Как Минфин планирует выводить нашу экономику из крутого пике. Михаил Хазин. [19.10.2020] [Михаил Хазин ФЭИ]

[✓] Фонд Экономических Исследований Михаила Хазина https://fondmx.org 

01:25 Почему рост денежной массы не останавливает экономический спад 
02:37 Почему акции растут в цене 
03:35 Почему несмотря на рост денежной массы не растёт потребительский спрос 
05:25 Результат голосования о масштабе спада экономики 
06:06 Почему такой сильный спад ВВП 
07:56 Почему рублёвые инвестиции сейчас сделать невозможно 
09:11 Как ЦБ РФ поощряет рейдерскую активность банков 
10:15 Как запад душит нашу экономику 
11:20 С кого спрашивать за отсутствие рублёвых инвестиций 
12:30 Единственное за счёт чего держится наша экономика 
13:00 Почему девальвация рубля не спасёт экономику 
14:10 Каким будет реальный спад ВВП к концу года 
15:24 Чем занимается Роспотребнадзор 
16:23 Единственный случай в истории когда Президент отменил свой указ 
19:20 Почему ограничительные санитарные меры для населения бессмысленны 
21:20 О чём говорит падение сборов НДС по стране 
24:05 Перспектива многомерных денег на блокчейне 
27:45 Когда Путин начнёт бить первым 
36:44 Влияет ли на экономику кандидатская диссертация Путина 
42:42 Экономический эффект от перевода детей на удалёнку 
44:10 Как можно подорвать иммунитет 
44:56 Что делает власть для ликвидации технической отсталости. 

Обсуждение в телеграм и бонусы для подписчиков: https://boosty.to/novayayalta 

[ ! ] Наш настоящий канал на Яндекс.Эфир: https://yandex.ru/efir?stream_active=blogger&stream_publisher=ugc_channel_9117523029552506039 

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: 
⇒Глобальные проекты: https://www.youtube.com/playlist?list=PLBKfscRnRVHYE0aG778MCwCIA9YxLq4tU 
⇒Мировой кризис: https://www.youtube.com/playlist?list=PLBKfscRnRVHZkkXjwese1igcRGAroAMdt 
⇒Ситуация в России: https://www.youtube.com/playlist?list=PLBKfscRnRVHbubUiKlEqSdTldh1lizrim 
⇒Экономика и Финансы: https://www.youtube.com/playlist?list=PLBKfscRnRVHbLKbC67FxLkdZ6ZmCoMg4b 

[✓] Телеграм личный ХАЗИН (конспирологические новости) https://t.me/khazinlive 
[+] Сообщество вк https://vk.com/m_khazin 

[+] Продажа электронной версии "Воспоминания о будущем":https://vk.cc/alNPws

Стенограмма

ХАЗИН В ЭФИРЕ

Здравствуйте. У микрофона Михаил Хазин.

Начинаем нашу сегодняшнюю передачу, которая будет посвящена экономическим вопросам.

Прежде всего у меня вопрос к слушателям: «У нас в стране серьёзный экономический спад или не очень?»

Варианты:

  • «В нашей стране экономический спад, по итогам 2020-го года, будет меньше 20%» - (8)495-134-21-35;
  • «Экономический спад будет больше, чем 20%» - (8)495-134-21-36;
  • «Меня вообще не волнует экономическое состояние России» - (8)495-134-21-37.

Пока я не буду комментировать, почему я задал этот вопрос. Те, кто читает обзоры Фонда экономических исследований Михаила Хазина, знают два обстоятельства. Эмиссионные деньги, которые влили США весной - в начале лета и частично продолжают вливать и сейчас, совершенно колоссальные. Они увеличили денежную массу за год, по-моему, раза в три. И при этом продолжается экономический спад. Последние обзоры показывают, что безработица не уменьшается, и проблемы американской экономики продолжаются. Как такое может быть? Тут нужно объяснить очень интересное место. В свете всех современных взглядов на жизнь, считается, что самое главное – это активы. Капиталы пресловутых миллиардеров стремительно растут, несмотря на продолжающийся кризис. Это рост капитализации их активов. Их активы не меняются. Как было столько-то процентов акций компании Amazon, так и осталось. Но их капитализация непрерывно растёт. Причина роста капитализации понятна. В США избыточные эмиссионные деньги стерилизуются через их вброс на финансовые рынки в фондовый рынок. Иными словами, всё, что напечатали, пошло туда и увеличило стоимость этих акций. Содержательно ничего не изменилось, за одним исключением – под эти акции можно взять какое-то количество кредитов.

