Пякин В.В. (2017.07.24) - Малороссия. Украина. Лукашенко. Китай. Путин. Богоатланты


Аудио в формате mp3 - 26,9 МБ
00:10 Малороссия
18:55 Глобальный проект
24:40 Новороссия.
29:35 Расширение ЛДНР и кадры
36:50 Лукашенко в Киеве и происшествия
46:20 Спад русофобии
50:15 Запрет негатива про Путина в КНР
57:00 Богоатланты
1:02:10 Путин, "Сириус", Закон Времени, КОБ
Стенограмма
Ведущий: Здравствуйте, Валерий Викторович!

Валерий Викторович: Здравствуйте.

Ведущий: Здравствуйте, уважаемые телезрители, аудиослушатели, товарищи в студии. Сегодня 24 июля 2017 года.

Несмотря на то, что вы, Валерий Викторович, на прошлой неделе давали интервью в передачах с Дмитрием Тараном и Сергеем Веселовским, тем не менее [пришёл] вопрос от Наталии Семенченко, и вот в связи с чем: «Вы очень хорошо и доходчиво рассказали о Новороссии и Малороссии в программах с Дмитрием Тараном и Сергеем Веселовским. Но учитывая то, что скайп-включение в программе у Сергея Веселовского было не на высоком уровне, интернет был плохой или другие причины, Вас было очень плохо слышно. Не могли бы вы снова рассказать о заявлении Захарченко про переформатирование Украины в Малороссию, и о проекте Новороссия, вообще. Спасибо вам огромное».

Валерий Викторович: Этот проект уже надо углублять и расширять. Но если говорить про базовые позиции проекта Малороссия, то он заключается вот в чём: в настоящее время, я уже неоднократно говорил, Украина - это чемодан без ручки для Соединенных Штатов и для Запада в целом, поскольку за Соединенными Штатами стоит Запад. Нести невозможно, поскольку общественная инициатива в лице Донецкой и Луганской республик показала альтернативный путь развития государственности Украины. И самостоятельная глобальная политика России делает невозможным реализацию бандеровско-свидомого проекта в полной мере так, как он задумывался в  начале своей структурной организации ещё с середины XIX века, когда Австро-Венгерский генеральный штаб приступил к реализации проекта «Украина» и созданию украинцев.

Соединенные Штаты находятся в жутком кризисе внутри страны, и у них не хватает ресурсов для управления всем миром. Вся политика Соединенных Штатов трещит по швам. Куда не коснись, везде кризис. И им естественно надо максимально быстро уходить из проекта «Украина», то есть передать её реализацию в другие руки.

Проект «Украина» реализовывался различными государственными структурами: Австро-Венгрией, Польшей, Германией, Советским союзом. Каждая страна вносила тот или иной свой вклад в реализацию проекта «Украина» и создание «украинцев».

Соединенным Штатам уже невозможно дальше управлять этим проектом, им надо уходить. Но отдавать страну в состав Русского мира они никак не хотят. Это для них неприемлемо как идеологически, так и концептуально. Передать Украину Европе для реализации дальнейшего бандеровско-свидомого проекта тоже не могут. Европа объелась мигрантами, она тяжело больна экономически, и если на неё повесить ещё и проект «Украина», то Европа может окончательно рухнуть. А тогда реализация Русского глобального проекта, Русского мира станет неотвратимой для Запада.

Может быть, некоторые люди обратили внимание, (я знаю, такие люди есть, они выходили [на связь]), я иногда говорю «так называемый Русский мир», «как бы Русский мир», и иногда говорю Русский мир без всяких кавычек. Это всё связанно с тем, как понимают [словосочетание «Русский мир»]. Я иногда оговариваюсь «Русский мир как понимают его на Западе», «Русский мир как это представлено в СМИ», и «Русский мир как таковой». Это всё три разных образа Русского мира, и их нужно между собой различать.  

Реализация Русского мира – это глобальный проект, это проект глобального уровня значимости. Это реализация Богодержавия на Земле, что атеистам, коими весь Запад является изначально, в общем-то, неприемлемо. И Европа сейчас никак не может подхватить этот проект. В результате этого получается ситуация, при которой самым оптимальным вариантом разрешения этой ситуации является то, что на Украине будет идти вялотекущая война в том виде, в котором она есть. То есть, если будет ликвидирована одна киевская банда в лице Порошенко, то там к власти должна прийти другая киевская банда. Но она также должна быть прозападной, антиукраинской, антирусской, и продолжать на Донбассе эту войну. Может быть с расширением [бандеровского питомника] на часть тех территорий, которые входят в Новороссию. Часть, потому что от Одесского порта, например, они отказываться не будут. Эта война, когда русские убивают русских, а именно в этом суть проекта Бандеры и Украины вообще, [должна продолжаться].

Когда Запад оценил, что он не сможет победить Россию внешним вторжением, и не сможет остановить становление Русского мира на всей планете Земля, было задумано максимально его затормозить, если не [удастся] поставить под угрозу срыва, расколов русских на две части, и заставить русских убивать русских. Это очень серьезный тормоз в развитии всей цивилизации на планете Земля, когда «глобальщики» смогут реализовывать свои планы. Поэтому не надо относить реализацию этого проекта или задумку этого проекта к середине XIX века. На самом деле, повторю, [в середине XIX века] началась его структурная реализация, а до этого была достаточно длительная работа по осмыслению этого антирусского бандеровского проекта.

Так вот, поскольку Западу объективно выгодна вялотекущая война на территории Украины с возможностью перенесения этой войны на территорию России, Запад в принципе не может выработать какой либо проект по становлению Украинской государственности. А такой проект необходим. Он необходим и Западу, и России. У нас разные цели, но проект создания государства на территории Украины, вернее не государства, а государственности, там государство в полном смысле просто невозможно, как не является в принципе государством и Белоруссия, это государственность под окормлением определенных сил, [нам всем необходим]. Они [его выработать] не могли.

И вот тут возникает ситуация: а нас этот проект устраивает? Нас этот проект не устраивает. А значит, что нужно сделать? Нужно не следовать за какими то управленческими действиями, а предпринимать свои, проводить свою активную глобальную политику, и уже Запад заставлять реагировать на то, что мы предлагаем. Это перехват управления. И в Донецке было предложено создание нового государства. Государства другого типа, отличающегося от ныне существующей Украины, которое по максимуму учитывает все интересы всего населения, в том числе и бандероориентированных. Это федерация с максимально возможной автономией.

Сейчас  на Украине идут очень серьезные процессы, идёт брожение в умах людей. Они все недовольны киевской бандой. И многие ставят вопрос, и этот вопрос, в общем-то, положительно поддерживается в обществе, о том или ином отделении от центральной власти в Киеве. Сепаратизм идет полным ходом. И не только в Закарпатской области. Везде. Просто везде. Так или иначе, все хотят отстраниться от Киева.

