Путин В.В. (2016.01.25) - Мне очень нравились и до сих пор нравятся коммунистические и социалистические идеи. Дискуссия между Сталиным и Лениным о строительстве СССР

Д.Бузгулов: Астраханская область, Бузгулов Даниэль, учитель истории.

Уважаемый Владимир Владимирович! Преподавая историю, я сталкиваюсь с тем, что приходится часто прибегать к объективным оценкам прошлого. И в преддверии приближающего векового юбилея Великой Октябрьской революции, – по разному трактуют, конечно, это название, – не понимаем, что надо учитывать и патриотическую составляющую в развитии личности подрастающего поколения, и уважительное отношение к прошлому.

Знаю, что Вы относитесь уважительно и к своим предшественниками, как к политическим, государственным деятелям, руководителям нашей страны, и уважительно, бережно относитесь к культурному, историческому наследию нашей Родины. Немного диссонансно прозвучали Ваши слова по поводу оценки личности основателя советского государства на последнем Совете по науке. И опять поднимаются вопросы, актуален ли вопрос о перезахоронении Владимира Ильича Ленина.

Но чтобы пресечь какие‑то попытки кого бы то ни было вбивать клин в наше единое российское общество, имеющее разные политические предпочтения, с тем, чтобы подрастающее поколение всегда имело стабильную преемственную патриотическую составляющую в своей личности, не могли бы Вы прояснить свою позицию по поводу этого вопроса? Ваша позиция очень важна для нас. Спасибо.

В.Путин: Пожалуйста, сформулируйте вопрос.

Д.Бузгулов: Вопрос о Вашем личном отношении по личности основателя советского государства, и актуален ли вопрос о перезахоронении Владимира Ильича Ленина?

В.Путин: Что касается перезахоронения и других вопросов подобного рода, Вы знаете, мне кажется, нужно к этому подходить очень аккуратно, чтобы не предпринимать никаких шагов, которые разделяли бы наше общество. Нужно, наоборот, его сплачивать. Вот это самое главное.

Теперь по поводу оценок той очень небольшой дискуссии, которая у нас развернулась на Совете по науке и образованию. О чем шла речь? И вообще, если вы спрашиваете о моих оценках, вы знаете, я так же, как и миллионы советских граждан, 20 с лишним миллионов, был членом Компартии СССР, и не просто был членом Компартии, почти 20 лет проработал в организации, которая называлась Комитет государственной безопасности СССР. А это организация — наследница ЧК, которую называли вооруженным отрядом партии. И если человека по каким‑то соображениям выбывал из рядов Компартии, его немедленно увольняли из КГБ. Я не был таким по необходимости членом партии, я не могу сказать, что я был совсем уж таким идейным коммунистом, но я, тем не менее, относился к этому очень бережно. В отличие от многих функционеров я не был функционером, с партийной точки зрения, я был рядовым членом партии. В отличие от многих функционеров я не выбрасывал партийный билет, не сжигал его. Я сейчас не хочу никого осуждать, разные мотивы могли быть, это их дело, как поступить. Компартия Советского Союза развалилась, у меня билет до сих пор где‑то там лежит.

Мне очень нравились и до сих пор нравятся коммунистические и социалистические идеи. Если мы посмотрим Кодекс строителя коммунизма, который широко тиражировался в Советском Союзе, он очень напоминает Библию. Это не шутка, это такая выдержка из Библии на самом деле. Идеи хорошие: равенство, братство, счастье, но практическое воплощение этих замечательных идей в нашей стране – они были далеки от того, что излагали социалисты-утописты Сен-Симон, Оуэн. Наша страна не была похожа на «Город Солнца».

Все обвиняли царский режим в репрессиях. А с чего началось становление Советской власти? С массовых репрессий. Я уже не говорю про масштаб, но просто такой наиболее вопиющий пример – это уничтожение и расстрел царской семьи вместе с детьми. Могли бы быть еще какие‑то идейные соображения по поводу того, что нужно искоренить, так сказать, возможных наследников. Но зачем убили доктора Боткина? Зачем убили прислугу — людей, в общем‑то, пролетарского происхождения? Ради чего? Ради того, чтобы скрыть преступление.

Понимаете, мы никогда раньше об этом не задумывались. Хорошо, сражались с людьми, которые воевали с советской властью с оружием в руках, а священников почему уничтожали? Только в 2018 году 3 тысячи священников расстреляли, а за 10 лет – 10 тысяч. На Дону – там сотнями под лед пускали. Когда об этом начинаешь задумываться, когда появляется новая информация, по‑другому многие вещи оцениваешь.

Вот Владимир Ильич Ленин в одном из писем, по‑моему, Молотову писал, что «чем больше мы реакционных представителей буржуазии и священнослужителей – я дословно цитату не помню, – расстреляем, тем лучше». Вы знаете, такой подход как‑то не очень вяжется с некоторыми нашими бывшими представлениями о самой сути власти.

Да, но роль в развале фронта Первой мировой войны коммунистической, большевистской партии тоже известна. Получилось что? Что мы проиграли проигравшей стране, через несколько месяцев Германия капитулировала, а мы оказались проигравшими проигравшей стране – уникальный случай в истории. А ради чего? Ради борьбы за власть. Как мы, зная сегодня это, оценивать должны вот эту ситуацию с огромными потерями для страны, с колоссальными просто?