Почему при таком количестве денег в экономике не увеличивается спрос? Экономика – это кругооборот спроса в природе. Для того чтобы был кругооборот, необходимо, чтобы деньги доходили до потребителя. Для того чтобы деньги доходили до потребителя, ему нужно либо дать новый кредит (но его не выдают, потому что все понимают, что вернуть его уже будет нельзя), либо надо увеличить его зарплату. Для того чтобы увеличить зарплату, нужны инвестиции. Те, у кого есть деньги (их 5%, 8%), не вкладывают деньги в эти инвестиции, потому что текущее производство полностью обеспечивает текущее потребление. Инвестиции точно не окупятся! Поскольку у нас в экономике работают открытые предприятия (то есть с относительно открытой бухгалтерией – акционерные общества), то они не могут показать убытки. Если они покажут убытки, у них упадёт капитализация. В результате у некоторого небольшого количества лиц, структур и так далее капитализация бешено растёт; деньги в некоторых очень узких секторах рынка концентрируются, а экономика при этом падает, потому что нет оборота денег. Это принципиальная вещь.

Результат голосования:

  • 9% считают, что спад меньше 20%;
  • 82% считают, что спад больше 20%;
  • 8% экономическое состояние России не волнует.

Более 80% считают, что у нас экономический спад больше 20%. Из-за чего? Из-за падения спроса? Но спрос, бо́льшей частью, у людей бедных - это еда, минимальная одежда, жильё. Я приведу статистику. В сентябре падение собираемости НДС, по сравнению с планом, достигло 23%. НДС - это налог на добавленную стоимость. Добавленная стоимость – это ВВП (бухгалтерский показатель, который означает добавленную стоимость, созданную в экономике). Проигнорируем тонкости, связанные с экспортом - импортом. 23% - падение ВВП в сентябре. Нужно учесть, что НДС собирается с неким лагом – не будем влезать в детали. 20% - это масштаб стихийного бедствия. Такой сильный спад происходит из-за того, что в нашей стране прекратились инвестиции (совсем они не могут прекратиться – мы видим 23%). Причин две. Первая причина – модель, которую нам вменял Гайдар, состояла в том, что инвестиции должны быть иностранными. На протяжении долгого времени господство либералов в денежной системе - что при Дубинине закончилось дефолтом; и с 2002-го года, с Игнатьева и до сегодняшнего момента - денежные власти (прежде всего Центробанк) делали всё, для того чтобы нельзя было делать рублёвые инвестиции. Сейчас рублёвые инвестиции сделать невозможно. У малого и среднего бизнеса нет залоговых активов, а без залоговых активов кредиты вообще не выдают. Инвестиции тоже не дают, потому что стоимость кредита на поддержание оборотных средств настолько велика, что получение прибыли от нормальной экономической деятельности практически невозможна, если вы работаете в рублёвой экономике. Если вы работаете в рублёвой экономике, прибыль будет недостаточна, чтобы отбить эти инвестиции с той доходностью, которую обеспечивают, например, финансовые спекуляции. Чтобы не было рублёвых инвестиций, денежные власти целенаправленно поддерживают финансовые спекуляции. Даже те, у кого есть залоговые активы, имеют проблемы. Во-первых, эти активы уже заложены. А во-вторых, система оценки этих залоговых активов такова, что банкам выгоднее, чтобы заёмщик не вернул кредиты – тогда они получают больше, потому что залоговая стоимость занижена. Банки не могут это изменить, потому что методику оценки определяет Центральный банк. Иными словами, Центробанк целенаправленно поощряет рейдерскую активность банков против своих клиентов. В результате возникает противостояние. Реальный сектор экономики воспринимает банковскую систему как своего врага, который, плюс к этому, ещё и доносит Налоговой службе и создаёт серьёзные проблемы. То, что может существовать независимо от банковской системы, то пытается существовать. Всё остальное живёт впроголодь. Одна проблема – нет рублёвых инвестиций. Вторая проблема – нет и иностранных инвестиций, как обещал Гайдар. Более того, нет и закупок кое в чём: Западом остановлены все закупки для авиационной промышленности. Все истории со скрипалями, литвиненками и другие ужасы придуманы Западом для одной-единственной цели – не дать возможности вкладывать в российскую экономику.