И здесь есть предложение. По сути, Донецк – это граждане Украины, восставшие против переворота на территории Украины, которые согласно конституции Украины предложили переформатирование государства с учетом интересов всех людей, чтобы каждый мог высказаться, и в той или иной мере реализовать свои идеологические установки в том субъекте федерации, который будет входить в единую территорию Украины. То есть здесь [проводится] активная позиция, в результате [чего] произошел перехват управления. Теперь Запад, что бы он не предложил, как бы он не среагировал, он в любом случае будет вынужден иметь ввиду уже оглашенный сценарий, оглашенный вариант реализации будущей государственности на территории Украины.

Вот это всех взбесило. Все привыкли к тому, что Россия и особенно постсоветское пространство, всегда только реагируют на активную позицию Запада, на его активную политику. Если вы посмотрите различные ток-шоу, где выступают наши политики, политологи и прочие [гости программы], там никогда не ставится, за исключение нашего МИДа, вопрос о проведении активной политики, чтобы мы занимали активную позицию, потому что активная политика и активная позиция подразумевает  под собой понимание глобальной политики и концептуальной власти. Политологи и политики будучи сами концептуально безвластными естественно этого не понимают. Они предлагают по прежнему реагировать на [политику Западных стран]. А здесь иная ситуация – «Ребятки, вот вам предложение, реагируйте. Мы готовы договариваться».

И процесс запущен. Джинн выпущен из бутылки. Теперь этот проект будет реализовываться. Он будет обсуждаться на кухнях, везде, в том числе и врагами, которые сейчас активно воюют против ДНР. Но жизнь-то ухудшается на территории Украины. Не все смогут сбежать. Конечно, украинские девушки сильно потеснят эстонок, например, в квартале красных фонарей, но это не означает решение экономических проблем. Потеснят мужики польского водопроводчика на Западе, тоже [не выход]. Часть населения схлынет часть, но остальная-то часть останется. Останется та часть населения, которая будет жить на земле, которая хочет жить на Украине. У них разные идеологически установки, но они хотят реализовать свои установки на территории современной Украины. Так вот и надо дать такую возможность.

Сейчас многие воюют с ДНР и ЛНР. Да, они воюют. Но если можно не воевать, а реализовывать свои идеологические установки в федерации, а к этому всё и идет, то [почему бы этим не воспользоваться?] Все прекрасно видят, что Запад их матросит, и, в конце концов, бросит. Никому не нужны украинцы. Украинцы нужны только как пушечное мясо, как бесплатные рабы. Повторю, девушки нужны только в качестве проституток. Дешевая рабочая сила, больше ничего Западу от Украины не надо. [Нужны ещё] территории, чтобы выращивать экологически чистую продукцию там, где её не загрязнят, например, добычей сланцевой нефти. То есть ещё добыча ресурсов. Украину активно деиндустриализируют. И все это прекрасно на себе ощущают.

Поэтому различные установки играют [определённую] роль. Предложение единой базы создания государства, где будет учтено, повторю, всякое мировоззрение, всякая политическая ориентация – это призыв к диалогу. И он будет выстраиваться, это вопрос не одного дня. Но главное [начало] положено и реализовано очень грамотно. Повторю: «Своевременно! Правильно сформулированная задача на уровне глобальной политики, и грамотная реализация. Очень грамотная реализация!» Такое очень редко бывает, когда так точно план реализовывается в жизнь.

Надо отметить, что в этом конституционном  акте, который объявляет о создании нового государства, заложено очень много различных пунктов: как пунктов строительства государства, так и пунктов по которым можно будет торговаться как с субъектами входящими в новое государство Малороссия, так и с западными кураторами, с теми, кто хотел бы, чтобы эти боевые псы продолжали убивать русских, чтобы русские убивали русских. Есть и с ними [точки соприкосновения]. И всё это путем длительных переговоров можно вывести на диалоговый режим для реализации нового государства. И повторю, у Запада нет теперь вариантов. Они будут вынуждены обсуждать только этот вариант.  

Мера кровавости грядущих событий на Украине зависит от активности всех людей, как живущих под управлением киевской банды, так и живущих на территории Донецкой, Луганской республики, так и просто активно вовлеченных в политику людей живущих где бы то ни было. Чем больше обсуждается, тем меньше становится мера кровавости грядущих событий, тем больше снижается возможность проведения боевых действий, [проведения] войны, в том числе и на Донбассе. Нужно обсуждать. Здесь широкое поле деятельности для всех.

Что же касается Минского формата, то это резко усилило позиции Луганска и Донецка, поскольку именно это предложение полностью формирует в лице Луганской и Донецкой республики правопреемников Украинской государственности, выбивая остатки легитимности из под ног киевской банды. Это резко повышает возможности нашей дипломатии как гарантов мирного процесса на Донбассе в формате Минска, и резко понижает легитимность киевской банды, и возможности гарантов продолжения кровопролития, тех, кто стоит за киевской бандой. То есть Париж и Берлин.

Что же касается проекта Новороссия, ещё одного проекта: говорят, что он похоронен (Малороссией). Ничего подобного! Он не похоронен. Это только развитие. Вот такая, в общем-то, ситуация, в двух словах. Не в двух словах,  гораздо больше.

Ведущий: Также в связи с заявлением Захарченко о создании Малороссии к нам поступили вопросы с просьбой разъяснить некоторые аспекты, связанные с этим заявлением.

Валерий Викторович: Сейчас будет очень много аспектов, которых надо разъяснять.

Ведущий: В частности Максим из Донецка пишет: «В Донецке провозгласили новое государство Малороссия. Интересный финт ушами. Валерий Викторович говорил о единой Украине, переформатированной и зачищенной от нациков. А из этих заявлений речь идет с намеком на раздел. Неужели это по итогам встречи Путина и Трампа озвучка планов устами Захарченко?»

Валерий Викторович: Никакой управленческой и структурной связи встреча Путина с Трампом не имеет. Это реализация, повторю, глобальной политики. Это самостоятельный акт, и действующие силы здесь иные.

Ведущий: Следующий вопрос от Ильи из Донецка и Вершинина Германа. Зачитаю в редакции от Ильи: «Хотелось бы услышать ваше мнение по поводу реакции некоторых деятелей ДНР и ЛНР по поводу создания Малороссии. Плотницкий ответил так, будто его не посвятили в эту информацию. Дейнего вообще отрицательно высказался по этому вопросу. А Пушилин так ответил, будто бы ещё не избрал, какую позицию ему занять. Такое чувство, что Захарченко не поддерживают в этом вопросе. Валерий Викторович, Путин через Захарченко решил перехватить инициативу, так как понимает, что не дождется проявления её от Западных «партнеров». Или это создание шумихи информационного поля перед действительно серьезными шагами?»

Валерий Викторович: Прежде всего, надо уйти от персонализации реализации этого глобального проекта, поскольку это чрезвычайно вредное и неправильное направление – обсуждать кто, что, как сделал, откуда это и что. Раз мы оцениваем [этот процесс], то должны понимать, что это акт глобальной политики, выверенный по времени, по содержанию и по исполнению. Все сделано великолепно, вовремя, и он полностью соотносится со становлением Русского мира без всяких кавычек, и в том виде как его понимают на Западе. То есть это чисто акт Русского мира.

