Величко М.В. (2014.07) - Разговоры о жизни 14

Скачать видео:[yadisk][cloud.mail] Скачать звук:[yadisk][cloud.mail]
 
Разговор об экономической безопасности, производстве, товарообмене, инфляции, стоимостном балансе, экономической математике, удовлетворении потребностей населения, планировании, научно-техническом прогрессе и глобальном кризисе человечества.

0:00:00 - экономическая безопасность
0:00:45 - кто делает инфляцию?
0:04:25 - экономическое убийство СССР
0:07:58 - определение экономической безопасности
0:11:47 - биржевые индексы не показывают экономического развития
0:14:44 - управленческая задача экономической безопасности
0:16:00 - экономическая безопасность государства и общества
0:17:37 - эксплуатация человека человеком в СССР, на Западе, в современной России
0:20:56 - математическая модель экономики
0:29:03 - продуктообмен и стоимостной баланс
0:35:25 - какие должны быть розничные цены?
0:38:00 - энергия для производства товарной массы
0:42:47 - как деньгами угробить экономику
0:46:35 - ссудный процент как тормоз экономики
0:47:55 - экономика двоечников
0:55:47 - грыжа экономики - спекулянты и финансовые рынки
1:01:10 - ложь про кризисы перепроизводства
1:03:18 - как царь Пётр копейки зарабатывал
1:04:44 - инфляция - дело рук дураков и предателей
1:08:22 - как избавится от революционеров, жуликов и финансовых воротил
1:16:26 - полезные и вредные потребности
1:22:20 - экономическая кибернетика
1:24:42 - экономическое управление потребностями общества
1:29:10 - демографическая пирамида России
1:31:07 - демографически обусловленные потребности
1:38:14 - предсказуемость научно-технического прогресса
1:39:49 - тонкости планирования
1:48:03 - безусловные доходы
1:49:36 - продолжение дела Сталина
1:51:51 - глобальный кризис человечества
Стенограмма

Михаил Величко: Сегодня мы будем говорить об экономической безопасности. Реальность такова, что подавляющее большинство людей качество государственного управления оценивают по покупательной способности своей зарплаты, и тому, что есть в магазинах, и на неё можно купить. А всё, что касается идей социальной значимости, философии - это с их точки зрения не актуально. И поэтому из всего цикла для многих это - самая актуальная беседа, поскольку затрагивает вопросы экономики.

Начну с цитаты. Книга "Сорок лет в правительстве", автор Николай Константинович Байбаков, на протяжении двадцати с лишним лет занимал должность председателя Госплана СССР.

Страница 288: Если бы мне в бытность председателем Госплана сказали: "Товарищ Байбаков, ты закончил год с эмиссией в 20 миллиардов рублей, не обеспеченной товарным покрытием", я бы с ума сошел, наверное. А при Сталине меня обвинили бы во вредительстве, и если бы сразу не расстреляли, то в лагерь упекли бы наверняка. Теперь же это называется платой за переход к рынку.

Я далёк от того, чтобы идеализировать плановую экономику Советского Союза. Я далёк от мысли о том, что если бы Советский Союз сохранился, и Госплан продолжал бы работать на основе того же научно-методологического обеспечения, которое в нём было в те времена, то мы бы были процветающей державой. Не были бы, потому что, не всё было в порядке в аспекте научно-методологического обеспечения, планирования, и других этапов полной функции при управлении экономикой Советского Союза. Поэтому, действительно к началу перестройки всё, что массово производилось в СССР, начиная от трёхкопеечного скоросшивателя, и кончая образцами военной техники, в большинстве своем, так или иначе, уступало по тем или иным параметрам зарубежным аналогам. Другое дело, что за рубежом не всё было. Поэтому некоторые уникальные образцы, они ничему не уступали, поскольку аналогов за рубежом не было.

А теперь мы живём в другое время. И то, что сказал Байбаков, оно осталось в прошлом. Теперь нам представители Центробанка и Минэкономразвития рассказывают, что Центробанк сдерживает денежную массу, ограничивает её рост, потому что он опасается роста инфляции. Что кредиты высоки, потому что, велика инфляция.

А хотелось бы получить ответ на другой вопрос. А если вот Центробанк бы не сдерживал денежную массу, а осуществлял эмиссию, и инвестировал бы эмитированные деньги в развитие реального сектора, так, чтобы создавались новые производства, обновлялись существующие производства, а в итоге бы появилась какая-то новая продукция, которой сейчас нет. И предоставление этой продукции обществу позволило бы повысить качество жизни. Как, инфляция бы была, или нет? Но это только один вопрос, на который ни экономисты из РАН, ни представители правительства Центробанка ответить по существу не смогут. Поэтому, нам придётся заняться тем, чего в своё время не пожелал Лифшиц, а именно, постараться понять: что такое экономика, и как она функционирует.

Мы живём на основе коллективного труда, труда не просто, а труда профессионального, труда специализированного. И для того, чтобы всё было хорошо, этим общественным объединением труда надо как-то управлять. Потому что благосостояние всех и каждого, это не только производство. Это ещё и распределение произведенного, регулирование доступа к природным благам, как производителей продукции, так и потребителей конечной продукции, и много ещё чего другого. Поэтому, если экономическая безопасность семьи и человека где-то в Средневековье, когда крестьянское хозяйство было практически самодостаточной системой, в аспекте производства и потребления, и качество жизни было обусловлено личным трудом, без каких-либо оговорок о том, что государство функционирует так, или не так, то сейчас любой сколь угодно высокий профессионализм в любой сфере деятельности может быть обесценен тем, что придёт какой-нибудь очередной Гайдар, и начнёт какие-нибудь очередные реформы. И эти реформы будут столь же бестолковы и вредительски, как и реформы девяностых годов, которые выразились в конечном итоге в экономическом геноциде, за который пока никто не ответил, и, судя по всему, отвечать не собирается.

Когда говорят, что рухнули только неэффективные производства, это наглая ложь, потому что, советская авиационно-космическая промышленность, рыбопромысловый флот, морской торговый флот, - все в советское время были вполне на уровне мировом, в ряде случаев задавали этот мировой уровень. Например, вертолёты, спроектированные в Советском Союзе в шестидесятые годы, до сих пор это наилучшие вертолёты в мире, аналогов которым нет, и вся модернизация проходит только в направлении обновления приборной базы, и замены старых двигателей на более новые, совершенные. Тем не менее, фирму Миля в годы реформ поставили на грань банкротства. (ред: завод был создан генеральным конструктором Михаилом Милем в 1947 году) Поэтому, есть очень много вопросов.

Тем не менее, проблематика экономической безопасности, это одна из тем, на которую больше всего графоманства. Определений того, что такое экономическая безопасность, полным-полно, разные авторы выдают разные определения. А реальность такова, что ни одним из этих определений пользоваться в практической политике невозможно по той причине, что определения проистекают из управленчески и метрологически несостоятельных экономических теорий.

Если же понимать, что обеспечение экономической безопасности, это управленческая задача, то на основе Достаточно Общей Теории Управления можно определить понятие информационно-алгоритмической безопасности управления. Под этим понимается способность достигать намеченные цели управления с приемлемым уровнем качества управления в условиях воздействия на процесс управления целенаправленных помех извне, то есть:

- действий противников этой концепции управления, которые придерживаются иных концепций управления,

- в условиях действия собственных шумов системы управления, и управляемого объекта,

- а также разного рода стихийных факторов.

То есть, это управленческая задача.

При таком подходе обеспечение экономической безопасности общества и государства - это частный случай информационно-алгоритмической безопасности управления вообще. И если обеспеченная информационно-алгоритмическая безопасность государственного управления в аспекте экономики, то тогда при некоторых дополнительных условиях может быть обеспечена экономическая безопасность всех членов общества, которые нравственно, этически готовы честно участвовать в общественном объединении труда.

Если соотноситься с этим рисунком, где показана циклика решения частных задач, то экономическую безопасность общества и государства можно рассматривать в широком смысле и в узком смысле. Разница будет в том, что при рассмотрении экономической безопасности в широком смысле, нам потребуется набор критериев, включающий в себя три группы:

- Физико-географические, характеризующие устойчивость биоценозов.

- Демографические, характеризующие показатели медико-биологические населения, и показатели культурной состоятельности населения, то есть, их уровень образования, параметры этики. А также количество населения, и характеристики миграции его в пределах государства, которые могут быть обусловлены, как физико-географическими, так и экономическими причинами.

- А также, сугубо экономические показатели, которые характеризуют производственно-потребительскую систему общества, внешний торговый баланс и некоторые параметры финансовой системы.

Мы регулярно, каждый день практически слышим в сводках новостей какие-то рассказы о том, чего происходит на биржах. Спрашивается: а эти биржевые показатели имеют какое-либо отношение к тому, что в перспективе сельская учительница из той категории потребительских стандартов, которая сейчас характерна для неё, перейдёт в будущем в более высокую категорию потребительских стандартов?

Артём Войтенков: Маловероятно.

Михаил Величко: Реальность такова, что нам подсовывают какие-то цифры, которые не имеют никакого отношения к реальным параметрам, которыми характеризуется экономика. А если говорить о производстве, то в интересах общества какие параметры необходимы? Во-первых, это номенклатура той продукции, которая действительно необходима для того, чтобы общество жило и развивалось в преемственности поколений. А дальше по каждой позиции номенклатуры:

- сколько производится,

- сколько импортируется,

- и как это соотносится с потребностями общества, как такового.