Российская экономика – один из редких кусков мировой экономики, где инвестиции приносят прибыль, потому что наша экономика недоинвестирована. Запад не даёт возможности нашим предприятиям получать кредиты и инвестиции. С точки зрения здравого смысла, нужно было бы вызвать всех набиуллиных, силуановых, кудриных, чубайсов и прочих и сказать: «В 90-х вы обещали нам это. Мы сейчас вас запираем в комнате. Кормить вас будем из любого ресторана, но в сутки только в объёме МРОТ-а. До тех пор, пока вы не обеспечите поток инвестиций в определённом объёме, будете жить вот так… Вот вам телефоны, Интернет – но кушать будете ровно столько, сколько МРОТ. Будете голодать? Ну, что же делать! Вы же сами создали такую экономику, в которой такой МРОТ! Работайте». Может быть, это жестоко, но запереть вместе с семьями. Ну, это я злобствую… Эти люди сделали так, что инвестиций нет ни иностранных, ни рублёвых. Если по иностранным они могут сказать, что нас обманули, то то, что нет рублёвых инвестиций, - это их персональная работа; они добились своего результата. Единственное, за счёт чего существует наша экономика, - за счёт государственных инвестиций, которые тоже будут падать, потому что имеет место недобор налогов. Они пытаются что-то сделать – девальвация рубля, ещё что-то… Девальвация рубля особо не улучшает ситуацию, потому что у нас бо́льшая часть товаров народного потребления либо импортная, либо привязана по ценам к импорту. По этой причине девальвация рубля ведёт к падению уровня жизни населения.

У нас девальвация рубля 20% - как раз она произошла в конце лета - в начале осени. НДС упал на 20%. Реальный спрос товарооборота упал -– вот вам цифра. Разумеется, по итогам года 20% не будет. Для того чтобы было падение 20% ВВП, нужно, чтобы эти 20% были по всему году каждый месяц. А это резкое ухудшение началось только в сентябре. Будем считать, что 20% сентября – это треть года (четыре месяца из двенадцати). Я думаю, что примерно 8%. В идеале, по итогам этого года, у нас должно быть 8-10% спада ВВП – как было в 2015-м году, когда Набиуллина девальвировала рубль. Они, конечно сильно приврут и напишут 4-5%. Но мы должны понимать, что локальный спад составил минимум 20% ВВП. По итогам года будет минус 8-10%. Если ничего не делать, то в 2021-м году, по сравнению с 2019-м, будет минус 20%. Это очень много! Это уже масштаб 90-х годов. Это результат одного-единственного процесса – отсутствия инвестиций и отсутствия оборотных средств. Налоговая служба – это бюрократическая структура; это примерно то же самое, что и Роспотребнадзор, который ничего не понимает ни про людей, ни про болезни. Он просто тупо соблюдает разные бессмысленные инструкции, чем приводит людей в полное бешенство именно своим феноменальным идиотизмом. Насколько хорошо работают наши врачи, настолько плохо работает Роспотребнадзор. Там сидят тупые бюрократы, которые отказываются думать, для чего делается и как делается. Бюрократы не думают; они соблюдают инструкции. Инструкции пишут люди, у которых странные левые соображения.

