего давать нельзя. Даже показываться не следует. 

Виталий Егоров. Это в лучшем случае. А в худшем они прилетят и сделают то, что с их точки зрения правильно и хорошо. Я к тому, что не стоит надеяться на халяву. Что кто-то прилетит, научит. Нет, ребята. Если мы хотим летать в космос, мы будем и должны делать это сами. Никто нам ничего не даст, не научит, не покажет. Нигде мы не найдем разбившиеся летающие тарелки, заброшенные инопланетные базы. Халявы не будет. Либо мы сами будем летать, сами всему научимся, либо не будем. И когда к нам прилетят какие-нибудь конкистадоры, мы получим все, что они решат нам дать. Я иногда с лекциями выступаю. Мне задали вопрос: “Вы тут нам рассказываете про спутники, а ведь они там за нами смотрят, посылают нам в головы психические лучи, управляют нашими действиями. Что с этим делать?” Я говорю: “Нужно развивать свою космонавтику, чтобы летать на их планеты, посылать им в головы психические лучи”. 

Д.Ю. Начать с изготовления качественной фольги, чтобы шапочки были промышленного производства. 

Виталий Егоров. Фольга очень востребована в космонавтике, она хороший теплоизолятор. Практически все спутники обернуты фольгой, космической фольгой. 

Д.Ю. А вот была когда-то такая замечательная игра DOOM. За ней еще более замечательная игра QUAKE. Я страшный любитель был. Программный базис для них осуществлял Джон Кармак. Внезапно узнал, что в свободную минуту Джон Кармак запускает ракеты. 

Виталий Егоров. Сейчас он бросил это дело. Была у него частная компания, в пустыне они запускали. У них ракеты вертикально взлетали, вертикально садились, за несколько лет до Маска. Они, правда, поменьше были. И он бросил тогда, когда Маск начал экспериментировать с этой работой. 

Д.Ю. У Кармака деньги свои, а у Маска государственные. 

Виталий Егоров. К сожалению, проект Кармака... Они слишком увлеклись маленькими ракетами. На маленькие ракеты спроса тогда не было. Сейчас он только появляется. Только одна частная компания с маленькими ракетами более-менее дошла до того, что смогла эту ракету до космоса “дострелить”. “Rocket Lab“, это новозеландская компания. Потом в них американские инвесторы денег вложили. Она стала американо-новозеландская. У них ракеты и маленький космодромчик в Новой Зеландии. Новая Зеландия – это космическая держава. У них есть свой космодром. У них есть забавное видео, как они на грузовике везли космодром, стартовый стол. На прицепе привезли. Оборудовали, заправка, все остальное. Первая ракета у них неудачно полетела. До космоса “дострелили“, но на орбиту не вышла. Вторая нормально запустилась, вывела несколько маленьких спутников. У нее там предел нагрузки где-то 200 килограммов. Она, условно, маленькая. Метр в диаметре, высотой метров 10. Есть масса проектов похожих с маленькими ракетами. Пара российских даже есть. Но они очень сильно отстают от этих новозеландских ребят. Датчане интересные есть. Они надеются в маленькой ракете, чуть ли не стоя, человека запускать. Они сначала рисовали ракеты, где человек стоять будет. Наши в Центре подготовки космонавтов, люди, которые с центрифугами работают, знают, как воздействует гравитация и ускорение на человеческий позвоночник, они хихикали в кулак. Но эти ребята, видимо, что-то посчитали, несколько запусков сделали, перерисовали. И у них уже человек сидит. Похоже на то, как сидит в “Союзе”. Но у нас спиной вниз, а у них, чтобы в ракете поместился, ближе к вертикальному. Они не позиционируют себя как частное... Это просто группа инженеров, которая паяет свои ракеты. Недавно они километров на 15 запустили. Такая уже ракета, приличная. 

Д.Ю. Какой в этом смысл? Хобби? 

Виталий Егоров. Это хобби, действительно. Но многие есть, они рисуют графики о том, что вот сейчас спутников полетит навалом. Это как карикатура такая, что вчера у тебя мужа не было, завтра будет один муж, а через год будет 365. Поэтому оптом покупай свадебные торты. Примерно с такой же логикой они ходят и рассказывают, что сейчас море спутников полетит в космос, дайте нам денег, чтобы мы сделали ракету, чтобы эти спутники запускать. 