Что касается различной реакции различных деятелей, то здесь всё упирается в следующее: надо понимать, что в руководстве республик силы неоднородные, и они, в общем-то, представляют собой баланс кланово-корпоративных интересов в реализации событий на Донбассе. Причём реализация событий принципиальна, и бывает диаметрально противоположна. И хотя я только что сказал, что персонификации не надо, ещё раз повторю. Кадровый вопрос – он в настоящее время [очень серьёзный]. Вот так просто его оглашать очень вредно, поскольку за ним стоят очень серьезные последствия. А кровь людская не водица. Поэтому комментировать здесь нужно, так скажем, по-крупному.

По крупному, чтоб представляли, суть заключается в следующем: за Донецкой республикой стоит один состав корпоративно-клановых группировок различных страновых «элит». Это выражается через инструментарий различных страновых «элит». Хотя «элит» на постсоветском пространстве, повторю, нет. Хоть они и являются инструментарием, но «элитами» не являются. Но у них есть определенные интересы и прочее. За Луганском – другой состав кланово-корпоративных будем говорить элит в кавычках, потому что это слово как бы на слуху. И несовпадение этих двух коалиций по интересам и дальнейшему развитию процессов на Донбассе, и движению этих двух республик, и ведёт к тому, что эти две республики до сих пор не объединились.

Акт, который предложил и реализовал Захарченко – это акт объединительный для всех. И в данной ситуации он в принципе не был обязан о чём-либо информировать не только Плотницкого или ещё кого в Луганской республике, но даже Пушилина. По одной простой причине, что это действие реализовано в форме общественной инициативы, открывающей огромный простор действий. И то, что руководитель Донецкой республики как гражданин решил в этом деле поучаствовать, вовсе не означает, что это действительный акт Донецкой республики, что и выражается в выступлении Пушилина. Там тоже есть баланс. За каждым человеком есть определенные кланово-корпоративные интересы, и эти интересы нужно было учитывать. Я почему и говорю: «Грамотно реализовано», - потому что учтено, что не все [имеют схожие интересы]. Если эта идея будет реализовываться чисто как инициатива Донецкой народной республики, а не как инициатива общественности возглавляемой президентом Донецкой республики, придающая определенную легитимность государственности происходящую именно от Донецкой республики, (но, тем не менее, это общественная инициатива), то при её реализации через государственный [статус] были бы огромные проблемы. И прежде всего на пути реализации встал бы сам Пушилин, что он, в общем-то, и сказал прямо в своем интервью, что он не приемлет Русский мир. Я же его за язык не тянул. И комментировать по нему я тоже больше не буду.

Ведущий: Следующий вопрос от Мадрида, тоже по Малороссии: «Вы сказали, что Малороссия не подрывает основы существования Новороссии, и привели такой пример, что Сибирский федеральный округ укрепляет устойчивость России. Но над Сибирским федеральным округом есть верховный документ – Конституция России и другие федеральные законы. А каким образом Новороссия может контролировать общественную инициативу по Малороссии?»

Валерий Викторович: Никаким документом нельзя реализовать управление, потому что управление – процесс информационный. Распространение информации, есть по своей сути управление. А власть - это реализуемая на практике способность управлять.

Сейчас Украине предложена организация государства нового типа на территории нынешней Украины,  для  тех субъектов, имеется в виду областей, которые составляют нынешнюю Украину. Эти субъекты неоднородны, и в какой-то степени они пространственно локализованы. Новороссия – это в принципе единая территория. Галиция - это тоже определенная территория.

Когда появились карты «Настоящая Украина», «Малороссия», «Новороссия» - это в принципе [говорит] о том, что есть определенное совпадение интересов, и в предложенном плане этой конференции, в этом конституционном акте, это как раз и учитывается. Эти субъекты сами будут искать возможность кооперации своих действий между собой для обретения устойчивости. А когда они будут искать эту кооперацию, то они свои ресурсы, свою ресурсную устойчивость, будут усиливать ресурсной устойчивостью своего соседа, то есть это будет единая связка.

И проект Новороссия просто обязан состояться при проекте реализации Малороссии, хотя бы уже потому, что именно Новороссия в большей степени представляет антибандеровскую, антисвидомую общественность, которая и позволит реализовать режим дебандеризации, десвидомизации нынешней Украины. Будет структурная опора по мере создания структурного государства. Вот где будут приниматься различные документы и соглашения. А сейчас это общественная инициатива. И проект Новороссии сам по себе нежизнеспособный. Новороссия не может быть присоединена к России без очень серьезных последствий на внешнеполитической арене.

Но самое главное, любой нынешний раздел, я об этом постоянно с самого начала говорю, любой раздел Украины - это усиление бандеровского проекта. И ни на одной территории бывшей Украины не будет мира. «Украинцы», свидомые, бандеровцы будут идти на эту территорию, совершать теракты, травить колодцы, убивать женщин и детей. Вот что стоит за разделением! Либо бандеровский проект будет закрыт и ликвидирован, либо войне не будет конца. Вот как стоит вопрос.

Не будет конца, и не будет мира на территории Новороссии в случае отделения от общей Украины. Это Захарченко понимает. И поэтому [необходимо] объединение всей территории. Он предлагает всем выгодный проект, договориться за столом переговоров. Причем предлагает не только патриотам-антибандеровцам, но и тем, кто сейчас бандеровски ориентирован. Он хочет какой-то экономической стабильности и жизни, понимаете! И если садятся за стол переговоров, то лучше три часа разговаривать, чем три минуты стрелять.

Ведущий: И ещё один вопрос от Анатолия, тоже из Донецка: «Валерий Викторович, Вы положительно оценили выступление Захарченко по поводу создания Малороссии, а сегодня, (вопрос прислан 20 июля), было объявлено, что Центральный Республиканский Банк ДНР собирается начать кредитование населения. Но займется этим не сам, а поручит некой финансовой компании. Находясь в Донецке, я наблюдаю, как либералы опять стремятся всё прибрать к своим рукам, как людей вернувшихся из Украины, только теперь пропихивают на должности. Я боюсь, что то хорошее, что было в ДНР еще 2 года назад, будет разбавлено, и не даст нужных плодов, особенно если расширить территорию. Как вы считаете?»

Валерий Викторович: Я считаю, что при расширении территории антибандеровской, антисвидомой кадровой базы будет значительно больше. Она сейчас под давлением СБУ, Гестапо не проявляется. Но при организации антисвидомой, антибандеровской власти, когда будет идеологическое разнообразие, эта кадровая база проявится, и она будет работать на укрепление единой государственности Украины. Поэтому расширение территории при военном потенциале Луганской и Донецкой республики будет только положительное.