В 90-е годы я был ответственным секретарём Правительственной комиссии по борьбе с неучтённым наличным денежным оборотом. Мы много размышляли на тему о том, что можно сделать, для того чтобы ударить по основным бенефициарам обналички и не трогать граждан, для которых использование наличных денег – способ выжить. Самый яркий результат – единственный случай, когда Указ Президента (№ 1215, если мне память не изменяет) был отменён самим же Президентом через три недели после принятия. Принят он был летом 1996-го года, до выборов, а отменён сразу после выборов, когда Чубайс был назначен главой Администрации. К нему пришли олигархи и в категорической форме потребовали отменить Указ, потому что он бил не по гражданам, а по олигархам. Указ был отменён! Все контролирующие органы сегодня уже всё поняли и бьют не по олигархам, а по людям, что не вызывает ничего, кроме падения рейтинга власти. Я много смотрю разных бессмысленных информационных лент и в Интернете, и в Telegram-каналах, чтобы видеть, чем живёт политическая элита. Конечно, я их не принимаю всерьёз, но смотрю, о чём они говорят. Все они говорят об одном и том же: нужно придумать какие-то политические модели, которые снизят уровень социальной напряжённости. Они игнорируют ситуацию, что социальная напряжённость связана с либеральной экономической политикой. Какую бы вы ни придумали политическую модель при сохранении либеральной экономической политики (условно говоря, при сохранении обобщённых набиуллиных и силуановых), ничего хорошего не будет. Более того, чем больше вы делаете политических реформ на фоне сохранения старой экономической политики, тем хуже становится ситуация, потому что вы сжигаете все варианты; люди перестают вообще воспринимать ваши политические игрища. Вы уже добились того, что Госдума стала посмешищем; люди не знают, что такое Совет Федерации; правительство вызывает ещё не лютую ненависть, но близко к этому, потому что именно правительство сегодня олицетворяется с Роспотребнадзором и разного рода ограничениями, которые не имеют никакого отношения ни к чему. Я разговаривал с врачами, которые в один голос говорят, что 90% заболевших – это самолёты, поезда, метро. Конечно, наши люди тоже дебилы. Если вы чувствуете, что вы заболели, то нужно обязательно вызывать врача, а не тянуть две-три недели. Если у вас поражены 60% лёгких, у вас могут быть большие проблемы.

Та модель, которую нам предложили либералы в 90-е годы, она больше не работает – ни в рублёвом варианте, потому что они его заблокировали сами; ни в долларовом, потому что долларовый нам заблокировали наши партнёры. В этой ситуации либо мы срочно примем меры, либо получим социально-политический кризис масштаба посильнее 90-х годов. Цифра спада сбора НДС 23% в сентябре говорит об этом. Это результат работы Набиуллиной, Силуанова – всей либеральной команды, а также всей шайки Мао, Высшей школы экономики и так далее. Именно это ключевая проблема всех возникающих социально-политических напряжённостей. Пока мы эту проблему не решим, никакие политические реформы (что бы там ни придумывала команда Кириенко) не изменят ничего! Это можно сделать. Но для этого нужно отказаться от либерально-экономической политики. Аналогичная ситуация имеет место во всём мире. Разница в том, что у нас есть возможность решить эту проблему за счёт использования внутренней национальной валюты, а в США такой возможности нет, потому что у них нет национальной валюты; у них есть только мировая валюта – доллар. Это наше отличие от них можно использовать. Для этого надо от них оторваться.

 

Возвращаемся в студию. У микрофона Михаил Хазин. Начинаю отвечать на вопросы слушателей.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Добрый день, Михаил Леонидович. Павел, Подмосковье. Вы проводили подготовку к большой игре 2021-2025, а саму игру не провели. В чём дело?

Михаил Хазин: Во-первых, я болею. Во-вторых, я думаю, что сделаем в течение двух-трёх недель.

Михаил Хазин: Следующий вопрос.