Если говорить об эффективности экономической системы, то появляются ещё показатели, которые характеризуют производительность труда, то есть, сколько производится в расчёте на одного занятого, либо в обществе вообще, либо в конкретной отрасли производства. Если обратиться к советским временам, то в советские времена ЦСУ СССР (Главное статистическое управление) регулярно публиковало такого рода сведения. Сейчас такого рода сведения не публикуются, но интересно и то, что они не интересуют и депутатов Государственной Думы при ежегодных заслушиваниях отчётов правительства о достигнутых успехах.

Успехи же таковы, что под предлогом того, что страна не пережила ещё последствия кризиса 2008-го года, экономика у нас то ли медленно развивается, то ли пребывает в стагнации. А ответить на вопросы, чего в ней происходит - тема проблемная, поскольку те показатели роста, которые иногда называются, они в пределах ошибки при сборе экономической статистики. А всё-таки, хотелось бы, чтобы страна развивалась. И соответственно, термин "экономическая безопасность" государства в широком смысле предполагает обеспечение его экономической безопасности в узком смысле, при удовлетворении критериев физико-географической, и демографической групп. А экономическую безопасность государства в узком смысле можно определить, как способность хозяйственной системы государства обеспечить его политику, как внешнюю, так и внутреннюю, всеми видами природных благ и продукции с приемлемым уровнем достаточности потребления на основе собственного производственного потенциала во взаимодействии с внешними хозяйствующими субъектами, в условиях целенаправленного противодействия геополитических противников, геополитических конкурентов, и воздействия стихийных, то есть неуправляемых природных и внутрисоциальных факторов.

Вот, определение длинное, включает много чего, но всё-таки, это управленческая задача, которая может быть понята.

Однако экономическая безопасность государства и экономическая безопасность общества - это не одно и то же. Почему? Потому что государство может быть олигархическим по своему характеру, и тогда правящие олигархи приемлемы, если экономические потребности общества удовлетворяются по минимуму, по остаточному принципу, и это не гарантирует безопасности общества в перспективе, поскольку минимум не позволяет детям получать необходимое образование, родители не имеют времени на воспитание детей, поскольку вынуждены работать с утра до зари за гроши. Олигархическое государство может быть не суверенным, то есть, оно может работать на интересы зарубежных политических сил, по отношению к которым население данной страны, это просто экономический ресурс, а издержки на содержание ресурса так же должны быть минимальными. Но поскольку внешний эксплуататор заинтересован в устойчивости эксплуатации, то он должен обеспечить экономическую безопасность правящего государства, как инструмента эксплуатации территории, и населения в этом регионе.

Экономическая безопасность общества - она действительно основывается в современности на обеспечении экономической безопасности государства. Но при этом она предполагает искоренение такого явления, как эксплуатация человека человеком. И эта тема в постсоветские времена, и даже в после сталинские времена была вне обсуждения, потому что, считалось, что в СССР эксплуатации человека человеком нет, хотя правящая бюрократия стала реально эксплуататорским классом, который системно паразитировал на труде и жизни основного населения.

А с точки зрения либерального менталитета, эксплуатации человека человеком в обществе не существует, поскольку собственник предприятия, он работодатель. И как работодатель, он благодетель, он даёт рабочие места, он производит продукцию, благодаря которой сейчас самый бедный человек в странах Европы может жить качественно лучше, потреблять то, о чём не могли мечтать и цари, допустим, в раннем Средневековье. Какая тут эксплуатация человека человеком?

А эксплуатация человека человеком выражается в том, что люди не имеют должного сводного времени, чтобы воспитывать детей, общаться друг с другом, и для того, чтобы обеспечить потребительский минимум, вынуждены работать неограниченное количество времени, подчас без отпусков, на многих работах на износ, жить без семьи, где-то работая вахтовым методом, и так далее, и тому подобное. Но тема эксплуатации человека человеком, и характер эксплуатации человека человеком в постсоветском российском государстве - это тема, которую обсуждать не любят. И как сказал Дмитрий Анатольевич Медведев в одном из своих выступлений, что марксизм, это экстремистское учение, поскольку ставил этот самый вопрос.

Тем не менее, давайте всё-таки посмотрим на возможности реализации такого режима функционирования экономики, когда из поколения в поколение устойчиво гарантируется:

- что все сыты, обуты, одеты,

- имеют нормальное жильё,

- старики и утратившие трудоспособность, не бедствуют, защищены,

- дети получают правильное воспитание и образование,

- а взрослые не работают на износ, и у них есть время для того, чтобы реализовывать свой творческий потенциал.

Если мы живём в условиях коллективного труда, в условиях, когда ни одно предприятие не обладает признаком самодостаточности в аспекте производства и потребления производимой им продукции, и зависит от поставок и возможностей сбыта, то есть, является частью макроэкономической производственно-потребительской системы, то возникает вопрос: а как моделировать развитие системы этой, как его описать. Ответ на этот вопрос такой, что все в детстве, фактически в детстве, в старших классах знали, что такое система линейных уравнений с N неизвестными, и чего с нею делать.

Фактически система линейных уравнений, в которых неизвестные входят только в первой степени - это математическая модель, которая может описывать многоотраслевую производственно-потребительскую систему. Такого рода модели развиты и используются с двадцатых годов прошлого века. Хотя нас убеждали, что экономический гений и нобелевский лауреат 73-го года Василий Васильевич Леонтьев, автор балансовых моделей, получивших название "Метод затрат и выпуск". Но реальность такова, что, к тому моменту, когда Леонтьев эмигрировал из Советского Союза, Госплан СССР уже работал. А специфика тех задач, которые решает Госплан, она такова, что их решение невозможно, если балансовые модели в той или иной форме не используются. И реальность такова, что балансовые модели - это единственные математические модели, которые построены на основе первичных экономических данных. Все остальные модели, производственные функции, ещё чего-то там, они построены на основе переработки первичных данных в тех или иных алгоритмах переработки. А дальше уже строятся какие-то упрощённые модели, которые позволяют решать те или иные частные задачи. Но всё, что касается управления многоотраслевой потребительской производственной системы в государстве, реальность такова, что балансовые модели, они безальтернативны. И вопрос только в том, как обеспечить их метрологическую состоятельность, и обеспечить управленческую интерпретацию того, что получится.

Вот опять, если обратиться к любой из строчек этого уравнения. Предположим, что X с каким-то номером - это валовой выпуск продукции какой-то отраслью, в течении определённого времени, например, года. Если за год произведён объём продукции X. Допустим, это угольная промышленность. Куда пошёл уголь? Энергетики потребляют уголь? Потребляют - теплоэлектростанции работают многие на угле. Коксохимия и металлургия потребляют уголь? Потребляют, потому что, углерод - восстановитель во многих реакциях восстановления железа и производства стали. Химическая промышленность тоже в ряде случаев использует уголь, как сырьё для производства других видов продукции. И какое-то количество угля идёт на то, что в некоторых районах домашнее отопление, по крайней мере, в частном секторе, это тоже уголь. Соответственно, возникает вопрос о том, а сколько требуется угла металлургам? Ответ на этот вопрос простой. А металлургам угля требуется столько, сколько они намереваются производить чугуна и железа, и сколько по технологии требуется угля, для того, чтобы обеспечить такой выпуск. То есть, получается так, что доля потребления продукции других отраслей каждой отраслью пропорциональна её собственному выпуску. И это обстоятельство как раз и даёт возможность представить в каждой строке уравнения валовый выпуск отрасли, как сумму валовых выпусков всех других отраслей, и потребителей её продукции, с некоторыми коэффициентами, плюс f (от английского слова файнел) конечный продукт, то, что уходит на потребление домашних хозяйств, и государственного аппарата, и собственно это то, ради чего ведётся производство.

Вот такого рода модель, она строится на основе анализа учёта продукции в натуральной форме:

- то есть, уголь в тоннах,

- нефть в тоннах или баррелях,

- зерно в тоннах,

- и так далее, и тому подобное.

Но реальность такова, что есть рыночные механизмы, есть кредитно-финансовая система, и все продукты производятся, как товары в рыночной экономике.

Если говорить о советской плановой экономике. Кто-то дал такую характеристику, что Госплан СССР, это была самая большая в мире фьючерсная биржа, то есть, там определялись даты поставки и цены поставки. Всё равно, так или иначе стоимостная форма учёта продукции, она присутствовала и там. И если тонны помножить на цены, то мы получим те же самые уравнения, в той же самой структурной форме, только уже будет ценовой учёт продукции в стоимостной форме. Соответственно, если коэффициентики, которые были тут, они в любом варианте называются коэффициенты прямых затрат, и каждый из них равен количеству продукции, потребляемой отраслью, к которой относится уравнение, к другой отрасли в расчёте на единицу собственного выпуска. То есть, сколько требуется тонн угля для производства одной тонны стали. А при переходе в стоимостном учёте: сколько мы должны заплатить за уголь для того, чтобы получить одну тонну нашей стали по цене такой-то.

И если мы переходим к стоимостной форме учёта продукции, то этому сопутствуют некоторые обстоятельства. Во-первых, когда мы занимались построением балансовой модели при натуральном учёте продукции, у нас получалось так: одна технология и одна отрасль. Если один и тот же продукт мы производим на основе двух технологий, то при натуральном учёте продукции, это всё равно одна-две отрасли. При стоимостном учёте продукции мы можем существенно уменьшить размерность задачи, объединив несколько отраслей в одну. И для этого существуют специальные алгоритмы, так называемого агрегирования. Вопрос только в том, чтобы в процессе агрегирования, мы не потеряли причинно-следственные связи, которые внутренне обуславливают взаимодействие отраслей друг с другом. Но это уже задача, не имеющая отношения к самим балансовым методам. Это задача обеспечения управленческой метрологической состоятельности балансовых моделей.