Затем, экономика. Ведь к НЭПу уже перешли почему, потому что даже продразверстка не сработала, не смогла. Невозможно было обеспечить крупные города продовольствием. Поэтому перешли к рыночному хозяйству, к НЭПу, потом быстро его свернули.

Знаете, то, что я сейчас говорю, – это мои личные выводы, мой личный анализ. Плановое хозяйство имеет определенные преимущества, оно дает возможность сконцентрировать ресурсы общегосударственные на выполнение важнейших задач. Так были решены вопросы здравоохранения, в чем безусловная заслуга компартии того времени. Так были решены вопросы образования – безусловная заслуга компартии того времени. Так были решены вопросы индустриализации в оборонной ее части. Я думаю, что если бы не концентрация общегосударственных ресурсов, Советский Союз не смог бы подготовиться к войне с нацисткой Германией. И велика была бы вероятность поражения с катастрофическими последствиями для нашей государственности, для русского народа и других народов Советского Союза. Поэтому это все безусловные плюсы. Но в конечном итоге нечувствительность к изменениям, нечувствительность к технологическим революциям, к новым технологическим укладам привела к коллапсу экономики.

И, наконец, самое главное, почему я говорил, что нужно по‑другому взглянуть на идеи, которые сформулировал тогдашний руководитель советского государства – Ленин Владимир Ильич. Мы‑то говорили о чем? О чем я говорил? О том, что была заложена мина под здание нашей государственности. Что я имел в виду? Вот теперь конкретно. Я имел в виду дискуссию между Сталиным и Лениным по поводу того, как строить новое государство, Советский Союз.

Если вы историк, вы должны знать, что Сталин тогда сформулировал идею автономизации будущего Советского Союза.
В соответствии с этой идеей все остальные субъекты будущего государства должны были войти в СССР на основе автономии с широкими полномочиями. Ленин раскритиковал позицию Сталина и сказал, что это была несвоевременная, неправильная идея. И более того, он продвинул идею вхождения всех будущих субъектов этого государства, а тогда было 4 субъекта – Россия, Украина, Белоруссия и, кстати говоря, юг России Северо-Кавказская федерация, как она называлась – вы лучше меня знаете.

Так вот, он, Ленин, выступил за то, чтобы государство, Советский Союз образовался на основе, как он говорил, я могу ошибиться, но идея понятна, полного равноправия, с правом выхода из Советского Союза. И вот это и есть мина замедленного действия под здание нашей государственности. Мало того, что к границе привязали этносы многонационального, по сути, унитарного государства, к каким‑то территориям, причем границы определяли совершенно произвольно и, в общем‑то, далеко не всегда обосновано. Украине, допустим, Донбасс передали под каким предлогом? Повышение процентов пролетариата на Украине для того, чтобы иметь там большую социальную поддержку. Бред какой‑то, понимаете? И это не единственный пример, и других много.

Вот, скажем, культурная автономия – это одно, автономия с широкими государственными полномочиями – это другое, а право выхода из государства – это третье. И в конечном итоге, в том числе и это, наряду с неэффективной экономической и социальной политикой, привело к распаду государства. Это и есть мина замедленного действия.

А что же это, если не мина замедленного действия? Именно так оно и есть. И мы должны просто внимательно, имея в виду возможности сегодняшнего дня, анализировать все, что было в прежние времена. Но нельзя одной черной краской мазать все, что было в прошлом, или в радужных тонах смотреть на то, что происходит сегодня. Надо внимательно, объективно анализировать для того, чтобы не допускать ошибок, которые были допущены, в будущем, а выстраивать и наше государственное строительство, экономику, социальную сферу так, чтобы государство только укреплялось, и у нас такая возможность, в том числе с помощью Общероссийского народного фронта, есть.
Общие папки с интересными выступлениями Владимира Владимировича Путина: [cloudmail_1][cloudmail_2]
Комментарии (3)

Интересно! Вот здесь как раз вопрос был поднят в плоскости идеи, которую Виктор Алексеевич Ефимов, если не ошибаюсь излагал, а именно идея об оттоке из городов, ближе к природе. Женщина здесь говорила о проблемах с выделениями участков многодетным семьям. Так вот, какой простор подключиться к этой теме, наполнив ее дополнительным смысловым содержанием.

Вопрос об обеспечении инфраструктурой одно и более гектарных участков выделяемых многодетным и просто здравым семьям, в очень значительной степени притянут за уши, поскольку на современном технологическом уровне обеспечение эл.энергией, водой, канализацией, интернетом, имеет сопоставимые по стоимости автономные решения. Это утверждение уже верно для микропоселков от 10 домов и соответственно проблема из техническо — разрешительной, перетекает в область исключительно интеллектуально — организационной.
Доступность решается выделением земельных участков, вдоль уже существующих автодорог, с последующим углублением нарезки.
Единственно реальная проблема сидит в Госдуме и на законодательном уровне блокирует те немногие решения, которые может понять и добраться.
 
 

Новые комментарии