Д.Ю. Вот интересно. У нас есть, в первой проблеске, некая частная авиация. Самолетики, вертолетики. Насколько я знаю, все правила полетов, они советские еще. Во-вторых, у нас все вокруг военное и летать нигде нельзя. Это не Америка, где в пятницу 30 тысяч самолетов на Багамские острова. Ну, и в воскресенье обратно. А как с ракетами? Военные разрешают их пускать? 

Виталий Егоров. Пока никто не дошел до реальной возможности что-то запустить. Реально договориться с Роскосмосом и запускать с его космодрома. Можно конечно договориться с военными и запускать с их полигонов. Но это какие-то связи нужны. До запуска всех проектов российских еще очень далеко. В лучшем случае сделали какой-нибудь прототип двигателя, “прожгли” его. 

Д.Ю. А про двигатели, кстати. Вот американцы покупают у нас какие-то ракетные двигатели. Естественно, бытует мнение, что они полные дебилы, они неспособны построить нормальный двигатель. Поэтому вынуждены покупать их у России. Что там такое на самом деле? 

Виталий Егоров. Скажем, отчасти тот класс двигателей, которые они покупают у нас, они пока сами не научились делать. Это кислородно-керосиновый, замкнутого цикла. Но это вовсе не значит, что они жизненно необходимы им. У Маска двигатель проще. У него тяга пониже. Но задачу выведения спутника они решают. У них есть другие двигатели. Есть кислородно-водородные двигатели. В России такие не делают потому, что они очень дорогие. У них сейчас есть ракета, “Delta”, до “Falcon Heavy” она была самая мощная по выводимой нагрузке. Около 30 тонн она могла вывести. 

Д.Ю. А наша “Энергия”? 

Виталий Егоров. А ее нет. Я имею в виду на сегодняшний день самая мощная. Вот она была самая мощная. Она стоила почти как запуск “Шаттла“. При этом она летала раз в два года, выводила секретный спутник министерства обороны, и все. Российские двигатели, которые они покупают, они реально крутые. Они мощные, они сверхнадежные. Чуть ли не 80 ракет слетало подряд, без аварий. Но американцы понимают, что эта зависимость от русских им больно бьет. И они начали своим подкидывать, чтобы они сделали замену. Сейчас два производителя делают кислородно-метановый двигатель. В России такие только прототипы есть. Пока просто не нужны. Их задача заместить потребность. Скажем, 30 процентов американских ракет летало на российских двигателях. Они действительно хорошие, недорогие, по американским меркам. Но зависимость эта их не устраивает. Поэтому они постепенно пытаются их выдавить. 

Д.Ю. То есть, даже в космонавтике невидимая рука рынка решает вовсе далеко не все, да? 

Виталий Егоров. Космонавтика в принципе политическая такая тема. Если посмотреть историю, 1990-е годы... В 1990-е годы американцы, NASA, практически спасала российскую космонавтику. Это кажется немного странным. Они сотни миллионов долларов давали нам на программу “Мир”, на переоборудование наших ракет, на то, чтобы лицензировать наши ракеты, чтобы они могли возить коммерческие американские спутники. Они сделали огромный вклад в то, чтобы спасти нашу космонавтику. 

Д.Ю. Патриотическая общественность нам скажет, что это все специально, чтобы русских унизить. 

Виталий Егоров. Сейчас расскажу почему. Они это сознательно сделали для того, чтобы технологии российские не просто не пропали, а остались в России. Чтобы эти голодные инженеры, способные строить ракеты... Все началось, кстати, с индийцев. Где-то в 1992 году Россия заключила контракт с Индией о том, что не просто поставит им двигатели, но и научит их делать. Американцы прибежали: “Да вы чего? Это же распространение ракетных технологий”. А наши: “Вы знаете, мы есть хотим. У нас тут не очень хорошо”. 

Д.Ю. Невидимая рука рынка. 

Виталий Егоров. Да. И это четко видно с Индией. После этого была серьезная поддержка. Она продолжалась до середины 2000-х годов. И сейчас они платят за полеты на МКС на наших “Союзах”. Здесь у них зависимость пока сохраняется. Сейчас вся мировая программа МКС... Там участвует Америка, Европа, Канада, Япония и Россия. Она зависит от российских кораблей “Союз”. Поэтому там дырка, не дырка, все равно все будут летать на “Союзах”. Потому, что альтернативы нет. Китай свои корабли не даст, Америка не пустит Китай на МКС. Пока все с Россией дружат. Когда сделают свои, там по-другому разговор будет уже строиться. Пока у нас такое положение. И в этом плане Америка неплохо продолжает кормить нашу космонавтику. Но все рано или поздно кончается. 