А после того, как мы перешли к учёту продукции в стоимостной форме, балансовая модель предстаёт вот в таком виде. Что здесь что?

Блок "А" характеризует технологии. Это та же самая совокупность всех коэффициентов прямых затрат, которые были у нас в уравнении.

Столбец "f" - это тот конечный продукт, ради которого мы вели производство. Столбец "x" – это столбец совокупных валовых мощностей, отраслей тех, которых мы включили в балансовую модель.

Если Блок "А" характеризует у нас производство, то у нас есть ещё два блока:

- Блок "Б", который характеризует управление производством

- и Блок "В", который характеризует управление потребления.

А теперь, давайте пройдёмся вдоль строк и вдоль столбцов этой таблицы. Если таблица структурно подобна уравнениям, и мы идём вдоль строки, то строка изначально характеризует распределение продукции нашей отрасли между всеми другими отраслями, которым наша продукция нужна для нужд их собственного производства. В финансовом выражении это что? Это те доходы, которые отрасль получает от реализации своей продукции. А столбец характеризует потребление нашей отраслью продукции всех других отраслей. То есть, пока мы остаёмся в пределах блока "А", это мы оплачиваем поставки сырья, комплектующих, полуфабрикатов для нужд нашего собственного производства и всего прочего, что мы получаем от других отраслей. Но понятный вопрос, что это далеко не все наши расходы в процессе производства.

Что кроме этого мы должны оплачивать? Мы должны оплачивать работу труда персонала, оплачивать налоги, кредиты, какие-то страховые взносы, ещё чего-то. В результате у нас ниже блока "А" появляется ещё один блок. В этой таблице он представлен одной единственной строкой. В эту строку включены названные расходы всех отраслей, то есть, зарплата, налоги, оплата кредитов, страховые взносы, амортизационные отчисления и всё такое прочее. Всё это называется "добавленная стоимость", то есть НДС берётся отсюда вот. А иначе это называется "факторные издержки".

Почему модель называется "балансовая"? Потому что, если мы просуммируем все факторные издержки, то мы должны получить стоимость всего конечного продукта, выпускаемого всеми отраслями тютелька в тютельку. И вот когда Байбаков ужасался двадцати миллиардной эмиссией, не обеспеченной товарным покрытием, то речь шла о том, что в течение года, если расписывать балансовую модель в неизменных ценах, была выпущена некоторая стоимость конечной продукции. А за это время государство умудрилось выпустить двадцать миллиардов, которые некоторым образом попали сюда, которые не были обеспечены товарной массой. В результате чего и было нарушено это самое балансовое соотношение, что совокупная стоимость конечного продукта и совокупные факторные издержки всех отраслей должны тютелька в тютельку совпадать.

А дальше тогда возникает вопрос. Гайдар с Чубайсом и прочие были неправы, не смогли обуздать Геращенко, который напечатал много-много денег, и в результате чего возникла эмиссия, не обеспеченная товарным покрытием. А сейчас вот многие отрасли жалуются на то, что им не хватает оборотных средств для того, чтобы вести производство. А Центробанк говорит, что они боятся инфляции и сдерживают рост денежной массы. Возникает вопрос: а сколько денег нам в обороте надобно? Ответ на этот вопрос, он носит двухаспектный характер. Даже более того - трёхаспектный характер. Первый аспект связан с тем, что подавляющее большинство населения, делая повседневные покупки не должно испытывать психологического дискомфорта из-за того, что ему приходится много-много считать в магазине. Реальность такова, что среднестатистический человек нормально воспринимает в любом числе только первые три значащих цифры. Это соответствует такому масштабу цен, когда основная масса товаров имеет цены в диапазоне от копеек нескольких до рубля в пределах десятка. Когда дело заходит о дорогостоящих товарах, то там речь может идти о сотнях рублей, тысячах рублей, миллионах рублей. Но всё равно, что после третьего знака, оно чисто психологически большинством людей не воспринимается. И те, кто жил в 90-е годы может помнить, что все стали миллионерами, цены были в миллионах до копеек. А миллионы это что? Это десять в шестой степени. Но всё равно в практике мы ориентировались на первые три знака в числе цены. Это один вопрос.

Второй вопрос связан с тем, если экономика работает, есть технологии производства, есть технологии транспортировки, есть более-менее совершенная логистика, транспорт, то количество продукции, которая доходит до массы конечных потребителей, оно чем обусловлено?

Артём Войтенков: Спросом.

Михаил Величко: Нет. Количество продукции обусловлено тем количеством энергии, которую мы в состоянии загрузить в технологическую систему. То есть, все мы проходили в школе закон сохранения энергии. И этому закону соответствовала формула, что полезный эффект, который мы можем получить от системы, численно равен коэффициенту полезного действия этой системы, помноженному на количество энергии, которую мы вводим в эту систему. Ну и кто из учёных-экономистов в состоянии доказать, что в реальном секторе экономики закон сохранения энергии не работает. И что мы можем получить товарную массу в натуральном учёте большую, нежели закладываем энергии в систему производства и больше чем позволяют получить при этом количестве энергии коэффициента полезного действия соответствующих технологий.

Реальность такова, что вряд ли кто-то найдётся, кто сможет это доказать без того, чтобы прибегать к дьявольской логике. Наш реальный сектор подчинён закону сохранения энергии точно так же, как любой механизм, которым мы пользуемся. И, соответственно мы получаем такое равенство, что на одной чаше весов у нас товарная масса, а на другой чаше весов то количество энергии, которое было затрачено для производства этой товарной массы. А товарная масса имеет некоторую оценку в неизменных ценах. Причём, если говорить об оценке, то в цене каждой продукции можно выявить две составляющих: себестоимость её производства в конкретной многоотраслевой производственной потребительской системе, плюс заявка на прибыль, которую выдвигает собственник продукции и её производитель.

А поскольку вся эта товарная масса была произведена в течение года, то продуктообмен, то есть торговлю, обслуживала некоторая денежная масса. И, соответственно, если поанализировать, то можно получить соотношение:

- объём денежной массы, которая обслуживала товарообмен,

- объём энергии, который затрачен для производства этой денежной массы.

Какие последствия имеет такой подход? Это имеет следующие последствия, что если мы соотносим объём с денежной массой с объёмом энергии, то эти уравнения и таблицы это в некоторой форме представленный энергобаланс общества, то есть, объёмы производства и распределения энергии, как таковой. К чему это ведёт? Это ведёт к тому, что если мы будем анализировать структуру затрат отраслей и структуру расходов отраслей, то выясняется такое обстоятельство. Можно выявить взаимосвязь динамики изменения денежной массы, обслуживающей торговлю, как в направлении её роста, так и в направлении её поджатия, при которых начнётся распад хозяйственных связей во многоотраслевой производственной системе общества.

Почему? Потому что скорость прохождения финансового потока через отрасль, она связана с длительностью цикла: заказ продукции и поставка её потребителю. И давайте представим такую ситуацию, что строители чего-то хотят построить, чего-то могут построить. Длительность цикла строительства этого сооружения, допустим, пять лет. И вот они в нулевой год делают бизнес-план и говорят: "Мы будем строить это. При этом нам потребуется столько-то, столько-то, столько-то всякого сырья, комплектующих, столько-то уйдёт на оплату этого, плюс ещё фонд заработной платы такой-то, налоги и всё такое. И мы собираемся получить прибыль в объёме таком-то, и номинально это будет совокупная стоимость проекта такая-то". Заказчик говорит: "Да, я согласен". Подписали договор, начали строить. А Егор Тимурович или Виктор Геращенко говорит: "А мы сейчас денег напечатаем". И подбросили.

Реальность такова, что отрасли с длительным производственным циклом не в состоянии окупить строительство. Потому что, когда появляется дополнительная денежная масса, то она проходит через отрасль с короткими производственными циклами и это приводит к общему росту стоимости всего во всех отраслях. В том числе сырья и комплектующих, которые потребляет строительство. Если строительная отрасль обладала какими-то оборотными средствами, то после того, как появилась дополнительная денежная масса, покупательная способность этих оборотных средств сразу же упадёт, и проект станет неосуществим. Строительная отрасль рухнет. Соответственно заказчик строительства не получит то, чего он хотел. А поскольку он тоже этого хотел для реализации своих бизнес-планов, то и у него всё не будет в порядке. И в итоге мы будем иметь распад хозяйственных связей тот, который мы наблюдали в 90-е годы в России. Тогда говорят: "Ладно, давайте не будем печатать лишних денег. Экономика функционирует при том объёме денежной массы, которая есть, и никакого распада хозяйственных связей не будет". Ага, как же! Будет!

Ссудный процент вы куда дели? Ссудный процент ведёт к росту себестоимости продукции всех тех, кто прибегает к кредиту. Как следствие, опять происходит рост цен. А поскольку денежная масса поджата и идёт отток денежек в банковский сектор, то в реальном секторе происходит тот же самый распад хозяйственных связей по той же самой причине - покупательная способность оборотного капитала оказывается недостаточной для того, чтобы обеспечить устойчивость отрасли. То, что я сказал, это, в общем-то, понятно, это можно показать бухгалтерски строго, на основе примитивной системы уравнений. И опять возникает вопрос: а сколько денег тогда надо? Если печатать лишние нельзя, поджимать денежную массу тоже нельзя, что тогда делать?

Здесь возникает ещё одно курьёзное обстоятельство. Предположим, что школьник где-то в классе первом-втором решает контрольную работу по арифметике и ему надо заниматься сложением простых дробей. Но в целях упрощения вычислений, он игнорирует знаменатели и складывает и вычитает только числители. Что получит школьник, ясно.