Вопрос: Здравствуйте, Михаил Леонидович. Андрей. Я бы хотел продолжить тему про блокчейн. Вы сказали, что не важно, в какой форме деньги – в электронной или материальной. Блокчейн позволяет организовать принципиально новую модель – многомерные деньги: денежная сумма, плюс как она была получена (природные ресурсы или продажа интеллектуальной собственности). Блокчейн позволяет организовать многомерные деньги. Мне кажется, такая концепция новых денег радикально меняет…

Михаил Хазин: Это мечта любой налоговой службы – чтобы у каждого рубля или доллара было не только будущее (куда его потратят), но и прошлое (откуда он взялся). Если он взялся непонятно откуда, то возникает подозрение, что его вытащили из оборота, не заплатив налоги. В 90-е годы либералы целенаправленно строили нашу систему как максимально коррупционную. Один из ближайших соратников Гайдара, ныне занимающий очень высокий пост, говорил мне в начале 90-х: «Миша, неужели ты не понимаешь? Наша задача – создать капиталистов (то есть олигархов), которые потом будут нас, как чиновников, кормить». Это было вложено в саму систему. Они целенаправленно создавали систему так, как они её понимали и как читали про неё в советских книжках. Они создали коррупционную систему. Как в коррупционной системе можно работать с деньгами, происхождение которых известно? Это невозможно! Они всё равно оставят кусок экономики, в котором можно будет заниматься обналичкой. Пример этого я привёл в первой части передачи. Вопль по поводу не закрытия, но некого ограничения обналички в том варианте, в котором она существовала в 1996-м году, подняли не простые люди, а олигархи. Они были главными бенефициарами. Вы хотите сказать, что будет создана система, которая им закроет возможность давать взятки чиновникам? Я в это не верю. Что-нибудь они сделают так, чтобы это можно было обойти. Надо менять систему!

Михаил Хазин: Следующий вопрос.

Вопрос: Добрый день, Михаил Леонидович. Игорь, Бремен. В одном интервью Путин сказал, что, если драка неизбежна, то нужно бить первым. Нас били всегда. С 12-го года бьют в открытую. Можете привести пример, когда мы ударили первыми? Крым, Грузию и Сирию не предлагать, потому что это была рефлексия на чьи-то планы и действия. И вопрос: когда мы наконец перестанем кланяться и оправдываться и начнём бить морду? В последнее время все говорят, что Путин должен выступить с какой-то речью, которая будет равна по силе Мюнхенской речи и Валдайской 2014-го года. Путин едет на Валдай. Как вы думаете, об этом идёт речь?

Михаил Хазин: Когда речь заходит о том, что произойдёт завтра, мне сложно. Я не политолог; я не слежу за такими вещами. Если ты не знаешь точно, то и не надо. А если знаешь, то знаешь, что бывают объективные обстоятельства, которые могут помешать. С точки зрения здравого смысла, по итогам голосования по Конституции, к середине сентября Путин должен был продемонстрировать некое изменение политики в консервативном направлении, в противоположность либеральной. Но мы получили Белоруссию, Навального, Киргизию, войну Армении и Азербайджана и так далее. И это не просто так! С другой стороны, гиперзвуковые ракеты и другие вещи – это как раз игра на опережение. Ключевой вопрос современной жизни – не только российской, но и мировой – как сделать так, чтобы инвестиции сами шли в экономику. Возможности государства всегда ограничены. На Западе они преодолевают эти ограничения через эмиссионные механизмы. Но суть от этого не меняется. Если у вас нет нормального оборота, то экономика замирает и начинает падать. Как быть с этими обстоятельствами? У них нет ответа на этот вопрос. Мы создали Фонд экономических исследований Михаила Хазина. В соответствии с теми моделями, которые мы разработали, мы начали делать доклады. В среднем раз в месяц мы планируем один доклад, в котором мы будем описывать мировую экономику. Первый доклад мы планируем опубликовать за несколько дней до выборов, называться он будет «План Байдена против плана Трампа экономической политики Соединённых Штатов Америки». Все анализы показывают, что остановить спад в мировой экономике невозможно. А вот в российской возможно. Именно это должно стать главным ударом, который мы нанесём: у нас будут инвестиции. И тогда у нас будет основная проблема – как не пускать иностранные инвестиции, чтобы они не контролировали те позитивные экономические процессы, которые происходят в нашей стране. Рублёвых инвестиций нам хватит лет на двадцать-двадцать пять, при условии их правильной организации. К сожалению, пока это невозможно при нынешней структуре управления, в которой находятся Набиуллина, Силуанов, Мао и прочие.