Но это не должна быть оккупация, в том виде [как её преподносят], и предложение, которое выдвинул Захарченко, как раз с этим и связано. Должно быть добровольное принятие, [на базе]  противостояния, неприятия нынешней киевской банды, и интереса создания единого нейтрального демократического государства. Но здесь речь идет о государственности, о государстве повторю, в принципе не может быть и речи в силу исторического развития этой территории.

И что происходит в том же Донецке. Я только что говорил о том, что есть определенный состав, коалиция кланово-корпоративных группировок как за Донецком, так и за Луганском. Есть кланово-корпоративные группировки входящие и туда, и сюда. А есть поддерживающие то или другое. И реализуется проект Луганской и Донецкой республики на кадровой базе, которую подбирают именно эти коалиции кланово-корпоративных группировок, и через структурные механизмы именно этих группировок. Другого нет. И в принципе, если будете заниматься изучением управления, в настоящее время быть не может.

Поэтому что необходимо делать? Как говорит правило достаточно общей теории управления «использовать объективные обстоятельства для достижения субъективной цели». Субъективная цель – это построение нейтрального демократического государства Украина. Это субъективная цель. А объективно есть кланово-корпоративные группировки, их интересы и их механизмы. Использовать это. Лучше использовать то, что есть, и то, что предлагается, нежели вступать в конфронтацию и подрывать свою устойчивость. И тем самым выдавить из своего лагеря какую-то кланово-корпоративную группировку, и она усилит лагерь противника. Зачем? Нужно включать всё это. Это как раз искусство политического маневра.

И весь вопрос заключается в том, что при Сталине, при Советской власти особенно среди творческой интеллигенции многие говорили: «Да я ненавидел Сталина. Я ненавидел Советский Союз», а вынуждены были работать на интересы Советского государства. Создавали даже шедевры. Так вот надо создавать такие условия, когда эти кланово-корпоративные группировки будут работать [на интересы народа]. И проект государства Малороссия - это как раз такой проект.

Поэтому не надо бояться того, что руками кланово-корпоративных группировок будет повышена ресурсная устойчивость государства. Нужно только не сдавать государственность в руки этих кланово-корпоративных группировок. А кредитование [населения] через какую-то [компанию] - это всего лишь механизм. Это инструментарий. В чьих руках он будет, то он и сделает. Лопатой можно вскопать землю, и посадить какие-нибудь овощи, цветы, и так же лопатой можно убить человека. Так и с этим инструментарием. Если мы будем постоянно бояться этого инструментария, мы ничего не сделаем.

В этом отношении, что хотелось бы отметить ещё: я постоянно говорил, что наша патриотическая общественность не умеет пользоваться механизмом окон Овертона. Вот вам конкретнейший пример - проект государства Малороссия. Это конкретно окно Овертона. Это активная позиция. Это предложение Западу. И Запад никуда не денется, он вынужден будет по этой методике идти.

[Сейчас происходит] хорошее качественное управление. Главное следить за этим механизмом, чтоб он работал на интересы государственности Донецкой республики, а не вопреки. Вот и всё. А какие будут люди, с какими идеологическими установками, [это не важно].

Хотелось бы конечно, чтобы все были патриоты и человечными. Но реально понимаем, что в руководстве и Донецкой, и Луганской республики достаточно много свидомитов и бандеровцев, но скрытых. Как было в механизмах управления в первое правительство Советской власти. Сколько различных людей на государственном и губернском уровне были реально настроены антисоветски, и всячески старались вредить. Кто не помнит, может пересмотреть или перечитать «Вечный зов». Хороший фильм, хорошая книга.

Ведущий: Его сейчас по телеканалу «Культура» демонстрировали.

Валерий Викторович: Там есть такой деятель, Полипов. Из революционного движения пришел.

Ведущий: Чтобы далеко не уходить от Украины. «Валерий Викторович, прокомментируйте, пожалуйста, визит Лукашенко в Киев. Что означает происшествие во время этого визита? В частности, голая чернокожая женщина кричащая «Живи, Беларусь!», а потом «Стоп» с характерным акцентом, и вскоре упавший в обморок глава пограничной службы?»

Валерий Викторович: Матрица. Везде работает матрица. Ни у какого серьезного государства такое представить себе просто невозможно. Ни у кого такого не было.

Ведь сами понимаете, чтобы эта чернокожая женщина там побегала, это всё нужно организовать: чтобы ей дали туда пропуск, чтобы её проверили, так скажем, по верхам. Потому что должен быть [определённый] допуск. Какой президент, такой и допуск к нему. Я имею в виду про Порошенко, да и Лукашенко тоже.

Что касается обморока главы погранслужбы, чего здесь удивляться? Порошенко и Лукашенко договорились о «приграничном сотрудничестве». Человек представляет, что это будет для него. И он представил, как ему придется крутиться даже не между двух огней, а между трех там и прочее.

Это при том, повторяю, что не надо заблуждаться насчет Лукашенко. Он во время этого визита самораскрылся по полной программе. Прежде всего, полностью прямым текстом отмежевался наконец-то от Минска. Он сказал, что это не его идея. Я даже могу процитировать, что он там сказал. «Я никогда не ставил перед собой целью бежать впереди паровоза или спешить вперед батьки в пекло».  То есть никогда такого не было, я исполнитель, я не спешу. «Спешить вперед батьки в пекло, как у нас в Украине, России, Белоруссии говорят. Я делал, делаю, и буду делать только то, о чём меня попросят два президента». Про одного он сразу и говорит: «Мне было поручено Петром Алексеевичем, организовать эту встречу в Минске. Это была не моя инициатива. Мне сказали, как это сделать, и я это сделал». Просто великолепно!

Ведущий: Чего изволите?

Валерий Викторович: Да. Петра Алексеевича здесь он приплел, что называется, к слову, но явно, что речь направлена не сюда. «Претензий нет! Потом Петр Алексеевич обратился ко мне по контактной группе, цитата: «Я хочу, чтобы это было в Минске. Сможешь это сделать? Сделай, пожалуйста!» Я это сделал. С Турчиновым на Полесье мы вели переговоры, были подняты пять [вопросов]. Ещё раньше со своим добрым знакомым…» Это добрый знакомый - этот фашист, этот убийца детей, развязавший войну на Украине. Для него это добрый знакомый. Это кому Лукашенко сигналы шлет!? Так вот: «Еще раньше со своим добрым знакомым Александром Турчиновым на Полесье мы вели переговоры. Были подняты пять-семь вопросов, которые он поставил мне. Я ему ответил, и сегодня публично на переговорах спросил: «А всё выполнил, что обещал?» Он ответил: «Более чем!»»

Обратите внимание, он постоянно подчеркивает близость именно к бандеровцам, свидомитам, фашистам убивающим женщин и детей на Донбассе. Он не говорит о том, что [хочет] сделать мир, и для этого он бы поехал в Донецк, в Луганск. Нет! Он говорит о том, что у него Порошенко друг и товарищ, и добрый знакомый Турчинов.