А теперь, давайте снова обратимся к алгебре. Вот к этой формуле. Сигма У, то есть УПi. Пi – это та наличность, которая есть у каждого из нас в карманчиках или на текущих счетах. То это совокупная денежная масса, которая распределена по текущим счетам и кошелькам всех физических и юридических лиц. Чему она равна? Реально она равна тому, что эмитировал эмиссионный центр, плюс объём всех выданных кредитов без учёта процента. Почему? Потому что реальность такова, что каждый оценивает свою текущую покупательную способность по той наличности, которая ему доступна. Те, кто взяли кредиты, оценивают свою текущую покупательную способность с учётом того, что они взяли кредиты. А те, кто кредиты не брал и те, чьи денежки лежат в банках, они оценивают свою покупательную способность с учётом того, что они в любой момент могут изъять эти деньги из банка и потратить на что-то. Банк выдаёт кредиты, эксплуатируя статистическую закономерность того обстоятельства, что если нет биржевой банковской паники, то одновременность изъятия всех вкладов из банка исключена.

Мы берём и делим S на S. S – это денежки, которые эмитировал эмиссионный центр. И получаем тождественное равенство единице. Мы можем сделать и другое. Мы можем точно так же (S+K) поделить на (S+K) . И тоже получим тождественное равенство единице при любых S и при любых K. И тогда любая сумма, которой располагает любое физическое или юридическое лицо, предстаёт перед нами, как числитель дроби, в знаменателе которой (S+K). И эта дробь, она всегда меньше единицы

(

)

А теперь, представьте, что денежная масса за счёт активности банков или за счёт эмиссионного центра активности, она некоторым образом изменяется на том интервале времени, по отношению к которому мы ведём бухгалтерскую отчётность и занимаемся аналитическим учётом, хоть на микроуровне, хоть на макроуровне. И получается, что весь наш бухгалтерский учёт в условиях изменения (S+K), то есть объёма денежной массы, это бухгалтерский учёт школьника-двоечника, который пренебрегает знаменателями и ведёт операции сложения и вычитания только с числителями. А если учесть знаменатели, что получится? Может получиться такая ситуация, что номинально вы богатеете, но доля вашей "П" по отношению к (S+K) реально сокращается, и вы реально беднеете. Поскольку вам принадлежит меньшая доля совокупной покупательной способности общества, чем она была раньше.

То есть, реальность такова, что если вы обезразмерили кредитно-финансовую систему по (S+K), то вы имеете дело с единичной покупательной способностью общества, которая разными долями распределена по карманам и счетам физических и юридических лиц. И все инвестиции, все налоги, все объёмы вложений в ту или иную отрасль это какие-то доли от этой единицы. Но после того, как вы перешли в эту обезразмеренную по (S+K) кредитно-финансовую систему, весь блуд на темы того, что ставки по кредитам высоки потому что высока инфляция, он кончается. Потому что в этой кредитно-финансовой системе нет инфляции, как таковой, там эмиссия невозможна, совокупная покупательная способность всегда единична. И есть только вопрос: куда и как распределяются эти доли? И это очень интересный вопрос, куда и как распределяются доли. Потому что с той поры, как в обществе появляются деньги, перспективы этого общества определяются тем, что финансируется этими деньгами.

Если вы финансируете левшу, то вам гарантирован научно-технический прогресс. Если вы финансируете светских львиц, строительство дворцов и яхт олигархами, то перспективы будут очень убогие. Потому что в лучшем случае общество прореагирует на падение качества жизни и качество управления мягкой трансформации государства и перенастройкой его на другие цели и способы их реализации. А в худшем случае будет бунт с очень обстоятельной зачисткой всей предшествующей правящей элиты, когда не будут щадить ни взрослых, ни детей. И такое неоднократно уже бывало в истории. А причина одна – финансировалось не то, что должно.

А дальше, что есть? А дальше, можно посмотреть на эту картинку. Что на этой картинке? Здесь представлен блок "А", предшествующей таблицы. Это реальный сектор экономики. В нём, что есть? Есть сырьевики, и есть обработчики. И куда всё уходит? Уходит всё в потребление. А вот это вот что? А это "грыжа" экономики. Это то, что называется спекулятивный сектор экономики. Пока мы существуем в номинальной кредитной системе, где крутятся рубли, доллары, ещё какие-то денежные знаки, то есть статистика: реальный сектор экономики, товарооборот составил столько-то. А в спекулятивном секторе экономики товарооборот составил столько-то.

А какой товарооборот в спекулятивном секторе экономики? Там циркулируют фиктивные стоимости. Ничего реально полезного не производится, но происходит отсос денежной массы из реального сектора, и кто-то на колебаниях цен на товары фиктивной ценности извлекает прибыли, доходы. Доходы не малые, превосходящие доходы в реальном секторе, и прежде всего доходы наёмного персонала реального сектора. И считается, что эти люди, которые успешные финансисты, это соль земли. Хотя они реально ничего не создают и реально ничем в реальном секторе не управляют. Даже, когда говорят, что они инвесторы, это наглая ложь, потому что инвестиции кончаются на этапе первичной эмиссии и акциях. После того, как акции куплены первый раз, после этого идёт только спекуляция этими акциями. А владелец, эмитент этих акций, он единократно получил денежки и дальше никакой эмиссии в его производство, в его деятельность, связанную с этими акциями не происходит.

Другое дело, что в акциях выражаются кроме этого, ещё и доли стоимости на то предприятие, которое выпустило акции, и право на получение дивидендов, если эти дивиденды есть. Но в большинстве случаев спекуляция акциями приносит доходы большие, чем дивиденды по этим акциям. И акции интересуют большинство именно, как объект спекуляций, и как инструмент перераспределения прав собственности на реальные объекты.

А если мы из номинальной кредитно-финансовой системы опять перейдём в кредитно-финансовую систему, обезразмеренную (S+K), где единичная покупательная способность всегда. То, что получается? Получается, что некоторая доля этой единицы обслуживает реальный сектор, некоторая доля этой единицы обслуживает спекулятивный сектор. Причём реальность такова, что обороты спекулятивного сектора сейчас на порядки превосходят обороты реального сектора. То есть, фактически все деньги крутятся вне производства и работают на удовлетворение паразитических запросов тех, кто связан со спекулятивным сектором.

В медицине известны случаи, когда грыжа приводила людей к смерти. Поэтому медицина считает, что грыжу своевременно надо вырезать в плановом порядке, не дожидаясь тех ситуаций, когда произойдёт ущемление грыжи и в грыже начнётся невроз тканей. Экономисты считают, что "грыжа" экономики - это локомотив экономики. Что "грыжа" экономики спекулятивной, это инструмент управления этой экономикой.

А как "грыжа" связана с реальным сектором? Она связана опять же через эти самые уравнения межотраслевого баланса, через балансовые модели. Как связана? А точно так же, как неоправданная эмиссия либо поджатие денежной массы. Почему? Потому что между реальным сектором и "грыжей" всегда происходит какой-то переток денежной массы. И как только этот переток выходит за некоторые критические параметры, вне зависимости от направления этого перетока, в реальном секторе начинается утрата оборотным капиталом его покупательной способности. И за этим следует развал всех хозяйственных связей, если финансовый кризис продолжает разрастаться.

Причём я хочу обратить внимание, что крах реального сектора вследствие развала хозяйственных связей под воздействием разного рода финансовых неурядиц, он никоим образом не связан с реальными потребностями общества в той или иной продукции. И когда экономисты говорят, что вот наступил кризис перепроизводства, это опять же ложь. Потому что, если есть кризис перепроизводства, то в стране не может быть голодных, бездомных, ходящих в рванье, все дети должны получать гарантированно образование и так далее и тому подобное.

Поэтому, реальность такова, что все экономические расчёты, они обретают метрологическую состоятельность только в обезразмеренной по (S+К) кредитно-финансовой системе при соотнесении этой единичной совокупной покупательной способности общества с тем энергопотенциалом, который общество может заложить в свою систему производства. Если мы считаем в номинале, то мы гарантированно получаем несопоставимость экономических расчётов.

Есть такое историческое свидетельство. Якобы Петра Алексеевича Романова, то есть Петра Великого, один кузнец в Туле учил кузнечному делу. Поскольку Пётр был у него учеником, то, как ученик за время обучения Пётр честно заработал девятнадцать копеек. На эти девятнадцать копеек Пётр купил себе сапоги, и ещё они с кузнецом выпили и закусили, тем самым отметив завершение учебного процесса и получение некоего квалификационного уровня Петром. Давайте, сейчас за девятнадцать копеек в магазин, купите себе хорошие кожаные сапоги. Вряд ли Пётр купил какое-то дерьмо, и вряд ли кто-то бы посмел всучить ему дерьмо. Вот за девятнадцать копеек купите себе сапоги, а потом зайдите в кафе или ресторанчик и на оставшиеся деньги ещё и с друзьями отметьте покупку. Поэтому, когда говорят "вот рубли, вот копейки", а что за этим стоит? Реально за этим в каждую эпоху стоит своё.

А дальше возникает ещё один вопрос.

Был такой экономист-практик Людвиг Эрхард. Во времена канцлерства Аденауэра он достал Федеративную Республику Германию из той экономической разрухи, которая была после завершения Второй мировой войны. Людвиг Эрхард написал книгу "Благосостояние для всех", в которой он описал свою деятельность именно как экономиста. В этой книге, по крайней мере, в её русском переводе, нет той фразы, которую можно найти в интернете и которая приписывается Людвигу Эрхарду. Людвиг Эрхард якобы сказал: "Инфляция – это не закон развития, это дело рук дураков, которые управляют государством".