Михаил Хазин: Следующий вопрос.

Вопрос: Добрый день, Михаил. Александр, Москва. В первой части программы вы сказали об удручающем положении нашей экономики; что нужно делать; что не делается. Пусть и завуалировано, но вы всё равно защищаете нашего гаранта. Насколько я помню, у Путина есть диплом кандидата экономических наук. Создаётся впечатление, что ему Собчак подарил его на день рождения, или он куплен в переходе. Второй вопрос. У семисот тысяч человек, которых Собянин посадил на карантин, разные болезни. Им заблокировали социалки, но никто не заблокировал их обязательства работать. Такие же экономисты и в московском правительстве сидят?

Михаил Хазин: Бюрократы вообще разучились думать. Они не понимают, что они делают и как делают. Одним их главных источников заражения является метро. Я не могу не согласиться с тем, что для людей старшего возраста ситуация очень опасна. Я на своём опыте знаю, что такое COVID. Лично для меня всё это прошло достаточно безобидно. Но я много разговаривал с врачами, которые тоже переболели. В один голос они говорят, что есть масса осложнений, которые крайне опасны. Ни Собянин, ни его команда, по всей видимости, не в состоянии разумно оценить ситуацию, чтобы придумать меры, которые реально шли бы на снижение эпидемии и при этом не доводили людей до полного озверения. Завтра-послезавтра у меня закончится срок. По крайней мере, три-четыре месяца я заразиться снова не смогу; у меня иммунитет. Теоретически можно сказать: ты свободен; на тебя никакие ограничения не налагаются; маску можешь не носить; но каждые два месяца нужно делать анализ крови на предмет наличия антител, потому что этот иммунитет не вечен; он может через восемь месяцев начать падать; как начнёт падать – возвращаешься обратно. Пенсионерам можно сказать: делайте то-то и то-то; это можете. Но не нужно при этом заниматься разной бессмыслицей типа ночных звонков с требованием фотографий. Это бред тяжёлый! Ничего, кроме бешенства, это у людей не вызывает.

Экономика – это большая наука. Набиуллина, например, и значительное количество её замов не знают про то, как устроены финансы. Набиуллина – микроэкономист; она и многие её заместители не знают, что такое кредитный мультипликатор. Они не понимают, как устроена эта финансовая система. Они не понимают, что, если у вас монетизация экономики низкая, то её снижение ведёт к росту инфляции, а не к её спаду. И Гайдар этого не знал! Диссертация, которой занимался Путин, - это не финансовая диссертация. Специалистов по финансам не так много. Это отдельная отрасль экономики. Финансисты, в свою очередь, не знают, как устроена реальная экономика. Они не понимают, как образуется добавленная стоимость. Мне дико повезло – я работал начальником департамента кредитной политики Министерства экономики – бывшего Госплана. Вокруг было колоссальное количество отраслевых департаментов. Это как раз была одна из главных задач либерального управления – разделить экономику и отрасли промышленности. В конце концов они разодрали Министерство экономики и из его отраслевых департаментов сделали Министерство промышленности, в котором сидят люди, не знающие экономики. Те, кто сидит в Министерстве экономики, ничего не понимают в отраслях. Их надо объединять обратно, иначе не будет никакой эффективности. Впрочем, сейчас это невозможно, потому что в нынешней ситуации Министерство экономики не стратегический штаб правительства, а удалённый департамент Минфина. Когда вы видите, как создаётся добавленная стоимость и то, как устроены финансы, у вас возникает чёткое представление, как эти две вещи взаимодействуют друг с другом. Меня этому выучили по жизни. Я имел возможность разговаривать с Воробьёвым, который в 80-е годы был начальником сводного отдела народнохозяйственного прогнозирования Госплана СССР – это человек, который выдавал государственный план. Людей, моложе меня, которые знали бы это (а мне пятьдесят восемь лет) нет; им негде было учиться. Нам нужно успеть выучить тех людей, которым сейчас девятнадцать, которые будут это делать через десять лет. На Западе таких людей практически нет. Предъявлять претензии Путину в этом месте бессмысленно. Путин отлично понимает, что, для того чтобы изменить модель (условно говоря, вместо модели Гайдара сделать модель Геращенко), необходимо выйти из системы. Выход из системы – это не только экономические последствия; это и политические последствия. У политических последствий совершенно другая цена. Предъявлять Путину претензии, что он не совершает некие экономические действия, достаточно сложно. Вы же не знаете, какая политическая цена при этом. Он знает. А мы не знаем. Вслух он нам это не скажет, потому что он всё время ведёт сложный политический торг. Я бы его слишком сильно не ругал. Ругать его можно и даже нужно – например, за подписанную пенсионную реформу. Но при этом нужно понимать, что мы ругаем, как командиры полков ругают командующего фронтом. У нас недостаточно информации, для того чтобы это делать квалифицированно. Невозможно!