И он отвечает: «Так будет и впредь. Всё что поручат мне два президента, больше чем кто- либо вовлеченные в этот конфликт…» Представляете? А что это за два президента больше чем кто-либо вовлеченные в этот конфликт? Почему не сказать Порошенко и Путин? Но он обращается не сюда. Он говорит к двум президентам. А мы знаем, что эти два президента более чем кто-либо вовлеченные в конфликт – это сейчас Трамп и Путин. Поскольку именно они [стоят по разные стороны баррикады]: через государственность Соединённых Штатов реализуется глобальная ветхозаветная библейская политика, через  Путина реализуется политика русская.

Дальше: «Все что поручат два президента больше чем кто-либо вовлеченные [в этот конфликт], мы, белорусы, будем делать. Мы не претендуем ни на какие лавры. Какие могут быть лавры, когда гибнут люди» Ну, это патетика. «Никому никаких лавров от этого не будет. Поэтому вы…», - и здесь очень важно, - «Украинцы, должны знать, что у вас есть близкие и родные люди, которые живут чуть севернее вас, но ничем не отличаются от вас». Он к кому обращается? Он к фашистам и убийцам женщин и детей обращается, и говорит: «Я там, но я ничем не отличаюсь от вас. Я такой же бандеровец. Я также антирусски настроен, как и вы. Я ничем не отличаюсь от вас. А то, что я участвую в Минском процессе, не надо меня за это ругать. Мне сказано, я делаю».

Как он говорит? «Я никогда не ставил перед собой целью бежать впереди паровоза, спешить». Вот поэтому-то он до сих пор [и президент]. Его поставили президентом, пРезидентом Белоруссии. Поэтому он и стоит, «что он никогда не ставил перед собой цели бежать впереди паровоза». Кто паровоз в глобальной политике?

Он вписывается. Это вообще, его пламенная речь. Канал «112», по-моему, опубликовал видео. Рекомендую послушать. Великолепно! Он там себя полностью разоблачает.

Этот визит был запланирован заранее. Он не ситуативный. И поскольку обстоятельства такие критичные, он является определенным буфером между Порошенко, который нелигитимен вообще.   Мы его даже в рамках нынешнего уровня нашей суверенности не признаем. Мы не выписали мандат легитимности Порошенко. Он у нас просто осуществляет управление определенной территорией, и потому мы с этим бандитом вынуждены контактировать, чтобы там вообще не было полной катастрофы. А в основном мы работаем, в том числе и через Лукашенко. Но Лукашенко здесь открещивается. Он говорит: «Я такой же свидомит, я такой же бандеровец как и вы. Меня тоже Путин не устраивает, поэтому я не хочу участвовать в Минском процессе. Но меня попросили об этом. И в том числе, Петр Алексеевич, что ты на меня стрелки переводишь? Ты точно так же играешь. Ты ко мне по процедуре обратился»

Положение шаткое. И что произошло? По итогам двухчасовой встречи этих двух пРезидентов никакой пресс-конференции не было, потому что этого потребовал Лукашенко. Сказать что-либо людям прямо у него не было. Сказать, что он приехал поддержать бандитов и убийц? Что здесь он как бы увязывает и Белорусскую свою политику?

И вот представьте, на фоне всего этого они договариваются о приграничном сотрудничестве. Это о чем они договариваются? Естественно погранслужбе стало плохо. Это какие потоки оружия нужно будет скрывать? Ещё перемещение людей. Помните, у Белоруссии всё-таки есть безвизовое посещение для 80 стран. Боевиков можно направлять как в Россию, но здесь мы защитились, так и усилить ВСУ, эту организованную преступную группировку, вооруженный сброд Украины всякой мразью, в том числе возможно и из Сирии игиловских недобитков. А он понимает, что Украина-то дышит на ладан. Если он будет в этом деле участвовать, то будет сидеть на скамье подсудимых вместе с Петром Алексеевичем. И может быть даже недосидит. Может быть, его ещё раньше уберут, чтобы следы зачистить. Его же хозяева, которые это спланировали. То, о чём приехал договариваться Лукашенко.

Вот такая с ним ситуация. И ведь именно против Лукашенко выступала эта чернокожая девушка.

Ведущий: Следующий вопрос от Владимира: «Лидер демократов Чак Шумер в сенате США призвал не винить Россию в проигрыше Клинтон. Валерий Викторович, ожидается ли снижение «агрессивного наплыва» демократов на Россию? »

Валерий Викторович: Речь идёт не о наплыве агрессивных демократов или республиканцев. Там всё серьезнее.

Там есть страновая «элита», в отличие от России она там есть, и глобальная «элита». И та и другая «элита» участвует в надгосударственном управлении. Только одни участвуют на уровне глобальной политики, а другие на уровне внешней политики, поскольку они понятия не имеют о глобальной политике. И противостояние идёт именно между глобальной и страновой «элитой». Представители глобальной «элиты» есть и в демократах, и в республиканцах. Точно так же и [представители] страновой «элиты» – и в демократах, и в республиканцах.

Глобальная «элита» делает всё для того, чтобы снять напряг. Мало того, что там есть антирусская пропаганда, она там просто зашкаливает, так они вообще берегов не видят и собственно разрушают Соединенные Штаты, кстати, в интересах глобальной «элиты», и готовят [страну] к переформатированию. Но они это делают слишком ускоренно, что может вызвать обрушение всей государственности Соединенных Штатов. А [«глобальщикам»] этого не надо.

Но что самое интересное, они слишком сильно накачивают Россию. О чём он и говорит: «Надо остановиться. Нужно понять, если мы дальше будем настаивать, что мы банановая республика, что нам Россия ставит президентов, мы не сможем проводить глобальную политику на основе права сильного. Вы поймите простую вещь – если русские ставят нам президентов, то значит, они могут ставить нам и командующих, и всех остальных. И армия недееспособна, она деморализована: «Страну возглавляют предатели, которые ходят под пятой у русских. Зачем я буду выполнять эти приказы?»

Рушится сама американская гегемония. Это совпадает с планами «глобальщиков». Но она рушится слишком быстро – это не совпадает с планами «глобальщиков». Нужно контролируемо опускать Соединенные Штаты.

А страновики вообще не понимают, что они несут. Они не понимают, что чем больше они настаивают на том, что Соединенные Штаты - это банановая республика, а Россия - это мировая супердержава, тем быстрее они рухнут. Потому что от них быстрее убегут. Они же сами орут: «Мы слабые! Мы ничего не можем! Россия – это и мощная армия, и мощный президент, и мощная страна. Они что хотят, то и делают. Они к нам пришли, и всё [что захотели] сделали».

И люди, как Лавров, например, говорит: Если мы такие мощные, то почему мы в Молдавии своего президента не поставим? На Украине своего президента [не поставим]?» Но американский обыватель представляющий [различные слои населения]: работает ли он в структурах надгосударственного управления типа Госдепа, либо служит в армии, либо где то работает в других структурах государства, американский обыватель так себе вопрос не ставит. Если президента нам поставила Россия, то всё,  чего дергаться против России. А западный менталитет такой - всегда прав тот,  кто сильный, и всегда ложатся под сильного.