Хотелось бы услышать со стороны думцев и со стороны правительства возражения Людвигу Эрхарду. Причём, положение усложняется тем, что Людвиг Эрхард – экономист-практик, практик успешный в отличие от Гайдара и Чубайса, это один из творцов экономического чуда ФРГ в 50-ые годы.

Опять же либералы не любят Иосифа Виссарионовича. Дело в том, что Иосиф Виссарионович тоже был экономист-практик и тоже успешный, потому что, по словам британской энциклопедии - "принял Россию с сохой, а оставил с атомным реактором". Иосиф Виссарионович считал, что нормальный режим функционирования экономики – это систематическое снижение цен по мере того, как экономика удовлетворяет общественные потребности. И рост благосостояния народов СССР он видел не только в форме повышения доходов населения, он видел это дело ещё в форме систематического снижение цен на товары и услуги. И он ввёл экономику Советского Союза в этот режим, и экономика в этом режиме функционировала. И это ещё один из аспектов, который связан с вопросом о том, сколько денег нужно в обороте. Потому что вне зависимости от того находимся мы в номинальной кредитно-финансовой системе или не в номинальной учёт ведём, то эмиссия у нас всегда номинальная, и возникает вопрос об объёме эмиссии.

Эмиссия может быть такой, что она опережает энерговооружённость этой единичной совокупной покупательной способности. Если эмиссия опережает, то цены будут расти номинальные. А если эмиссия отстаёт от роста энерговооружённости производства, тогда что будет? А тогда у нас получится так, что если у нас нет в системе ссудного процента, как генератора роста цен, то цены будут снижаться.

Давайте посмотрим на каждый из этих вариантов с точки зрения Остапа Ибрагимовича или Павла Ивановича Чичикова. Если цены растут, есть не обеспеченная товарным покрытием денежная масса, Остап Ибрагимович, либо Павел Иванович не обязаны ходить на работу и производить какой-либо продукт. Но перед ними открыта возможность крутить бабло, извлекать прибыль и на этой основе быть в первых рядах потребителей. А если Остап Ибрагимович оказывается в кредитно-финансовой системе, где нет ссудного процента, где реальные секторы работают на действительные интересы населения, объёмы производства растут, потребности гарантированно удовлетворяются, цены снижаются. Чем Остапу Ибрагимовичу заняться? Рядом нечем заняться, ненакомбинируешь, надо идти в реальный сектор. Чтобы хорошо жить в этой системе, надо идти в реальный сектор, а для того, чтобы жить лучше, чем окружающие, надо наращивать свой профессионализм.

А теперь давайте посмотрим на то же самое с точки зрения не Остапа Ибрагимовича, а с точки зрения работника реального сектора, причём всё равно: стоит он у станка или двигает фундаментальную науку, либо учит детей в школе, лечит взрослых или детей - он ходит на работу и получает зарплату. Дальше вариантов два - это зарплата настолько мелкая, что не позволяет делать ему накопления. Цены растут, что будет? Честно, на зарплату жить год от года хуже. Какой смысл поддерживать систему? Стало быть, куда податься? Если мозги есть – в революционеры, если мозгов нет, то в коррупционеры, либо в криминалитет.

Ежели всё-таки в стартовый момент зарплата такая, что позволяет делать накопления, что происходит?

- Цены растут.

- Доля накоплений сокращается.

- Те накопления, какие были, обесцениваются, теряют покупательную способность.

- В конце концов наступает такой момент, что накопления делать уже невозможно, начинаются траты из прежних накоплений.

Что делать?

- Если мозги есть - в революционеры.

- Если мозгов нет - в коррупционеры или в криминалитет.

- Либо если уж совсем ничего нет, то тогда спиваться и так далее.

То есть реальность такова, что ежели экономика функционирует так, что ссудный процент по кредиту отсутствует, а эмиссия отстаёт от роста энерговооружённости и научно-технического прогресса, то объём предлагаемой к потреблению продукции растёт за счёт роста производства, цены снижаются, покупательная способность зарплаты растёт даже, если вы не делаете карьеру, а достигли своего потолка профессионального. И даже если этот потолок в силу разных причин оказался на самом низком уровне, то есть чернорабочего или уборщицы, всё равно год от года вы живёте лучше, потому что ваша зарплата обеспечивает дальше рост покупательной способности.

В общем, получается так, что действительно система, основанная на коллективном профессиональном труде, она может быть эффективной только в том случае, если в ней отсутствует ссудный процент и эмиссия отстаёт от научно-технического прогресса и роста производства, благодаря чему покупательная способность растёт. И соответственно, не формируется какая-либо финансовая олигархия за счёт разного рода спекуляций, которая паразитирует на чужом труде.

А если опять же вернуться к структуре этих уравнений. Эти уравнения позволяют ответить на вопрос: какие должны быть валовые мощности для того, чтобы получить вот такой конечный продукт? Здесь сразу возникает два вопроса:

- А каким должен быть конечный продукт для того, чтобы все жили хорошо?

- За счёт чего и как наращиваются производственные мощности?

Ответ на второй вопрос простой: в структуре конечного продукта можно выделить то, что называется инвестиционные продукты. Это то промышленное оборудование, капитальные сооружения, которые производятся на рассматриваемом цикле, который описывает балансовая модель, но отдача от которых будет получена на последующих производственных циклах. То есть в аспекте развития экономики эти инвестиционные продукты – это управляющее воздействие на макроэкономическую систему.

Есть статистика, которая позволяет ответить на вопрос, если мы столько вкладываем в производство инвестиционных продуктов, то какой прирост объёмов производства эти инвестиционные продукты дадут в соответствующих отраслях. То есть это напрямую относится к вопросу задачи об устойчивости и поведения объекта управления в смысле предсказуемости. То есть задача может быть решена, для этого всё есть, надо этим только пользоваться.

Интереснее другой вопрос: а как предсказать ту совокупность конечного продукта, которая идёт на удовлетворение общественных потребностей не производственного характера? Здесь тоже есть ответ на этот вопрос. Можно посмотреть на такую вот картинку - представлена некая алгоритмика. Если есть у нас некие потребности, потребности влекут за собой производство в обеспечение этих потребностей. А дальше мы можем анализировать последствия производства самого по себе и последствия удовлетворения потребностей. И соответственно, у нас появляется ещё три статистики, которые соотносятся с идентификаторами полезно-вредно: то есть, производство в удовлетворение потребностей может быть само по себе вредоносным. Например, всё, что связано с ядерной энергетикой, хотя и даёт энергию, но все сопутствующие эффекты, они вредоносны.

Артём Войтенков: Или фармакология.

Михаил Величко: Кто сомневается, пожалуйста, в интернет - работы Яблокова на тему: "Атомные мифы". Всё можно узнать и о последствиях малых доз, и больших доз, и о способах переработки радиоактивных отходов, и прочее. А может быть и удовлетворение последствий вредоносным, причём оно может быть двояко вредоносным. Если вы употребляете алкоголь – это вред в любых дозах для вас, это разрушение генетики, то есть угроза вашим детям. Если вы в пьяном безобразии начинаете работать или получать какое-то удовольствие, то есть варианты, что вы станете причиной какого-либо несчастного случая, в котором пострадаете вы, другие люди, какие-то объекты. И получалось так, что по статистике советских времён на один рубль дохода бюджета, который получал СССР от продажи алкоголя, приходилось по разным оценкам от 3 до 5 рублей ущерба, поддающегося бухгалтерскому учёту. Смеха простая: бутылка водки – 4,12, выпил, сел за руль КАМАЗа, разбил КАМАЗ стоимостью 30 тысяч, плюс ещё чего-то. Размазать на всё общество - получается от 3 до 5 рублей ущерба, поддающегося бухгалтерскому учёту. А ведь есть ещё ущерб, не поддающийся бухгалтерскому учёту. Например, в начале 60-ых годов на город с двухсоттысячным населением вполне хватало одной школы для умственно неполноценных детей. То есть тех, кого зачали с пьяным, либо кто получил родовые травмы или ещё какие-то причины были, в силу чего они не могли обучаться в общеобразовательной школе. Сейчас на город с двухсоттысячным населением одной школы для умственно неполноценных мало.

В конце 50-ых в начале 60-ых годов, если в детском саду кого-то из группы забирали среди дня для того, чтобы отвести в логопеду, то это было событие и человек рассматривался как уникальный. Сейчас штатное расписание многих детских садиков предусматривает должность логопеда. Разговоры о том, что не всё, что мы потребляем полезно вообще, либо полезно, когда мы потребляем слишком мало или, когда мы потребляем слишком много - это не пустые слова.

Если проанализировать статистику, то все потребности можно разделить на две большие категории.

- Демографически обусловленные потребности, удовлетворение которых действительно необходимо для жизни взрослых, для воспитания детей и для того, чтобы они получали образование. И всё это в совокупности необходимо для устойчивого развития общества в гармонии с природой.

- И те потребности, которые мы всё-таки удовлетворяем в силу того, что есть традиции культуры или креативный экстремизм зашкаливает, хочется попробовать чего-нибудь такого, чего раньше не пробовали. Но, тем не менее, это сопровождается вредом и для потребителей, и для производителей, и для окружающих, и для потомков. Эти потребности можем назвать деградационно-паразитические.

А дальше говорят, что есть наука экономическая кибернетика. Всё управление везде и всюду строится на том, что мы в состоянии разграничить вектор целей и собственные шумы и помехи извне, которые есть в процессе управления.