Д.Ю. Бездны познаний я вижу. Хорошо поставленную речь. Мое почтение. Куда бежать людям читать? По всей видимости, пишете заметки? Или ролики? 

Виталий Егоров. Блог “Зеленый Кот”. 

Д.Ю. Линк под роликом. 

Виталий Егоров. Есть подборка лекций в youtube “Открытый космос Зеленого Кота”. Сообщество, во многих соц. сетях, “Открытый космос”. Там не я один, есть группа людей. Мы делаем переводы, свои обзоры пишем. 

Д.Ю. Дружите или друг друга ненавидите там всячески? 

Виталий Егоров. В общем стараемся... Каких-то сильных “терок”, как во многих общественных сообществах у нас не бывает. Космос большой, там всем места хватает. Книгу недавно выпустил, “Делай космос”. Про исследование планет автоматическими межпланетными станциями. 

Д.Ю. Продают? На ozon.ru есть? 

Виталий Егоров. На ozon.ru, labirint.ru, book24.ru, “Буквоед”, “Читай-город”. Во всех крупных сетях федеральных уже есть. 

Д.Ю. Всем, кому интересно - брать. Линк под роликом. Спасибо, Виталий. Очень интересно. 

Виталий Егоров. Рад знакомству. 

Д.Ю. Успехов в просветительской деятельности. 

Виталий Егоров. Будем стараться. 

Д.Ю. Заходите к нам еще. 

Виталий Егоров. Будет повод для разговора – обязательно. 

Д.Ю. А на сегодня все. До новых встреч.
Сайт Zelenyikot 
Книга "Делай космос" 
Канал Зелёного кота на YouTube 
Открытый космос

Комментарии (4)

К сожалению в тусовке Гоблина масса крайне подозрительных товарищей «от науки». Моё непрофильное образование не позволяет понять более глубоко — могу судить лишь по косвенным нестыковкам, но все эти ребята от науки, включая зеленого кота на мероприятии «ученые против мифов» имеют как правило две общие аргументации — обходят самые очевидные вопросы (например, следы от посадки модуля) или начинают тупо высмеивать сам вопрос и его носителей, мол это и так всем очевидно. Опять же, вопрос который подняли Егоров и Пучков мол советская власть не стала бы скрывать что это был фейк. Я однажды тоже задался вопросом — как же так, почему Гагарин допустил такое, ведь не мог он то соврать. Так оказывается Гагарин «удачно» помер за год до покорения луны, а Королёв еще раньше (но он не был так известен и едва ли мог вступить в полемику). А был ли еще известный авторитет от космоса? Леонов... на котором пробы некуда ставить.
Andy, 15 октября 2018г. в 22:41:
К сожалению в тусовке Гоблина масса крайне подозрительных товарищей «от науки».
Помню что они повторяют уже давно оспариваемые заявления, смешивая это с высмеиванием тех, кто имеет другое мнение.

Andy, 15 октября 2018г. в 22:41:
имеют как правило две общие аргументации — обходят самые очевидные вопросы (например, следы от посадки модуля) или начинают тупо высмеивать сам вопрос и его носителей, мол это и так всем очевидно
Согласен. Для того, чтобы защитить заявление американцев об их полёте на Луну, необходимо последовательно «сломать» все ключевые аргументы разоблачителей. А вот чтобы разоблачить лунную аферу, достаточно какого-нибудь одного значимого факта.

Товарищ Егоров же выбрал какие-то 2-3 аргумента разоблачителей в их слабых версиях, как-то сомнительно поставил их под сомнение, остальное «нам с вами итак понятно».
Американский ученый Майкл Делп из Университета Флориды утверждает, что более 43% участников программы «Аполлон», облетавших спутник Земли или высаживавшихся на поверхность Луны, умерло от инфарктов и прочих проблем с сердцем и сосудами.
Стало известно о смертельной «лунной болезни» американских астронавтов
Вероятно, совесть замучила. Ведь Зеленый кот говорил в своем ликбезе на «Ученые против мифов» что радиация это на самом деле фигня и стенки корабля + слой аппаратуры надежно защищала космонавтов.

Новые комментарии