Михаил Хазин: Следующий вопрос.

 

Вопрос: Здравствуйте, Михаил Леонидович. Геннадий, Москва. Вы рассказывали, что у вас абсолютный иммунитет к вирусным заболеваниям. Чем вы его подорвали, что таким образом залетели? Второй вопрос: какой экономический эффект будет от того, что московских школьников перевели на удалёнку?

Михаил Хазин: Удалёнка детей не учит; это чистая фикция. Любой ребёнок учиться не хочет. Его надо жёстко заставлять, вбивать в него ответственность и так далее. Я считаю, что удалёнка – это стихийное бедствие. Если мы справимся с эпидемией, то летние каникулы нужно отменять, чтобы компенсировать эту как бы учёбу на удалёнке. Учителя констатируют жуткое падение – даже то, что школьники помнили, они всё забыли. Школьники были одним из главных инструментов разноса вируса, потому что они не болеют. Вы не знаете, принесёт ваш ребёнок вирус из школы или нет. У меня всё банально. У меня начался бронхит, после того как я посидел под кондиционером. Вирус лёг на этот бронхит.

Михаил Хазин: Следующий вопрос.

Вопрос: Доброе утро, Михаил Леонидович. Виктор Михайлович. Наши власти неоднократно говорят, что мы технологически отсталые. Что они делают, для того чтобы это ликвидировать; чтобы у нас авторитет учёного, инженера рос? Они надеются, что с помощью клипмейкеров, режиссёров, актёров они будут поддерживать технику и всё остальное?

Михаил Хазин: У нас создана либеральная экономика, в которой самое главное – окучивание финансовых потоков. Поэтому самые важные люди – те, которые разруливают финансовые потоки. Даже если на науку выделяются деньги, там обязательно назначается эффективный манагер, который вызывает условного генерального конструктора и говорит: ты мне написал смету, в которой я должен отдавать тебе 95% денег, которые мы получили; мне это неинтересно; мне интересно этими деньгами управлять; я тебе и твоей группе буду платить зарплату; а всё остальное я буду пропускать через банки, инвестировать и так далее. Есть два варианта. Учёный говорит: да пошёл ты! И уходит. Тогда этот проект закрывается. Другой вариант. Учёный говорит: хорошо, давайте; но только для того чтобы я писал вам удобные бумаги, лично мне должна быть зарплата не пятьдесят тысяч рублей, а пятьсот – можно от дополнительных доходов, которые вы получаете от того, что вкладываете деньги. Вот такая картинка. Руководитель группы, который должен что-то делать, получает достаточно денег, чтобы он не шумел. У него есть два десятка человек, которые вообще ничего не делают, но что-то изображают. Это типичная либеральная модель. С ней нужно разбираться.

У нас достаточно сложная ситуация.  За реальным развитием событий нужно следить на сайте Фонда Хазина https://fondmx.org, где скоро будут большие обзоры. Нужно готовиться к сложностям, потому что статистика показывает, что экономический спад будет продолжаться.

На этом наше время подошло к концу. У микрофона был Михаил Хазин. Благодарю за внимание. До свидания.

https://khazin.ru/articles/265-khazin-v-jefire/84867-khazin-jekonomika