Вот граждане экономические кибернетики расскажите нам как в экономике разграничить вектор целей управления и собственные шумы и помехи извне. Это не что-то запредельное, не придирки к вам, это просто обычная управленческая грамотность, на основе которой строятся процессы управления в военном деле, в гражданском деле. А экономическая кибернетика существует десятилетия и ни в одном трактате по экономической кибернетики нет внятного ответа на этот вопрос. Вообще можно написать очень толстую книгу на тему "Управление в экономике" и ни разу там не затронуть вопрос о том:

- Как общество генерирует вектор целей в отношении управления макроэкономическими системами.

- Как разграничить вектор целей и собственные шумы и помехи извне в макроэкономических процессах.

То есть это запредельная управленческая безграмотность.

Ответ на этот вопрос простой. После того, как вы проанализировали все потребности, и они распределились по двум классам, то всё, что относится к демографически обусловленным потребностям – это вектор целей управления. И соответственно это полезная отдача макроэкономической системы, то есть одно из слагаемого внутри каждого f конечного продукта.

То есть конечный продукт структурно это:

- Производство удовлетворений демографически обусловленных потребностей,

- Деградационно-паразитические потребности производства в интересах их удовлетворения, это собственные шумы и помехи извне.

- И плюс инвестиционные продукты, которые являются управляющим воздействием по отношению r макроэкономической системе.

Получается так, что деградационно-паразитические потребности мы должны давить как экономически, так и иными социокультурными средствами всех шести приоритетов, обобщённых средств правления и оружия. А инвестирование в развитие реального сектора мы должны осуществлять таким образом, чтобы с течением времени производственно-потребительская система вышла на уровень гарантированного и полного удовлетворения демографически обусловленных потребностей.

Тут может начаться истерика на тему о том, что демографически обусловленные потребности непредсказуемы, что научно-технический прогресс непредсказуем, поэтому все балансовые модели управленчески никчёмны. Ладно, давайте разбираться с этим вопросом. Сколько требовалось пищи при здоровом питании одному человеку две тысячи лет тому назад? В расчёте на вес его организма примерно столько же, сколько и сегодня, физиология не изменилась. Следующий вопрос: сколько требовалось полезной энергии для того, чтобы выпечь тонну хлеба две тысячи лет тому назад? Ответ такой же, что, сколько требовалось сейчас, столько требовалось и тогда - разница только в источниках энергии и в КПД печки. Но полезной энергии, которая действительно утилизирована в хлебе, сколько тогда, столько и сейчас.

Если, допустим, в населённом пункте в этом году родилось тысяча детишек, сколько потребуется мест в яслях через два года? Скорее всего, где-то 990, потому что какое-то количество детишек умрёт, естественная смертность, она неизбежна, а кто-то будет жить дома и в ясли тоже не пойдёт. Получается так, что это всё, что я сказал в отношении демографически обусловленных потребностей, это только примеры, которые показывают, что демографически обусловленные потребности предсказуемы на столетие вперёд при условии, что вы обладаете внятной демографической политикой. То есть не экономикой диктуют демографию. Гайдар с Чубайсом и Геращенко поупражнялись в экономике в 90-ые годы, начался экономический геноцид и возникли демографические проблемы. А в интеллектуально здравом обществе экономика обслуживает демографическую политику, а демографическая политика такова, что все получают правильное воспитание, наиболее высокое образование из тех, что требует эпоха, всё происходит в пределах демографической ниши, экологической ниши, которую допускает биосфера, и общество живёт в гармонии с природой.

Если исходить из этого, то получается так, что мы обращаемся к этому рисуночку. Это идеальная демографическая пирамида: с одной стороны женщины, с другой стороны мужчины. Заштриховано - область трудовых ресурсов. Но реальная демографическая пирамида России, она кошмарная. Она вообще похожа на ёлку, из которой на ряде ярусов выдраны ветки кроны.

Причины:

- Последствия революции и гражданской войны - демографическая яма. Кто-то умер, умершие не родили в свой время тех, кто мог бы родиться.

- Великая отечественная война - опять демографическая яма за ней, и опять же не рождение теми, кто погиб, последующих поколений детей и внуков.

- 90-е годы - спасибо либералам за экономический геноцид, который привёл к очередной демографической катастрофе.

А что будет, если положить демографическую пирамиду на бок и совместить её ось с хронологической осью? Тогда мы можем иметь экстраполяцию рождаемости во всех возрастных группах и получить с некоторым приближением при определённости демографической политики форму демографической пирамиды на любой год в будущем.

Если соотноситься с демографически обусловленными потребностями, то они делятся на три категории.

- Личностные, объём производства их удовлетворения пропорционален численности населения в соответствующих возрастных группах с учётом признака пола.

- Следующая группа - семейные. Объём производства пропорционален количеству семей каждого типа, который можно выделить в социальной статистике.

- А поскольку жизнь общества в условиях технической цивилизации привязана к инфраструктурам, есть ещё инфраструктурные потребности. Но их тоже можно предсказать с учётом плотности населения, характера распределения населения по типам семьи, соответственно способу занятости населения и привязке к той же самой местности промышленных предприятий и сельскохозяйственного производства.

Реальность такова, что если мы имеем некоторые стандарты, а стандарты это не обязательно всех одеть в ватники. Потому что посмотрите сто четырнадцать элементов Периодической системы Менделеева, и какое разнообразие вокруг нас. То есть, стандарты – это основа массового производства для гарантированного удовлетворения потребностей всех. Другое дело, что спектр стандартов должен быть таким, чтобы в него вписывалась основная масса потребителей. А те, кто не вписываются, могли бы получать какой-то эксклюзив за разумные деньги. Но в общем, если для нас потребности предсказуемы на десятилетия вперёд, то уравнение межотраслевого баланса с учётом того, что вектор конечной продукции состоит из трёх компонентов, демографически обусловленная продукция, деградационно-паразитическая, инвестиционная - позволяет нам заранее подготовить производственную базу к полному и гарантированному удовлетворению демографически обусловленных потребностей на основе действующей или развитой системы стандартов.

Если говорить о структуре этой задачи приведения производственной системы к гарантированному удовлетворению демографически обусловленных потребностей общества с течением какого-то времени, то эта задача структурно математически аналогична задаче поражения медленно маневрирующей цели самонаводящимся снарядом. Эта задача в интересах ВПК решается. Но с начала 50-х годов в пространстве параметров три: трёхмерное пространство в задачах ПВО ПРО и трёхмерное пространство в задачах противолодочной обороны. Эта задача решается успешно в темпе реального времени. Единственная трудность - это увеличение размерности при переходе к экономическому аналогу этой задачи. Потому что пространство параметров это вся номенклатура продукции, которая учитывается в балансовой модели.

Но с другой стороны есть суперкомпьютеры и есть время, потому что план на следующую пятилетку не обязательно должен быть представлен завтра. Для того, чтобы его рассмотреть и скорректировать, достаточно, если он будет представлен через год или через два. И если заниматься развитием этой темы, то есть чем загрузить научно-исследовательские институты и факультеты прикладной математики и процессов управления. Потому что это уже дело не кого-то в одиночку, потому что на выходе должен быть государственный стандарт алгоритмов сбора и переработки экономической информации, ориентированный на решение задачи обеспечения экономической безопасности в широком смысле. То есть, с учётом аспектов биосферно-экологических, демографических, и собственно экономических.

При этом надо отметить такое обстоятельство, что балансовые модели, они всеядны. В каком смысле всеядны?

- Вы можете включить в них потребление и восстановление природных ресурсов.

- Вы можете рассматривать воспроизводство населения, как одну из отраслей.

И соответственно в зависимости от того чего вы хотите получить на выходе, вы получите работоспособную алгоритмику. От вас требуется одно, обеспечить её метрологическую состоятельность. Это достигается на основе соотнесения финансовой системы с энергопотенциалом, который закладывается в экономику, и представления межотраслевого и межрегионального продукта обмена в балансовых моделях, как процесса энергообмена.

Но, тем не менее, остался ещё один вопрос: предсказуемость научно-технического прогресса и его учёт в планировании. Давайте начнём сначала с общих вопросов. В чём выражается научно-технический прогресс по отношению к экономике?

- В росте энерговооружённости производства.

- В росте КПД.

- В появлении многих новых технологий.

- Производство тех или иных продуктов.

- Появлении новых продуктов.

И всякий новый продукт может возникнуть только тогда, когда он оказывается, экономически более выгоден, чем уже существующий. В каком смысле? Себестоимость его производства должна быть ниже, чем себестоимость производства аналогов. То есть, он должен выигрывать в конкурентной борьбе с аналогами по критерию стоимость/эффективность. Он должен удовлетворять каким-то потребностям людей не хуже, чем аналоги, но должен быть дешевле в производстве. Либо при той же себестоимости производства он должен превосходить по своим потребительским качествам. То есть, всё равно всё описывается в терминах энергопотребления.

Второй вопрос связан с тем: а чего вы хотите от плана? Вот порок советской системы планирования был в том, что план задавал точные значения того, что должно быть на выходе. А соревнование было ориентировано на то, чтобы превзойти план. А теперь, давайте опять обратимся к этим уравнениям, что значит, превзойти план в одной отрасли? Это значит, что эта отрасль должна потребить больше продукции, производимой другими отраслями. И соответственно, если она не поставщик конечной продукции, а поставщик продукции для других отраслей, то возникает вопрос: а отрасли и потребители её продукции в состоянии переработать то, что она будет им поставлять? То есть, опять возникает вопрос о распаде хозяйственных связей в силу возникновения разного рода диспропорций в народном хозяйстве. То есть советская система в этом аспекте, она была изначально порочна. Потому что дело доходило до того, что по отчётности завод построен, а по реальности - ещё нулевой цикл не завершён.