Ведущий: Рабский менталитет?

Валерий Викторович: Да, рабский менталитет.

Ведущий: Следующий вопрос от Григория Котовского: «Появилась информация о запрете критики в адрес Путина в Китайской народной республике. В частности, крупнейшая соцсеть Вейбо (Sina Weibo) установила блокировку сообщений содержащих негатив по отношению к нашему лидеру. Какие процессы готовятся в России, реакция на которые товарища Путина, могут привести к потере устойчивости управления в Китае? Есть ли в Китае влиятельные кланы способные поднять волну негодования в народных массах на почве непопулярных совместных решений Путина и Си, с целью недопущения переноса центра концентрации управления в Пекин и стабилизации положения страновых «элит» США? Может быть это связано с готовящейся чисткой в чиновничьих структурах как в России, так и в Китае? Спасибо за ваш труд!»

Валерий Викторович: К сожалению это вообще вопрос не о том. Это событие не о том.

Это действительно правильно связанно с переносом центра концентрации управления из Великобритании в Китай, но это не связанно с процессами как таковыми в России. Это внутрикитайская проблема. Этот низкочастотный процесс заложен на долгую перспективу.

И связан он вот с чем: Китай для организации управления в мире реализует проект «Шелкового пути». Ключевым звеном в проекте «Шелкового пути» является Россия.

Кстати Индия не входит в проект «Шелкового пути», что она и показала, не присутствуя на конференции. Но при этом Индия предлагает свои механизмы транспортного сообщения, и опять же именно через Россию.

Как не крути, Путин является ключевой фигурой в глобальной политике. Без него невозможно успешно проводить Китайскую политику экспансии и создания центра концентрации управления. Но если Путина критиковать как и везде, [это значит усиливать его позиции]. [Им необходимо] правильное обсуждение.

В управлении в первую очередь важны отрицательные связи в управлении, отрицательные обратные связи в управлении. Чем точнее идентифицируются ошибки управления, тем выше качество управления, и это управление наиболее успешно. Если же акцентировать [внимание] исключительно на положительных обратных связях, то есть отрубать голову гонцу, приносящему худые вести, то такие системы очень быстро идут в разнос и гибнут.

И этот запрет связан именно с вот этим обстоятельством. Ситуация складывается следующим образом: Путин реализуется как глобальный лидер всего существующего мира, который способен успешно решать управленческие задачи стоящие перед всем миром, в том числе и перед Китаем. Соответственно этому, если Путина будут критиковать, то общественная инициатива, в том числе и в Китае, будет постоянно наращивать собственное понимание политики проводимой Путиным и объективно его оценивать.

Но что самое главное – они будут сравнивать Путина с действующим китайским руководством: «А как бы Путин это реализовал, на примере того или другого уже реализованного шага?» У нас есть определенные задачи управления, и вот как Путин реализовал свои. Значит, Путин реализовал бы это с меньшими издержками,  с большей эффективностью. Критика Путина в соцсетях – это создание лидера, чей авторитет угрожает устойчивости китайским лидерам в силу ограниченности их профессионализма в системе управления.

Эту задачу надо решить? Надо. Каким образом? Мы запрещаем критиковать Путина. Соответственно этому, уже не рассматривается весь спектр событий связанных с управлением Путина. Но при этом, Путин что-то сделал хорошее - это одно, Путин что-то сделал и получился негативный результат, в том числе негативный результат и для Китая - это другое. Ведь толпа не понимает управления.

И тогда начинается [следующий процесс] - мы получаем накопление негативной статистики в толпе. [Смотрите], вот здесь мы [взаимодействовали] с Россией и получили вот такое. И это будет подстегиваться через СМИ, через те же социальные сети. Получили вот такой негативный результат, получили вот такой негативный результат. И в результате этого, [в то время] когда говорят: «Он великий, он могущественный, и прочее», но при этом накапливается негативная статистика, в Китае будет нарастать недоверие к Путину как к руководителю, в том числе глобальными проектами, и собственно повышаться доверие к китайским лидерам, которые действуют в логике социального поведения китайского общества. Понимать Путина без критики, поскольку он не член китайского общества, китайское общество будет не в состоянии. Оно не будет видеть процесса.

Таким образом, китайская номенклатура, китайское руководство на перспективу защитилось от влияния русской глобальной политики. Это так они думают. Запретами добиться ничего нельзя, но на какой-то момент истории они свое положение действительно стабилизируют. Хотя повторю: «То, что заложили - это низкочастотный процесс». Заложили базу подрыва доверия именно к Путину.

Ведущий: Далее вопрос от Алексея Дьяченко: «Добрый день, Валерий Викторович! Нам докладывают, что 12-13 тысяч лет назад на планете была глобальная катастрофа, всемирный потоп. Зазнобин говорит, что кто-то из долгоживущих «богов-атлантов» спасается. Величко докладывает, что после катастрофы возникли региональные цивилизации и переняли кое-какой опыт от предыдущих цивилизаций. Вопрос: Почему те из атлантов, которые спаслись, ждут 8-9 тысяч лет, и только потом скурвливаются и начинают воплощать библейский проект, и создают богоизбранный народ?»

Валерий Викторович: Прежде всего, атлантисты не ждали 8-9 тысяч лет, чтобы скурвиться. Они не скурвились. Они изначально проводили ту глобальную политику, осуществляли ту концептуальную власть, которую представляли.  

Что же касается этого якобы ожидания чтобы скурвиться, то прежде всего для того чтобы скурвиться должны быть причины. А у них таких причин не было, поскольку известным им миром они управляли на основе собственной концептуальной власти, своих концептуальных установок и через полную функцию управления.

Почему это стало только через 8-9 тысяч лет? Так это связано, в общем-то, с тем, что население выросло до такой степени, что потребовалась внешняя экспансия. Пока населения было мало, и хватало ресурсов их собственной управленческой базы - воспроизводство жрецов, которых могли отправлять туда-сюда, инструментарий как таковой не требовался. Но как только мир становился более многочисленный и сложный, то для того чтобы управлять им потребовался внешний инструмент. И они стали его создавать. Но поскольку эти 8-9 тысяч лет они пребывали в комфортном состоянии, «царствуй лежа на боку», так как людей было мало и знаний хватало запредельно, то они немножко задержались с созданием этого инструмента. Вместо семи поколений они создавали его всего лишь 42 года, что повлекло за собой сбой работы инструмента в виде очеловечивания. Для коррекции этого инструмента они придумали холокосты, то есть постоянное обрубание сухих ветвей, тех, кто очеловечивается и отказывается быть слепым инструментом для проведения глобальной политики глобального предиктора. Никакого скурвливания нет. Они просто ждали. Но за это время они чуть-чуть потеряли знаний, и поэтому опоздали. И это опоздание, фазовый сдвиг в управлении. У них постоянно нарастает [этот процесс], что и привело сейчас весь мир к глобальному экономическому, экологическому и военно-политическому коллапсу, на грани которого мы стоим.  