Второй вопрос связан с тем, что если мы панируем так, что план напряжёнен, то народное хозяйство может перепрыгнуть через него только как через рекордную планку. То есть, план напряжённый и тем более перенапряжённый, он не обладает запасом устойчивости на случай того, что если кто-то не сможет его выполнить. Опять начнётся распад хозяйственных связей и невыполнение плана в целом. То есть получается, так, что план изначально должен быть явно не напряжённым. То есть, он должен задавать минимумы того производства, ниже которого оно не должно опускаться ни в одной из отраслей, ни в одном из регионов соответственно тому, если это план на основе межотраслевых балансов или межрегиональных. То есть план должен задавать то, ниже чего не должно быть.

При долгосрочном планировании мы можем пренебречь при таком подходе научно-техническим прогрессом вообще. Почему? Потому что мы можем сказать, что нас не интересует конкретика технологии будущего. Нас интересует только то, что мы гарантированно выходим не позднее определённой даты на уровень производства при нынешних технологиях не ниже такого-то, и этот уровень производства, он позволяет удовлетворить общественные потребности. Ежели будет научно-технический прогресс, то мы удовлетворим эти потребности либо раньше, либо удовлетворим их на более высоком уровне качества в плановые сроки.

Но если есть научно-технический прогресс, то у нас меняется вся совокупность коэффициентов вот в этой самой матрице в уравнениях, либо в таблице, которая описывает производство. Это означает, что структура платежей функционально обусловленных расходов каждого из предприятий и каждая из отраслей должна тоже обладать неким запасом устойчивости по отношению к колебаниям цен и всему прочему. И это ставит вопрос о целенаправленном построении плана счетов бухгалтерского учёта, как инструмента макроэкономического управления. Но реальность такова, что этой темой никто не занимался, хотя планы счетов бухгалтерского учёта существуют на протяжении многих десятилетий.

Тем не менее, в зависимости от того какую структуру функционально обусловленных расходов предприятий задаёт план счетов бухгалтерского учёта и как законодательство о хозяйственной и финансовой деятельности регулирует перечисления в пределах этой структуры, общество может либо развиваться либо деградировать. Но если экономика обладает некоторым запасом устойчивости, то поддержание гарантированной финансовой устойчивости отраслей, позволяющей выпускать всё то, что нам необходимо, оно достигается средствами налогово-дотационного механизма. Плюс к тому фиксацией государством некоторого количества цен и тарифов на фиксированном уровне, поскольку они являются базовыми. И их изменения влечёт за собой изменение, причём значительное, всех остальных цен.

Что можно отнести к этим базовым? Стоимость энергопотребления и первичных энергоносителей, плюс к этому транспортные тарифы и ещё какое-то количество тарифов. Вот, если это нормируется государством, то всё остальное может регулироваться рыночным механизмом. Но при этом за государством должно оставаться право регулировать пороги рентабельности производства в отраслях и регионах, распределяя дотации, субсидии и варьируя ставки налогообложения. Почему? Потому что необходимые объёмы производства могут быть нереализуемые при стихийно складывающихся ценах на рынке, потому что, чем ближе общество к удовлетворению потребностей, тем ниже должна падать цена на соответствующий вид продукции. Потому что на уровне макроэкономики, цена – это показатель дефицита продукции по отношению к свободному потреблению.

Экономика развивается в этом направлении. Но говорить о том, о чём говорили марксисты, что деньги исчезнут, это было бы неправильно. По той простой причине, что кредитно-финансовая система - это инструмент бесструктурного макроэкономического управления и, кроме того, это инструмент статистического учёта и анализа того, что происходит в экономике на исторически продолжительных интервалах времени при условии, что финансы соотносятся с энергопотенциалом или с золотом, или ещё чем-нибудь. И тем более не как сейчас, когда доллар – это сама стоимость, а откуда он и как он берётся - это тема не для обсуждений. И о том, что экономика действительно развивается в этом направлении, говорит такой факт, что в Швейцарии обсуждался вопрос о безусловных доходах, то есть величине некой денежной суммы, которую каждый бы гражданин Швейцарии получал вне зависимости от того, трудится он или не трудится, здоровый он или инвалид. Но чтобы он получал эту сумму, и она могла быть использована им по его усмотрению. То есть, предполагается, что творческий потенциал и его реализация – это субъективная потребность людей и даже, если люди будут получать этот гарантированный безусловный доход, то они будут с интересом по-прежнему работать и реализовывать свой творческий потенциал, в том числе и в сфере экономической деятельности.

Всё это требует иных экономических теорий. То, что я рассказал, это даже не основы. Это только предпосылки и принципы, которые должны быть развиты в этих экономических теориях. Если говорить о том, когда они должны были быть развиты, то Иосиф Виссарионович Сталин в 1952 году в "Экономических проблемах социализма в СССР" прямо ставил задачу – построение новой экономической теории, которая бы адекватно отвечала потребностям социалистического строительства в нашей стране и перехода к коммунизму. То есть к полному и гарантированному удовлетворению демографически обусловленных потребностей в гармонии с природой. Но считали, что Сталин – деспот, тиран, недоучка семинарист. Но если подумать, последующая практика показывает, что это был один из умнейших, добрейших людей своей эпохи, чьё мировоззрение, миропонимание лет на сто, сто пятьдесят обогнало интеллектуальное развитие общества.

А коли не занялись этим делом тогда, то придётся заниматься этим делом теперь. Потому что, как сказал в своё время Христос: "Род сей лукав. Знамение ищет. Но не дастся ему знамения, кроме знамения Ионы пророка".

Знамение Ионы пророка. Пророк Иона решил, что он умнее Всевышнего и что обещанную им миссию проповеди в Ниневии, столице тогдашней Ассирии, он может не исполнять. После этого некое китообразное заглотило Иону, и он пробыл там некоторое время. Когда Иона одумался и взмолился, то китообразное получило указание - выплюнуть Иону на берег. Иона пришёл в себя, отправился в Ниневию. Жители Ниневии вняли проповеди, одумались, и Ассирия существовала ещё некоторое количество времени. Но если от личностного масштаба Ионы переходить к общечеловеческому масштабу, то человечество, подчинившись библейскому проекту порабощения его от имени Бога, вступило в конфликт со Всевышним. Следствием этого конфликта является глобальный биосферно-социальный и экологический кризис, развитие которого гарантированно уничтожит нынешнюю цивилизацию. Альтернатива этому самоубийству одна единственная – одуматься. Библейскому проекту глобализации противопоставить альтернативный проект глобализации, который бы протекал в русле божьего промысла и обеспечивал, как развитие человечества, так и устойчивость биосферы. В русле этого проекта хотите того или нет, но придётся создавать альтернативные социолого-экономические теории, которые должны опираться на шесть категорий объективных закономерностей, о которых я говорил в прошлый раз, которым подчинена жизнь человеческого общества, и должны быть управленчески состоятельны. И жить придётся в соответствии с ними.

Но если кто-то считает, что можно ничего не делать, всё утрясётся само собой, - это его право. Но потом не спрашивайте о причинах, почему в жизни что-то не складывается, чего-то не везёт, чего-то не так, или вообще возникли какие-то угрозы жизни. Человекообразные бандерлоги не имеют право на существование, поскольку паразитируют на планете. И земля должна стать планетой людей, перестав быть планетой обезьян.

Вот на этом, в общем-то, и всё.
Набор текста: Наталья Малыгина, Татьяна Самило, Маргарита Надточиева
Редакция: Наталья Ризаева
http://poznavatelnoe.tv
- образовательное интернет-телевидение
Поддержка Познавательного ТВ: http://poznavatelnoe.tv/help.
Поддержать проект «МедиаМера»: http://mediamera.ru/about.
Общие папки и раздачи со всеми выступлениями и публикациями Михаила Викторовича Величко:
Видео: [cloud.mail][yadisk][rutracker] Аудио: [cloud.mail][yadisk][rutracker] Публикации: [cloud.mail][yadisk]
Комментарии (27)
Спасибо за информацию. Как всегда в тему.
Чтобы изменить систему нужен новый Фараон(вождь), который поведет народ в светлое будущее!
Ура товарищи!!!
Мумия фараона 'ЛЕНИНА' лежит в пирамиде на Красной площади. Мумия фараона 'СТАЛИНА' лежала рядом.
Где будет фараон 'ПУТИН' ???
Спасибо за знания.
Один вопрос: В выпуске 14 Разговоров о жизни М.В.Величко говорит: 'В русле этого проекта хотите того или нет, но придётся создавать альтернативные социолого-экономические теории, которые должны опираться на шесть категорий объективных закономерностей, о которых я говорил в прошлый раз, которым подчинена жизнь человеческого общества, и должны быть управленчески состоятельны.'
А в выпуске 12 говорится о 5-и категориях объективных закономерностей: 'Получается, что пять категорий закономерностей: общебиосферные, специфически видовые человека, социокультурные, ноосферно-религиозные и экономические - они каждая охватывает свою сферу деятельности, но последствия того, что закономерности каждой из групп реализуются, они имеют последствия и в других сферах деятельности.'
А какая шестая категория?
Шестая категория - управленческие
14-я беседа последняя или будет продолжение цикла?
Пятнадцать лет об одном и том же на одних и тех же примерах и теми же словами.
Вначале было интересно, потом не смешно, а закончилось отсутствием принципиальной разницы между высказываниями Дмитрия Анатольевича и выступлениями Михаила Викторовича.
Десять лет слушаю лекции на одни и те же темы и каждый раз узнаю или понимаю что-то новое. Да, часть примеров повторяется, однако приводятся и новые.
Если Вы за 15 изучения КОБ не понимаете принципиальной разницы между между высказываниями Дмитрия Анатольевича и выступлениями Михаила Викторовича, то Вы впустую потратили время на лекции. 'А Васька слушает, да ест'.
Возможно, Вы правы.
Фраз, подобных 'Человекообразные бандерлоги не имеют право на существование, поскольку паразитируют на планете', от Дмитрия Анатольевича слышать не приходилось.
Вот и выявлена причина системного кризиса нонешних цывылов, оказывается всё дело в них 'Чел_овекообразные бандерлоги'.
Ну что ж враг назван, осталось объединиться против общего врага, дабы отстоять свои нацианальные интересы.
Всё укладывается в данное в своё время Теодором Герцлем определение 'нации':
- нация — это общность людей в прошлом, объединенная в настоящем против общего врага.
В ДОТУ есть глава 13 'Процессы в суперсистемах: возможности течения '.
В терминах ДОТУ утверждение Михаила Викторовича выглядит так: некоторые элементы суперсистемы являются лишними. На этом существование суперсистемы, как единого целого, заканчивается.
Один и тот же элемент может принадлежать к разным суперсистемам и на разных уровнях иерархии. Полагаю, часть систем с бандерлогами действительно прекратит свое существование, как это регулярно случалось и случается. А часть систем просто 'выкинет' из себя лишние элементы, как мешающие развитию. Как выражается один интересный лектор - 'избавится от энтропии'. Суперсистема вернет себе устойчивость, что будет с выброшенными элементами - зависит от них самих.