Глобальный предиктор не может управленчески справиться со стоящими перед миром задачами. Улететь с этой планеты он тоже не может. Перенести [интелект] на материальный носитель он тоже не может. [Не может сесть] на какую-нибудь железку и улететь в космос.

Значит надо поддерживать жизнь на планете Земля. А это может только Россия. Вот и приходится сейчас считаться с Россией, помогать ей вставать на ноги. И естественно помогать  Путину в меру того что они считают для себя возможным поступиться принципами. А там где невозможно, значит невозможно.

Но одно скажу: «Они сейчас в том состоянии, в котором без Путина и России, без России во главе с Путиным они с задачами управления не справятся». Поэтому они просто обязаны, что они, в общем-то, и осуществляют, хранить Путина. Хранить его, оберегать всеми силами. Иначе катастрофа для них. Мир их вообще не интересует. [Им не интересно] что его зальёт кровью. А вот катастрофа для себя родных любимых их интересует.

А Путин осуществляет русскую концептуальную власть. Проводит глобальную политику в интересах вот этой власти. Не нравится им это, а деваться некуда. Жить хочется. И улететь они никуда не могут.

Поэтому они и предпринимают различные механизмы, как в данном случае с запретом критики Путина в соцсетях, для того чтобы в какой-то степени нивелировать влияние Путина на весь мир. Но всё равно без него никак не обойтись.

Ведущий: И последний вопрос от Евгении, которую поддержали еще 46 пользователей: «Валерий Викторович, сегодня, (21 июля вопрос был прислан), Путин на встрече с детьми из образовательного центра «Сириус» сказал что, цитата: «Человечество находится на пороге нового скачка развития», - конец цитаты. Из этого ясно, что там наверху уже что-то точно знают, есть какое-то грандиозное открытие, и направление движения всего человечества на основании этого открытия. О чем идет речь?»

Валерий Викторович: О Законе Времени, и о том, что уже, в общем-то, было на планете Земля.

Когда задавали вопрос по глобальному предиктору: «Чего они ждали, прежде чем скурвиться?» Они не скурвились, они всегда были такими.

Глобальный предиктор понимая, что он уже упустил момент, когда цивилизация стала развиваться по технологическому пути, когда стала развиваться техногенная цивилизация, и, понимая, что техногенная цивилизация будет давать знания всему населению, и в результате взаимодействия разных отраслей знания уже на бытовом уровне людьми будут осваиваться основы управления, что подрывает, в общем-то, устойчивость власти глобального предиктора, он всеми силами всегда старался затормозить распространение знаний в обществе. Всеми силами, всегда, на протяжении всей эпохи человечества. Это и инквизиция, и нынешняя реформа образования, которая идёт по стопам западной реформы образования, где дети уже просто не умеют ни читать, ни писать, ни считать. Для них школа – это фан. У нас ещё за счет Советского Союза держится определенный профессионализм.

Они пришли к выводу, что технологическое развитие общества дошло до такой степени, что тех ресурсов, которые есть, им для подготовки специалистов вполне достаточно. Но они и здесь ошиблись. Поэтому они вынуждены сейчас считаться с тем, что Россия предпринимает усилия к тому, чтобы спасти образование в России, иначе [произойдёт] крушение всего технологического процесса во всем мире.

Развитие науки и техники шло стремительным путем. Просто стремительно. И уже в начале XX века речь о космических полетах была, в общем-то, речью о решенном деле. Что технологий уже в принципе хватает, нужно только конкретно спроектировать [летательный аппарат] и выйти [в космос]. И в середине XX века, несмотря на две войны, которые задержали это технологическое развитие, и что часть ресурсов отвлекли на войну, часть интеллектуального потенциала имеется в виду, и часть была просто уничтожена, тем не менее, общество и технологически, Советский Союз быстрее, чем Запад, и интеллектуально, опять же Советский Союз, осуществило полеты в космос. И вот это поступательное движение цивилизации в течении XX века реально ощущалось. Просто конкретно ощущалось.

И есть, так скажем, материальное свидетельство того как воспринимался технологический процесс скажем в 80-е года, и как он воспринимается сейчас. Есть такой фильм-реклама, который сейчас живет сам по себе, хотя это была большая финансовая афера с привлечением денег, многие люди при этом разорились - это фильм «Назад, в будущее» снятый в 80-е года. И вот там, в 2015 году по их задумке автомобилям уже не нужны были колеса. Автомобили должны были летать. Уже в 80-е года было зримо видно, что технологический процесс на всей планете резко и резко тормозят. Обретение знаний населением резко тормозят.

У нас тоже проходили реформы снижающие уровень образованности. Та сталинская система образования, которая обеспечивала восстановление народного хозяйства, выход в космос, и все прочее, движение Советского Союза вперед, она во времена Брежнева проходила через реформы, и качество образования снижалось.

И поскольку такие же реформы шли на Западе, думающим людям уже было видно, что весь научно-технический прогресс резко-резко тормозят. Но обыватели, которые снимали эту рекламу, ещё жили тем ощущением, что наука будет развиваться по принципу сотового телефона. Сотовый телефон был таким недоступным, а сейчас он для всех обычная игрушка.

Все отрасли они не могли тормознуть, но в целом научно-технический прогресс очень сильно и сильно замедлился. В результате этого [у нас] уже 2017 год, а автомобили как ездили на колесах по дорогам, так и ездят.

Ведущий: На примитивном двигателе внутреннего сгорания.

Валерий Викторович: Но это, так сказать в рамках того понимания. [Распространение знаний] всегда тормозили.

И что происходит сейчас? Сейчас, повторю, глобальный предиктор попал в собственную ловушку. Понижая качество образования исполнителей, думая, что хватит вот этих квалифицированных кадров для того, чтобы управлять автоматизированными, роботизированными линиями, что роботы заменят везде и всё, они попали в ловушку. Мир пошел по немножко другому пути, и они еще не достигли «золотого миллиарда», чтобы выйти на это состояние. Значит им нужно стабилизировать положение во всем мире. А для этого требуется гораздо больше специалистов, причем управляемых.

Почему тормозили технологический прогресс? Да потому что давать знания, не изменяя тип психики в сторону его повышения, не делая людей людьми – это все равно, что дать обезьяне гранату или автомат. Есть хороший ролик, какие-то люди из миротворческого контингента в Африке, когда им было скучно, взяли и дали автомат обезьяне, и как они потом по всем щелям щемились, пока у нее патроны были. А ей смешно было, всё куда-то летит, всё разлетается, разбивается. Поэтому дать вот этой толпе с нечеловеческим типом психики такие технологии - это означает взорвать свой мир. Они вынуждены были это тормозить.

Повышать-то тип психики они не хотели. Это было только в Советском Союзе, тип психики повышали до человеческого. Старались, во всяком случае, повысить, но не смогли. Но насколько сильно повысили, что просто так затормозить этот процесс не смогли. И в результате этого единственная сила, которой сейчас можно безболезненно для цивилизации давать знания - это оказывается постсоветское пространство, это оказывается Русский мир!

Ведущий: Без кавычек.

Валерий Викторович: Без кавычек!

На той территории, где он уже реализовался в наиболее полной мере, хотя до концептуальных основ Русского мира ещё ой как далеко. Имеется в виду авангард, где он реализовался, где повышен [уровень психики]. Это конкретно Россия! Дашь этим людям знания и тогда уже можно спокойно, не как с обезьяной с гранатой или обезьяной с автоматом, разговаривать, и отводить мир от той грани глобальной экологической, экономической, военно-политической катастрофы, [которая сложилась].

Им нужны кадры, поэтому они вынуждены соглашаться с возвращением нормального образования у нас в России. Только нужны кадры, которые бы это осуществили. Потому что всякие Фурсенко осуществили «навальнят».

Чем привлекает детей Навальный? Они сами того не понимая создали силу, которая их уничтожит. Как капитал создал пролетариат, который его похоронит, так создавая общество потребления нынешняя власть создает полностью своего могильщика. Хоть в России, хоть на Западе. Потому что при нечеловеческих типах психики потребление не имеет границ. А зависть всегда присутствует: «Мне не хватает». А значит это протестный электорат. Не электорат, а протестная сила, которую можно бросить в бой. Для них это вообще не важно, они же дети. Но они же завидуют тем у кого что то есть. А на всех плюшек не хватает. И значит ситуация, при которой вот этот протест общества потребления будет канализирован против кого-то из своих противников, для реализации своих политических проектов, как на Майдане, или против Путина вывести, она, в общем-то, призрачная. Использование этого инструмента однозначно приведет к тому, что джинн, выпущенный из бутылки, сожрёт и своих, тех, кто попытается встать на пути. Он дальше покатится. Это общество самоуничтожения.

Общество потребления – это общество самоуничтожения. Нельзя выпустив вот этого джинна из бутылки думать, что ты дальше будешь управлять. Те, кто за Навальным стоит, глубоко заблуждаются, что они используют [эту силу] против Путина, скинут Путина, и установят свои режимы. Ничего подобного. [Волна] дальше пойдет. Уже все забыли про убийство Маши и Саши, а звоночек прозвучал в начале 2000-ых годов. Вот на это посмотрите. Вот это вы собираетесь сделать, реализовав политический проект на основе «навальнят». Это то поколение, которое воспитывается исключительно квалифицированными потребителями, то чего вы хотели. А нужно творцов воспитывать. К чему сейчас Путин и возвращает. Деваться глобальному предиктору некуда, и он возвращает.

Путин, в общем-то, говорит: «Нам ещё технологический уровень, который был понятен и достижим всем обывателям в 80-е годы, что и выразилось в фильме «Назад, в будущее» во всех трёх частях, надо бы реализовать. Оно близко, но кадровой базы нет. Вот как только будет эта кадровая база…» Он и разговаривает, в общем-то, с научной кадровой базой».

И когда эта научная кадровая база выйдет в активную жизнь, всё будет реализовано. Но уже в сторону человечности, а никак не в сторону самоуничтожения человечности.

А вот это, извините, сразу продолжу, как раз ставит вопрос о концепции общественной безопасности.

Как мы начинали с Малороссии - это предложение, диалог ко всем мирно разрешить конфликт на Украине с учетом заинтересованности всех сторон, чтобы сами бандеровцы и свидомиты были поставлены, что называется, в мирное русло, и своей жизнью убеждались в том, что вот этот путь бандеровщины и свидомизма гибельный. Чтобы они становились людьми, а не украинцами, в смысле маргиналами, как и придумали это название. Так и сейчас то, о чём сказал Путин в «Сириусе», по сути, ставит вопрос об освоении «Концепции общественной безопасности» всеми слоями населения. Не только в России, но и во всем мире. Как реализовывать этот проект именно общественной безопасности. Чтобы не было опасности, что технологии достанутся людям с нечеловеческим типом психики, которые реализуют его по принципу обезьяны с гранатой или с автоматом. Только «Концепция общественной безопасности» предлагает такой рецепт. В Мире такого больше нет. Вот она, дискуссия.

Ведущий: Как я уже сказал, это был последний вопрос.

Валерий Викторович: Вот мы в принципе и вышли на то, что всегда у нас традиционно [звучит призыв к освоению знаний]. Дело не в том, что я его как мантру что ли читаю. Просто я как напоминание хочу зафиксировать то, о чём мы сейчас говорили последние два вопроса. Да и вообще обо всём, что мы говорили. Это необходимость знания теории управления. Как управляются социальные суперсистемы. Как сделать так, чтобы знание не навредило человеку.

Все эти знания даются только в «Концепции общественной безопасности». Без освоения этих знаний невозможно двинуться дальше. Без освоения «Достаточно общей теории управления» не будут понятны все управленческие движения в мире и в России.

Мы ставим вопрос о том, чтобы реализовать этот проект. И он зависит от того, что люди будут работать над собой. Потому что знание – власть, и эту власть надо брать в свои руки. Не возьмете эту власть в свои руки, не будете защищать интересы свои и своей семьи, значит, управленческие процессы будут реализовываться на основе других установок, и могут быть реализованы не только за счет ваших ресурсов, но и вопреки вашим интересам. А если вы будете занимать активную жизненную позицию и понимать, как осуществляется управление социальными суперсистемами, вы всегда сможете [защитить свои интересы].

Это всегда баланс интересов. Общество нужно формировать на этом балансе. Развитие общества может обеспечить только соблюдение этого баланса, когда в общественной дискуссии будут пониматься [вопросы о том], какие общественные явления нужно изживать, поскольку они ведут к деградации и гибели, а какие общественные процессы нужно поддерживать.

Но это всё можно делать только на основе знания. Поэтому читайте книгу «Концепции общественной безопасности», толстые книги внутреннего предиктора СССР, осваивайте новые знания, защищайте интересы свои и своей семьи, будьте счастливы. Мирного неба вам.

До свидания, до следующих встреч!
Задать вопрос Валерию Викторовичу Пякину к следующему выступлению: http://fct-altai.ru. ФКТ-Алтай вконтакте: http://vk.com/fct_altai.

Поддержка проекта Вопрос-ответ: Сберкарта 4276020010159462, Яндекс.Деньги 410012141177441, PayPal: fct-altai22@yandex.ru, WebMoney RUR: R731271274986, WebMoney EUR: E183132214214, WebMoney USD: Z229065443747
Поддержка проекта МедиаМера: http://mediamera.ru/about

Общие папки и раздачи со всеми выступлениями Валерия Викторовича Пякина:
Видео:[yadisk][cloudmail][nnmclub] Аудио:[yadisk][cloudmail][drivegoogle][itunes.apple.com]
Добавить комментарий

Новые комментарии