'Враг назван' четверть века назад, Зазнобин об этом талдычит нерадивым слушателям на каждой лекции: 'Люди, станьте человеками!'. Бандерлоги - те, кто настойчив в своем желании ими не становиться. Какой смысл коверкать это и подвязывать под понятие нации, тем более в контексте 'бей врага!'?
...А часть систем просто “выкинет” из себя лишние элементы, как мешающие развитию...
Вы полагаете, что множество граждан России являются 'лишними элементами', мешающими развитию?
Вы полагаете, что множество граждан России - человекообразные бандерлоги? Я - нет.
На мой взгляд, нет смысла рассуждать на тему 'нравится или не нравится', обсуждая природные закономерности и Михаил Викторович именно о них говорил, упоминая бандерлогов.
Не только в ДОТУ пишут о суперсистемах. Про те же функциональные системы почитайте. Если элемент не действует во исполнение целей системы, не способствует ее выживанию, то либо она от него избавляется, либо в конце концов гибнет. Это закономерности общеприродные. Человек рождается частью множества систем. Как пример - той, что называется 'Природа'. Если живет не так как ей задумано - умирает раньше срока.
И если говорить об участии в развитии суперсистемы, то необязательно своими поступками способствовать 'исключению лишних' (это я про общего врага и связанные с этим смыслы), можно заниматься созидательной деятельностью, укрепляя систему и показывая пример другим элементам.
О чем собственно в лекции и речь.
Элемент не может действовать во исполнение целей суперсистемы.
Суперсистема возникает как результат деятельности составляющих её элементов.
...Если живет не так как ей задумано — умирает раньше срока... - ...Русское духовенство всегда учило паству свою не познавать и любить Бога, а только бояться чертей, которых оно же и расплодило со своими попадьями...
Элемент не может действовать во исполнение целей суперсистемы.
Суперсистема возникает как результат деятельности составляющих её элементов.
Иванов, Петров и Сидоров решили скинуться на краску, чтобы свои гаражи покрасить. Суперсистема создана. Как результат деятельности составляющих элементов? В целом - да.
Сидорова назначили ответственным за 'привезти из магазина'. Общая цель есть? Сидоров будет действовать для ее исполнения? Да. То, что общая цель совпадает с его персональной целью суть дела не меняет.
Назавтра Сидоров передумал, гараж у него и так нормально выглядит. Суперсистеме, чтобы достичь того, ради чего она была создана, нужно перестроить свои связи. Например, роль Сидорова возьмет на себя Петров. И теперь Сидорова не будут посвящать в то, где и за сколько решили купить, как лучше покрасить. Потому что Сидоров суперсистеме не нужен.
К вопросу об экономической безопасности.
Скажи, (чиновник, бизнесмен и т.д.) кому и сколько ты должен отдавать кредит, и я скажу кто ты и чьим интересам подчиняешься?
Здравствуйте! Прошу помочь встретиться с Величко Михаилом Викторовичем
не могу найти контакты.
Приеду в Питер из Краснодара на несколько дней, есть что проговорить, важно!
Если кто может - сбросьте контакт на почту novstasvlad@ya.ru

Буду очень благодарен!!!!
докажите на примере реально работающем - вы умеете программировать?
В небольшой беседе о Новой Хронологии (https://www.youtube.com/watch?v=WRR3-FXte5o) Михаил Викторович усомнился в существовании Великой Тартарии, несмотря на географические карты и атласы, некоторые из которых Путин подарил РГО.
Ещё Величко с сарказмом отозвался о тех, кто отрицает существование 'татар-монгольского ига'. Но и тут он даже и не пытается прислушаться к Путину, который призвал 'повнимательней присмотреться' к тому факту, что воевали на Куличках с обеих сторон одни и те же русы.
Вот и Клёсов научно подтверждает, что, согласно результатам ДНК-генеологии, абсолютно нет никаких признаков 200-летнего нашествия 'татар-монголов'. Зазнобин цитирует монголов, которые ничего не знают о своём былом величии...
А Михаилу Викторовичу - 'всё божья роса'?
Ну как же так?
Получается, малорос Величко 'встал в третью позицию': 'Раз не было Великих Укров, то не было и Великой Тартарии, а вот 200-летнее рабство русов, наоборот - было!'
Ангосаксы аплодируют...
Имейте в виду, что мнение М.В. Величко, его интерпретации - это только его частное мнение.

Торопитесь собирать доказательства, но не торопитесь делать выводы!

Например, Игорь Владимирович Давиденко рассказывает о большом потопе примерно в 1300 году.
https://www.youtube.com/watch?v=5xGUc2TPHBQ

Сопоставьте информацию, подумайте, может придут новые мысли.
Получается, выступления Зазнобина, Ефимова и Величко - их 'частные мнения'?
Прелестно, но даже и в этом случае нести ересь не обязательно.

История, написанная орденами (религиозными и масонскими) для Европы, для Китая и для нас - 'священная корова'?
Ломоносов, Путин, Клёсов, Давиденко, Чудинов, Жарникова, Фоменко, Салль, Данилов, Рыбников, Сидоров и многие другие так не думают!
Не перестаю поражаться тому, как прокручивая в собственной голове чужие слова и слыша в них только то что входит в собственный круг понятий, люди умудряются делать глубокие выводы. Прямо как в том анекдоте: 'Товарищи, он меня с**** обозвал!'.

Игорь, я не готов подробно разбирать всё, что Вы написали, дело это неблагодарное, но лишь попрошу обратить внимание на несколько моментов:
1. Величко усомнился не в Великой Тартарии, а в том, что под 'игом' подразумевалась междоусобица. Если не воспринимать Тартарию как единое государство в современном смысле (я не знаток деталей, однако с таким мнением сталкивался), а как некую территорию, объединенную в точки зрения составителей этих карт по цивилизационному принципу, но населенную разными русскими народами, то война внутри самой Тартарии не являлась междоусобицей, и вполне могла восприниматься населением как агрессия из вне. То есть воевали то русы с русами, но русы разные.
2. Это в школьных учебниках по истории вы слышали, что иго сопровождалось двухсотлетним изнасилование русских женщин и у нас в генофонде должна быть куча восточной крови? А я слышал версию, что с Руси просто дань стали собирать, а в управление государством встревали ровно настолько, насколько нужно, чтобы не потерять контроль. Аналогии с современностью надеюсь сможете провести сами.
Кто бы ни приходил тогда на Русь - задачи уничтожить на корню живущий там народ не было, насилование женщин в обязательную программу не входило. А потому аргумент 'в генофонде нет кого-то там' не работает, если немного подумать.
3. 'Татаро-монгольское иго' - наименование условное, есть не одна версия какие народы под этим понимались. Аргументы 'монголы не помнят' не являются ни доказательством отсутствия ига ни доказательством, что оно было не 'татаро-монгольское', а, например 'печенего-татарское'.

Эти примеры могут быть опровергнуты/откорректированы, но моя цель - показать, что то, о чем сказал Михаил Викторович и то, какие выводы Вы сделали, руководствуясь своими знаниями - две большие разницы.
Вот те же самые ('малый народ' по Шафаревичу), кто сейчас называет наше настоящее 'режимом кровавой гэбни', вот они же и назвали 'татаро-монгольским игом' время противостояния на Руси Ведичества и надвигавшегося с Запада Христианства.

Орда (Православное Ведическое казачество) защищала возможность каждого гоя (жителя) самому выбирать веру. Потому и не трогала Орда храмов христианских. А наказывала особо рьяных (кровавых) сторонников Византии (Киев, Рязань, Козельск...).

Разве не похоже это на сегодняшние попытки защитить свободное волеизъявление в Крыму?
В ответ - тотальная ложь и ненависть 'малого народа'.

Поэтому, (как и говорит Клёсов), и нет генетических следов, что не было никаких татар-монголов, а воевали мы с такими же русскими, но отравленными западной 'ересью жидовствующих'.

Посмотрите на сегодняшнюю Малую Русь (Украину) и послушайте Ходоса. Человек в теме.

Передайте товарищу М.В.Величко это видео https://www.youtube.com/watch?v=Z5-atgBS8cU КОБ бутафория энергоинварианта.
А то он спрашивал: Кто докажет, что это не так? Ну вот я доказал.

Добавить комментарий

Новые комментарии